В конце мая в Алматы прошла театральная лаборатория «Режиссёр. Драматург. Старт». Главная задача проекта – познакомить и «свести» отечественных драматургов с режиссёрами, чтобы наполнить театральный мир новыми работами. Кроме того, состоялась серия мастер-классов по актуальным направлениям, среди которых оказался и пластический театр – не слишком распространённый в Казахстане. В его истории разбиралась Алёна Тимофеева.

Современный театр давно вышел за рамки академической сцены. В пластическом театре нет диалогов и драматического надрыва, он полностью построен на хореографии. Однако пластический театр не синоним, скажем, балета. В последнем у артистов должно быть специальное образование и соответствующий уровень физической подготовки, да и музыкальное сопровождение у таких постановок обычно классическое. С другой стороны, нельзя приравнять пластический театр и к современным танцам: в основе пластических постановок лежит сюжет, а, помимо хореографии, в них применяются элементы боевых искусств, акробатические номера и пантомима.

Зачатки танцевального театра появились в начале ХХ века. Одним из его первопроходцев была Айседора Дункан. Правда, её танцевальные импровизации, скорее, походили на выплеск внутренней бури, чем на классическую хореографию. Сам же термин «танцтеатр» застолбил немецкий хореограф Курт Йосс, соединивший балет с экспрессивной драматургией.

Когда не хватает слов, начинается танец

В Казахстане первые заметные ростки танцевального театра пробились в 1967 году: под руководством Булата Аюханова был создан «Молодой балет Алма-Аты», который с 2003 года стал Государственным академическим театром танца. Его репертуар был и остаётся в большей степени классическим («Жизель», «Лебединое озеро» и т. д.), что не помешало одному из его выпускников, Жанату Байдаралину, стать родоначальником современного танца в Казахстане. Вдохновлённый музыкой The Beatles и Pink Floyd молодой хореограф, в частности, перенёс танец с камерной сцены на стадионную, создал мюзикл в стиле рэп, сам писал музыку и сочинял песни для постановок. Его репертуар варьировался от «Старой фотографии» – одноактного балета на Пятую симфонию Дмитрия Шостаковича до рок-балета «XX век». В 1998 году Байдаралин вместе с Булатом Джантаевым организовал первый фестиваль современного танца в стране. В том же году одна из почитательниц таланта Байдаралина, Гульнар Адамова, создала известный танцевальный театр Samruk.

За последнюю четверть века в Казахстане появилось несколько заметных танцевальных коллективов. В столице существует свой Государственный театр танца «Наз», созданный в 1999 году Еркебуланом и Кадишой Агимбаевыми. Коллектив практикует народные танцы и неоднократно выступал на Олимпийских играх и международных фестивалях. Спустя ещё десять лет появился театр сестёр Габбасовых. Из совсем свежих коллективов можно выделить Jolda под руководством кубинского режиссёра Франка Вальдеса, детище Разии Хасановой Interius и коллектив Il Silenzio, базирующийся при культурном пространстве «Трансформа». А отец современного казахстанского танца Жанат Байдаралин обрёл мировую известность и открыл собственную школу в США.

Когда не хватает слов, начинается танец

Уникальность пластического театра в том, что он понятен всем. Для него не нужно знание языка и глубин драматургии – почти всегда перфомансы проходят без слов. Поэтому каждый зритель вынесет из спектакля свой неповторимый опыт. Для актёров это тоже испытание: эмоциональная отдача должна быть настолько сильной, чтобы публика поняла всё невербально.

Танцевальный театр поднимает самые разные темы. Например, «Жезтырнак» театра Samruk отсылал к казахской мифологии, а «Амплитуда тишины» Il Silenzio посвящалась людям с нарушениями слуха. Начиная с классических постановок «Пиковой дамы» и «Кармен», большое внимание уделяется историям женщин. За себя говорят названия спектаклей «История женщины» сестёр Габбасовых и «Любовница» театра Interius.

А совсем скоро список пополнится ещё одним спектаклем: 4 и 5 июня в казахском ТЮЗе имени Мусрепова Jolda покажет свой новый спектакль – «Лейла». Перфоманс познакомит нас с женщинами Востока и расскажет историю любви и чувственности.

Когда не хватает слов, начинается танец

Пластический театр можно сравнить с полотнами Василия Кандинского. Они во многом напоминают хореограмму. Данный термин ввели российские хореографы Екатерина Стегний и Александр Рыжнев. Хореограмма – это разработка формы произведения, в которую включены графические символы, соответствующие характеру и динамике событий, времени и направлениям. Это одна из техник создания пластического спектакля. Нужно взять лист бумаги и рисовать фигуры без подключения левого полушария, ответственного за аналитическое мышление и логику. Правое же полушарие отвечает за пространственное воображение и визуальное восприятие мира, его действия непоследовательны, подсознательны и помогают найти точку отправления, развить её в линии и фигуры. А уже с подключением левого полушария из плоского изображения можно сделать эскиз будущего перфоманса.

О танцевальном театре можно говорить, но лучший способ его понять – конечно, увидеть. С помощью танца создатели перфомансов хотят разбудить в зрителях первородную связь с собственным телом. И это удивительный опыт как для наблюдателей, так и для самих танцоров.

* Фото предоставлено коллективом Jolda

Поделиться: