Тридцать лет независимости Казахстана связаны с распадом СССР. Для кого-то – это величайшая катастрофа ХХ века, но для большинства шанс на восстановление полноценной государственности и на развитие. 15 бывших советских республик избрали разные векторы дальнейшего существования. И хотя все провозглашали курс на демократизацию и рыночные отношения, осуществить это удалось только странам Балтии. В остальных случаях возобладали авторитарные тенденции.

Обозреватель Orda.kz Асылбек Бисенбаев разбирался в новейшей истории и анализировал упущенные возможности, которые нам давала независимость.

Становление постсоветских режимов в Центральной Азии происходило на фоне столкновения с самыми разными проблемами. Для Кыргызстана вызовом стала слабость государственной власти, которая не смогла сопротивляться стихийным протестам, с одной стороны, и очередным авторитарным режимом, с другой. Узбекистан с самого начала сделал эту власть настолько сильной и бесконтрольной, что всякое развитие, основанное на движении снизу, быстро пресекалось. Таджикистан погрузился в гражданскую войну и длительный период стабилизации, которая была нацелена на становление такой же авторитарной модели. Туркменистан без видимых колебаний создал культ постсоветского вождизма.

На этом фоне Казахстан выглядел как образец реализации курса на демократию и рынок. Но это было не сколько результатом политики властей, сколько не совсем угасшей волной перестроечной демократизации в гласности. Но «гайки быстро закрутили» и она очень скоро сошла на нет. В принимаемых стратегиях уже ничего не говорилось о реальной демократии, конкретности, подотчётности и сменяемости власти. И это не было особенностью Казахстана. Все лидеры региона заговорили о национальной специфике демократизации, которая во всех случаях предполагала наличие несменяемого лидера, действия которого не подотчетны обществу.

В Казахстане провозгласили основополагающий принцип – «сначала экономика, потом политика». На деле этот принцип, обещающий успешное экономическое развитие, обещал заботу о материальных нуждах населения, сильную социальную политику, что нашло отражение в Конституции Казахстана, решение проблем безработицы, экологии, развитие экономических прав граждан. Это было достаточно привлекательно. И на первоначальном этапе даже пользовалось поддержкой части общества. Никому не хотелось потрясений, всем была нужна политическая стабильность при высоком уровне жизни. Тем более что негативные примеры гражданской войны в Таджикистане, потрясения в Кыргызстане были активно использованы пропагандой.

Но власти не решили базовые вопросы, которые способствовали бы развитию экономики. Как показывает опыт других стран, прежде всего это вопрос защиты собственности. В Казахстане собственность граждан не может быть защищена в суде. Достаточно напомнить скандальные отставки судей самого высокого уровня из-за коррупции. Практикой стал отъём бизнеса представителями близких к властям кругов. Неудивительно, что в рейтинге по индексу защиты прав собственности Казахстан занимает 85-е место в мире между Доминиканой и Кенией.

Другая проблема – всеохватывающая коррупция. По индексу восприятия коррупции Казахстан занял 94-е место. Естественно, что ни о каком экономическом развитии речи просто быть не может. Из страны ежегодно происходит отток миллиардов долларов в более благоприятные регионы мира.

Поэтому, несмотря на все заверения, Казахстан испытывает гигантские проблемы экономического характера. Экономика прочно сидит на нефтегазовой игле и реализации полезных ископаемых. Программа импортозамещения и развития собственного производства провалились. Открытые предприятия оказываются нежизнеспособными и закрываются. Гигантская коррупция, некомпетентность правительства, отсутствие объективного судопроизводства и другие причины привели к резкому падению интереса инвесторов к Казахстану. По рейтингу прямых иностранных инвестиций страна заняла 134-е место, оказавшись между Таджикистаном и Бенином. В рейтинге вовлечённости в международную торговлю мы на 88-м месте из 136 стран.

Но у принципа «сначала экономика, потом политика» была и другая сторона, о которой предпочитали не говорить, а тем более обсуждать. Авторитарный режим предлагал ложный выбор – обещал удовлетворять нужды граждан, а граждане взамен отказываются от своих политических прав и соглашаются на сосредоточение власти в одних руках. Причём этот выбор был сделан безо всякого выбора. Граждане были просто уведомлены о переходе на новую стратегию.

Но провалы в экономике никак не согласовываются с новой идеологемой. Люди начинают протестовать против роста безработицы, коррупции, давления на бизнес, условий труда, неравной оплаты труда. Экономические требования все чаще сочетаются с политическими лозунгами. И это вызывает недовольство властей.

Как-то Нурсултан Назарбаев на встрече с предпринимателями прямо заявил о том, чтобы бизнес не лез в политику. Это было серьёзное предупреждение, которое все поняли правильно. Любая поддержка политических партий, критикующих власти, со стороны предпринимателей вела к государственным санкциям. Был введен фактический запрет на создание новых партий, общественных объединений. Власти контролировали НПО, в том числе и путём фискальной политики. Были приняты законодательные ограничения на деятельность средств массовой информации. Неизвестные лица срывали оппозиционные мероприятия, провоцировали участников митингов и забастовок.

В результате такой политики правительство принимает самые разные меры по развитию экономики. Оно стремится контролировать все сферы и всех предпринимателей. После падения цен на нефть, а это основная статья бюджета Казахстана, в нём возникают серьёзные бреши. Для решения проблемы резко усиливают налоговое бремя, что ведет к резкому сокращению экономической активности населения и закрытию предприятий. Более того, все средства, которыми власти распоряжаются, одновременно используются для подавления оппозиции, в том числе и путём заключения под стражу под различными предлогами. По количеству заключенных Казахстан занимает 98-е место. У нас 157 заключенных на 100 тысяч человек.

Правительство принимает экономически неоправданные и убыточные решения. Их перечисление заняло бы много времени. Заведомо убыточный проект ЛРТ в столице закончился гигантским скандалом и судом. Практически все признали, что проект крайней невыгоден для страны и будет весьма убыточен даже после окончания строительства. Тем не менее власти вновь заявляют о продолжении строительства. По количеству автозаводов Казахстан вышел в лидеры. Но может ли отрасль конкурировать с аналогичным производством в Китае, Корее или Узбекистане? Ответ очевиден.

Но правительство упорно игнорирует интересы граждан и создает за их счёт благоприятные условия для производителей. Амбициозные и затратные проекты вроде развития Туркестана как духовной столицы тюркского мира, перенос областного центра из Шымкента в Туркестан привели к гигантским затратам без экономического и политического эффекта.

При этом в стране ощущается нехватка школ и больниц. На деле этой проблемы не должно быть и вовсе, потому что была реализована программа «100 школ – 100 больниц». Но правительство так и не дало адреса этих объектов, а в парламенте было просто заявлено об окончании программы. Для пополнения бюджета вводится плата за пользование дорогами, хотя никто не обеспечивает их качество и ремонт.

Или принимается решение обеспечить интернетом всю территорию страны, но реальность оказалась обратной. В период пандемии дети сельских районов оказались без возможности учиться удалённо. Нужно сказать и о том, что власти взялись осуществлять контроль социальных сетей. Это и понятно, поскольку благодаря им происходила быстрая мобилизация людей на протестные мероприятия во время арабской весны. Неудивительно, что по уровню свободы интернета Казахстан занял 54-е место из 70 стран.

Очень часто власти ссылаются на позитивный опыт дальневосточных автократий. Но современные эксперты считают, что успехи этих стран связаны в большей степени с национальными особенностями и расширением свободы, нежели планами авторитарных лидеров. Успешное развитие этих стран в большей степени связано с демократизацией и борьбой за права граждан. Кстати, опыт азиатских тигров опровергает тезис о том, что индивидуальные права граждан являются западными ценностями, которые никак не могут произрастать на азиатской почве, а тем более стать основой развития.

Политические права граждан «отставлены на потом». И это нанесло серьёзный ущерб экономическому росту. По индексу свободы человека Казахстан занимает 75-е место между Барбадосом и Фиджи. В рейтинге по уровню гражданских и политических свобод Казахстан на 167-м месте между Камбоджей и Оманом. Рейтинг свободы прессы – 155-е место между Брунеем и Руандой.

Результатом казахстанского варианта авторитарной модели стал перманентный кризис в самых разных сферах. Итоги независимости страны, которая имела все возможности для успешного развития, оказались печальными.

Автор: Асылбек Бисенбаев

Поделиться: