Основатель ресторанной сети Parmigiano Group, автор проекта Esentai City Алмас Абдыгаппаров дал эксклюзивное интервью Orda.kz.

Алмас Абдыгаппаров вот уже восемь месяцев находится под стражей. Его подозревают в хищении 420 млн тенге из компании, одним из руководителей которых он был. Уголовное дело связано с продажей дорогой виллы в Esentai City. По предварительным данным, деньги, а именно 840 млн тенге, от клиента получил Абдыгаппаров, но в кассу компании поступила только половина суммы.

Заявление на Абдыгаппарова написал его племянник – Рауан Бабаев, директор ТОО «AV Construction». Но бизнесмен отрицает все обвинения, выдвинутые в его адрес, и считает, что уголовное дело носит заказной характер со стороны его партнёра по бизнесу Елдоса Коспаева, которого Абдыгаппаров называет помощником Болата Назарбаева. А целью уголовного преследования, по его словам, является рейдерский захват его доли в бизнесе.

Из обращения Абдыгаппарова следует, что 420 млн тенге были предоплатой за продажу 35%-ной доли в ТОО «AV Construction», которые были оформлены на его мать. Сделка о переоформлении 10% акций уже была заключена, у семьи оставалось ещё 25%.

Корреспондент Orda.kz подготовила вопросы для Алмаса Абдыгаппарова и передала их в изолятор через его супругу Ольгу Абдыгаппарову. Бизнесмен ответил нам письменно.

– Алмас Алтаевич, вы сидите в СИЗО уже несколько месяцев. Как вы себя чувствуете?

– Чувствую себя хорошо, условия абсолютно приемлемые.  В целом спокойно отношусь к любым условиям. Много читаю, пишу, работаю над проектами для Нового Казахстана, стараюсь заниматься спортом.

Вы считаете произошедшее рейдерским захватом вашей 25%-ной доли в ТОО «AV-Construction», которая была оформлена на вашу маму. Кто, по вашему мнению, организатор?

– Да, это очевидное рейдерство. Сам захват 25% доли был организован Елдосом Коспаевым. Без его решений в компании ничего не делается. На всех ключевых позициях в компании поставлены его люди. Так, в сентябре 2021 года, когда я находился в  СИЗО под арестом, путём обмана, давления, угроз моей маме пришлось переоформить 25% доли на подставное лицо Елдоса Коспаева – Аскарбека. Ни я, ни мои родители никогда не видели этого человека раньше. Как было нами выяснено, на Аскарбека оформлена небольшая строительная компания – ТОО «Бледа», которую в проект завёл Тимур Танашев. Компания занималась отделочными работами на общую сумму более 500 млн тенге. Моя мама была уверена, что, если она перепишет долю, то меня выпустят.

Когда стало понятно, что никто не собирается меня выпускать, моя супруга и родители обратились с видеообращением к президенту Касым-Жомарту Токаеву. После этого обращения началось самое интересное. Появилось видео, где мой племянник – директор ТОО Рауан Бабаев заявил, что Аскарбек является доверенным лицом нашей семьи и его доля фактически также принадлежит нашей семье. Также данные заявления были поддержаны на личной странице Instagram заместителя начальника Департамента полиции Алматы Рустама Абдрахманова.

Но самое интересное, что сразу после нашего заявления 5 октября 25%-ная доля была переписана в тот же день на некоего Ерлана Аканова. При этом все продолжают говорить, что доля оформлена на Аскарбека.

Следствие допросило всех участников и подписантов данной сделки в период с 7 по 12 октября, и все дают ложные показания о том, что доля принадлежит Аскарбеку, который якобы является другом детства Бабаева, которого никто никогда не видел из нашей семьи. Опять же следствие даже не удосужилось проверить факты того, что при даче показаний доля была уже переоформлена на Ерлана Аканова!

Также нами было обнаружено, что Аканов является доверенным лицом Елдоса Коспаева. Офис, в котором располагаются отдел продаж Esentai City и ТОО «AV-Construction», а также другие компании Коспаева, были проданы родным братом Коспаева – Айдосом – именно Аканову в 20 раз дешевле его реальной стоимости.

Следствие игнорирует эти факты. Допросов Аканова, Коспаева не было. Не выяснено, почему все участники сделки: Танашев, Абижанов, Бабаев и Аскарбек дали заведомо ложные показания. Заявление родителей по факту рейдерства просто списаны без рассмотрения департаментом полиции Алматы.

– Как сейчас протекает гражданский судебный процесс по признанию продажи 25% доли недействительной?

– Знаю, что долго шли прения, юристы предоставили все доказательства незаконности сделки, так мама смогла сделать фото документов, которые ей принесли Дастан Абижанов – соучредитель, равно сообщник Коспаева, и нотариус Алтыбасаров. Договор купли-продажи доли был уже заранее подписан нотариусом Алтыбасаровым и заверен его печатью, но подписи сторон договора (покупателя и продавца) не было.

Мама никакого нотариуса не вызывала, условия сделки не сообщала, документы свои не передавала. Абижанов, Алтыбасаров и директор ТОО Бабаев явились к ней домой, оказывая моральное давление для проведения сделки, и я точно знаю, что на суде они подтвердили, что мама не принимала участия ни в каком общем собрании, при сделке отсутствовал покупатель, нотариус – вообще бывший сотрудник компании.

Помощник Болата Назарбаева и Esentai City: интервью арестованного Абдыгаппарова
Фото со страницы Алмаса Абдыгаппарова в Instagram

В своём обращении вы пишете, что общий объём вложений в проект Esentai City составил около 300 млн долларов; учредителями значились вы, Дастан Абижанов, а также помощник и дочь Болата Назарбаева – Елдос Коспаев и Кундуз Назарбаева. При этом никаких инвестиций со стороны Коспаева и Кундуз Назарбаевой в ходе строительства, как вы утверждаете, сделано не было. Сколько средств каждый из учредителей вложил в этот проект? Вы сами говорите, что с Болатом Назарбаевым лично не знакомы, как у вас появился общий бизнес с людьми из его окружения?

– С дочерью Болата Назарбаева общий бизнес появился благодаря близким отношениям моего бывшего партнёра Дастана Абижанова – бывшего сотрудника транспортной прокуратуры, который общался с зятем Болата Назарбаева – Бекзатом Усеновым. Дастан предложил ввести помощника Болата Назарбаева – Елдоса Коспаева в бизнес. Без этого, как мне передали, данный проект не утвердили бы в акимате Алматы. В компанию никаких средств инвестировано с их стороны не было. Было кредитное финансирование, о котором я договорился с «Халык банком» и по которому я был единственным гарантом до последнего времени. Также средства, поступавшие от продаж квартир и коттеджей, расходовались на строительство Esentai City.

– Из того же обращения следует, что ваши отношения с Елдосом Коспаевым ухудшились, когда он вместе с Кундуз Назарбаевой стали выкупать ликвидное жильё по себестоимости, а затем продавали их по коммерческой стоимости. Как это сказалось на компании? Вам приходилось экономить на строительстве? Например, многие жильцы жаловались на плохую шумоизоляцию в квартирах, отсутствие детских площадок – это всё последствие вывода денег? 

– Конечно, такая политика оказала негативное воздействие на качество и экономику проекта. Если цена продажи была на уровне 800 000 – 850 000 тенге за 1 м², то ими квартиры выкупались по 400 000 – 410 000 тенге за квадратный метр. Компания не дополучала около 400 000 – 450 000 тенге за 1 квадратный метр. Это сказывалось на сроках строительства и продажах, так как в первую очередь выкупалось ликвидное жильё представителями «семьи». Было очень много отказов от покупки квартир, по которым покупатели просили вернуть предоплату, которую они сделали. Объём денежных средств, которые не дошли до компании по сделкам Коспаева, Кундуз Назарбаевой и Дастана Абижанова, составил, по предварительным расчётам, около 10,5 млрд тенге.

Помощник Болата Назарбаева и Esentai City: интервью арестованного Абдыгаппарова
На фото Болат Назарбаев, пресс-служба благотворительного фонда «Салиқалы ұрпақ» 

– О 420 млн тенге, в хищении которых вас обвиняют. Как вы говорите, это была предоплата за продажу 10% доли. Почему для переоформления доли нужно было ждать, пока Кундуз Назарбаева выйдет из состава учредителей? С чем это связано, вам объяснили? Возможно ли такое, что они уже тогда знали, что на вас будет заведено уголовное дело, и не хотели связывать фамилию Назарбаева с этим расследованием?

– 10% доли были переписаны на Танашева и Абижанова – по 5% каждому. Как мне объяснил Елдос, нужно было дождаться выхода Кундуз Назарбаевой, чтобы не возникло вопросов – ведь в ином случае пришлось бы оформлять все 10% или часть на неё.

Коспаев всегда выставлял проект Esentay City в глазах Бекзата Усенова и Кундуз Назарбаевой как проблемный и убыточный. После всех переоформлений Елдос свою долю оформил на своего бажу (брат жены) Тимура Танашева, у моей мамы осталось 25% и у Дастана Абижанова – 15%. Сейчас я не знаю, владеет ли долей в проекте Кундуз Назарбаева через Тимура Танашева, но уверен, что за всем этим стоит Елдос Коспаев, который умело прикрывается своим шефом – Болатом Назарбаевым, действуя сугубо в своих личных интересах. Мне известно, что Коспаев после моего задержания продолжает выводить средства через покупку квартир по заниженной стоимости.

Касательно уголовного дела, сегодня я уверен, что это был план, который корректировался по срокам. Коспаев неоднократно повторял зятю Назарбаева, что проект проблемный, что люди, если не получат недвижимость, выйдут на площадь и будут говорить, что в акционерах дочь Болата Назарбаева, поэтому лучше выйти из бизнеса. Сейчас у Коспаева доля выросла с 15% до 85% в проекте Esentay City, при этом схема вывода денег не поменялась.

Помощник Болата Назарбаева и Esentai City: интервью арестованного Абдыгаппарова
Фото со страницы Алмаса Абдыгаппарова в Instagram

– Заявление на вас написал ваш родной племянник Рауан Бабаев. Как это произошло? Как складывались ваши отношения до и после ареста?

Рауан – единственный сын моей родной старшей сестры Гаухар. После окончания учёбы в КИМЕР я взял его к себе на работу в ресторанную сеть, где он работал в финансовом отделе. Со временем Рауан перешёл в проект Esentay City, стал директором ТОО. С Рауаном у меня были всегда нормальные отношения. О том, что мой племянник написал на меня заявление, я узнал уже после моего задержания. После моего ареста я его не видел и не общался. Знаю, что Коспаев инвестировал деньги в ТОО, которое оформлено на Рауана. Это магазин на территории Esentay City. Есть факты того, что Рауан выкупал также квартиры по себестоимости.

Вы связываете уголовное преследование, начатое в отношении вас, с помощником Болата Назарбаева – Елдосом Коспаевым. Произошедшие январские события повлияли на следствие, прокуратуру? Есть ли предпосылки того, что обвинение попросит в суде закрыть дело или же оно руководствуется принципом «если дело возбуждено, то закрывать его уже невыгодно»?

– Январские события повлияли на ситуацию как в целом в стране, так и в моем случае. Конкретно, в ракурсе того, что люди перестали бояться говорить о том, что происходит. Но пока эти изменения в большей степени касаются верхнего эшелона власти, на местах пока мало что меняется.

Следствие, так же как и до этого января, не предпринимает никаких попыток объективно разобраться в ситуации, что же произошло на самом деле, кто виноват и что делать. Например, новому следователю ДП Алматы Байрамову хватило всего пяти дней, чтобы, приняв дело в середине января, наконец допросив меня и взяв показания у мамы, завершить следствие по этому делу, так и ни в чём не разобравшись.

В прокуратуре Алматы есть люди, которые пытаются разобраться объективно, а есть и те, которые совсем не заинтересованы в том, чтобы разобраться и довести дело до справедливого конца. Например, мы пишем заместителю прокурора Алматы жалобу, где ставим все вопросы по делу ребром, а нам отвечает прокурор города полным отказом. И это неудивительно, ведь Берик Жуйриктаев, прокурор Алматы, является соседом и хорошим знакомым по элитному коттеджному городку Алмалы Елдоса Коспаева. Этой и другими связями всегда кичился Коспаев.

В целом система работает так же, как раньше. Отрабатываются чьи-то заказы, поручения, а нести ответственность за незаконное задержание и содержание под стражей по моему делу никто из участников системы – «следствие – прокуратура – суд» – не хочет. Хотя у меня нет доступа к интернету и новостям, их я получаю только во время кратких встреч с адвокатом и членами моей семьи, я уверен, что перемены всё-таки наступят, ведь по-старому жить больше нельзя.

Какие вещественные доказательства предъявляет обвинение? И сколько времени займёт ознакомление?

– Всего по делу девять томов. Также стороной обвинения были переданы в экспертизу вещественные доказательства – это в основном бухгалтерские финансовые документы, 273 папки, кассовая книга, 1 С. К сожалению, следователь не даёт времени, чтобы ознакомиться с оригиналами этих документов, ссылаясь на постановление следственного суда, который ссылается на доводы следователя и прокурора. Из назначенного графика ознакомления в 60 часов следователь выделил на ознакомление всего около 15 часов, что видно из его времени посещения СИЗО. Вот ещё одно доказательство изъянов правоохранительной системы. В итоге серьезно нарушаются мои права.

В октябре 2021 года предыдущий следователь вообще хотел передать дело в суд без моего фактического ознакомления с этими документами. Касательно времени – здесь от меня ничего не зависит.  Я готов ознакомливаться с утра до вечера, но давали один–два часа в день, что явно недостаточно для того, чтобы хотя бы один раз прочесть все эти материалы. 

– Правда ли, что начальник департамента полиции Алматы Канат Таймерденов и его зам Рустам Абдрахманов потребовали 4,5 млн долларов за то, чтобы вас отпустили? Полиция грозила подать в суд о защите репутации, она осуществила эти планы?

– За всё, что происходит в том или ином офисе, компании или, например, заведении общепита, отвечает руководитель. Например, если что-то происходит в кафе – отвечает директор кафе. Также и в полиции, тем более полиция является государственным органом, который полностью существует и содержится на наши налоги. И, если в коридорах полиции те же люди, которые написали на вас заявление, тут же вымогают у вас деньги, и это происходит там, куда не так просто зайти, то за это должны нести ответственность руководители департамента полиции Алматы.

После моего задержания данную сумму от меня требовал Тимур Танашев, исполняющий задания Елдоса Коспаева. Фактически департамент полиции Алматы содействует Коспаеву в осуществлении его планов, поскольку я был задержан без каких-либо объяснений, можно сказать, «по заказу».

Так, например, следователь незаконно арестовал всё существующее имущество моей семьи, кроме моей 25 %-ной доли, которая по вполне понятным теперь причинам не была арестована. Собственно так сотрудники ДП дали возможность преступникам переписать 25% доли. Совпадение? Нет. Точный расчёт! Также следствие полностью игнорирует факт существования Коспаева.

– После вашего ареста в Сети появились различные обвинения в ваш адрес. Одно из них касалось того, что вы якобы в 2015 году взяли у своего друга 280 тысяч долларов на создание ресто-бара «Бармаглот», но обещанных дивидендов он якобы так и не получил. Это правда? Что вы думаете о различных обвинениях в ваш адрес?

– Давайте представим, что одномоментно остановлена работа огромного завода. Что случится? В кратчайшие сроки появятся поставщики сырья, с которыми не рассчитываются, кредиторы, которые также не получают свои выплаты, работники, которые остались без заработной платы… Так и у меня случилось.

У меня не один бизнес. У меня много договорённостей – кто-то мне должен, кому-то я должен. Это нормально. Но если ваш партнёр хочет избавиться от вас, не рассчитываясь, то чаще всего это делается через «мясорубку» ДП.

Говорят, что есть расценки на открытие уголовного дела, даже если спор сугубо гражданский, как говориться – всё можно решить. Зарегистрировать, открыть уголовное дело такого рода в нашей стране очень легко, а рейдерство – практически невозможно. В этом и есть проблема текущего законодательства и работы системы. Правоохранительные органы выступают не просто коллекторами, а «решалами». Зачем тратить деньги и время на гражданский суд, если гораздо проще пойти и написать заявление в полицию. Здесь, в СИЗО, я встретил десятки бизнесменов с такой-же ситуацией, как у меня.

Помощник Болата Назарбаева и Esentai City: интервью арестованного Абдыгаппарова
Фото со страницы Алмаса Абдыгаппарова в Instagram

– Ваша доля в компании принадлежала маме. Почему вы не оформляли на себя имущество и доли в компаниях? Вы опасались, что их могут конфисковать в рамках судебных разбирательств?

– Я хотел, чтобы родители чувствовали себя увереннее, мне казалось, что, став совладельцами такого бизнеса, мои родители будут точно обеспечены материально. Уверен, что любой из нас заботится о родителях и о своей семье.

–  До того как вы оказались под арестом, у вас было множество влиятельных и известных друзей, знакомых. Ваши взаимоотношения с ними изменились после произошедших с вами событий?

– Сложно сказать. В первую очередь это испытание на прочность отношений в семье, в дружбе, в бизнесе. Многие побоялись ввязываться в эту историю, понимая, что фактически им необходимо будет противостоять людям Болата Назарбаева. Все, в первую очередь, думают о своём благополучии, и это нормально. Все прекрасно понимают, что в нашей стране есть законы, а есть реалии, которые стоят выше этих законов.

Меня как основателя и автора проекта Esentai City волнует, будет ли такими темпами достроен этот город в городе, о котором мы с командой единомышленников, архитекторов и дизайнеров мечтали. И, конечно, я переживаю за наших клиентов, которые поверили в мечту и приняли решение жить в этом городе.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: