Сегодня уровень жизни в регионах остается низким. Казахстанцы в поисках работы и лучшего будущего устремляются в мегаполисы, где их ждут баснословные цены на недвижимость и аренду. ORDA. рассказывает, как люди в разное время переехали в город и через что им пришлось пройти.

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов
«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов

Мы приехали выживать – Акмарал Басирова

Акмарал с родителями, братом и сестрой жила в Жанатасе, Жамбылской области. Мама работала в больнице, папа – дальнобойщиком. Жили хорошо: имели три квартиры, дачу. Но «лихие девяностые» не обошли эту семью: в 1997 году отец пропал без вести, в городе не стало работы, и люди начали покидать Жанатас. Уезжали целыми районами. Оставшиеся вытаскивали из домов арматуры и сдавали на металлолом, в подъездах варили еду и топили печки. Мама Акмарал уехала в Алматы первой и два месяца копила на дорогу для детей. Старшей дочери, Акмарал, пришлось оставить учебу в университете и помогать матери.

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов
Заброшенные дома в поселке Жанатас. Фото: iktyrok.ru

«Мы приехали в Алматы выживать. Мама всю жизнь работала в больнице, а тут ей пришлось торговать фруктами на барахолке, мы ей помогали. Приехали без копейки, было очень тяжело».

Семья обосновалась в гостинице для грузчиков в районе барахолки. Платили посуточно. Вскоре хозяин предложил взять гостиницу в аренду. Ночами приезжали камазы, и вся семья следила за грузчиками. Еще через некоторое время взяли в аренду и столовую. Привели гостиницу в порядок. Лет через пять семья перебралась в город. Акмарал к тому времени уже вышла замуж. Вместе с мужем скитались по съемным квартирам, работали риелторами. Родился первый ребенок, потом второй, третий. Сейчас у супругов пятеро детей.

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов

«Пахали, одним словом. Первое время я была в шоке оттого, где живут люди: в лачужках, банях, времянках. Я плакала, потому что никогда не видела таких условий».

В 2008 году не стало мамы: онкология.

«Наверное, из-за обиды на жизнь: у нее было все, а потом она осталась ни с чем».

Дочь после ее смерти поехала в Жанатас – делать документы и узнать, что с их имуществом.

«Я была в отчаянии. Казалось, что не удастся приобрести свое жилье никогда. Хотела восстановить квартиры: сдавать или использовать как дачу. Но оказалось, что мы утратили право собственности, так как не платили коммуналку несколько лет.

В нашей квартире в Жанатасе не осталось даже мебели: разворовали все, вплоть до полов.

Сейчас в городе всё еще много пустых домов, хотя акимат потихоньку их восстанавливает: российская компания зашла на фосфорный завод».

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов

Через несколько лет семья Акмарал приобрела участок. На следующий год заложили фундамент, еще через год купили кирпичи, затем возвели стены.

«Так и строили дом из каши и топора. Удалось достроить во время карантина. Рабочие тогда не могли заехать в город, и их услуги подешевели. Помогли люди из Facebook: кто-то двери дал, кто-то еще что-то. Заехали в дом в 2020 году».

В 2014 году Акмарал с мужем открыли клининговую компанию, где работают одинокие, малообеспеченные матери. Также Акмарал руководит центром «Бакытты отбасы» и работает в общественном фонде «Защита прав матерей».

«Мы катились и катились вниз, но благодаря трудолюбию и честности встали на ноги.

Были, конечно, другие варианты. Предлагали выйти на митинг с голодными детьми как многодетная мать, пустить сопли, потребовать квартиру.

«Но я не хочу пользоваться своими детьми и показывать им такой пример. Для меня ценность – не в машине или доме, а когда ты что-то можешь дать обществу. Сейчас мы не только себя поддерживаем, но и помогаем другим».

Акмарал говорит, что Алматы – это жесткий город. Здесь все достается нелегко. Но в то же время с любовью говорит:

«Алматы стал мне отдушиной, спасательным кругом. Подарил пятерых детей. Я благодарна за это».

Была одна мысль: как бы не остаться на улице – Гульбахыт Дарибаева

Гульбахыт было 19 лет, когда она приехала в Алматы в 1993 году. С собой привезла лишь одну сумку, в которой были платье, нижнее белье, полотенце, зубной порошок и мыло. Дома, в поселке Акчи Куртинского района остались мама с двумя сыновьями. Девушка поступила в университет, стала работать официанткой. После окончания техникума в 1996 году работала бухгалтером, продавцом, на хлебобулочном заводе. В 1998 году вышла замуж, но неудачно. Дочку пришлось растить одной. Часто приходилось совмещать сразу несколько работ.

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов
Гульбахыт с дочерью

«В девяностых было тяжело. У всех была одна мысль: «Как бы заработать, чтобы не остаться на улице». В поселках была разруха. У меня не было времени смотреть город, отдыхать по выходным. Ребенок был смыслом моей жизни: подталкивал меня к действию и придавал сил. Я понимала, что надо работать, у меня была цель, и я к ней шла».

Многие тогда, да и сейчас, отправляют детей к бабушкам и дедушкам в поселках, но Гульбахыт оставила дочку рядом с собой. В 2000 году по совету подруги она написала заявление, и государство выделило ей участок в шесть соток как одинокой матери. Первое время жили на участке в палатке, так как денег на строительство дома не было. Со временем перевезла маму с братьями в Алматы, стала помогать младшим братьям встать на ноги.

«Я тогда работала на двух работах. В 1997 году зарплата была 300 тенге. Копила деньги. Часто не было денег даже на транспорт: ходила пешком от Рыскулова–Петрова до Саина–аль-Фараби, дорога занимала 45 минут».

В 2007 году получила второе высшее в педагогическом университете. Постепенно женщине удалось построить дом, а позже – времяночки, которые теперь она сдает в аренду и получает небольшой доход. Работает экспедитором в кейтеринговой компании.

«Сейчас я могу позволить себе погулять, отдохнуть в кафе, могу не пойти на работу. Я пожинаю плоды своего труда. Моему ребенку не надо думать, где переночевать, как доехать. Она может заниматься любимым делом».

Гульбахыт говорит, что как таковой любви к Алматы у нее до сих пор нет. Но и в свой поселок она не возвращается: там не осталось родных.

«Меня туда не тянет, чувствую сплошное разочарование. Мой дом, конечно, в Алматы. В своем доме, в своей крепости я восстанавливаюсь и наутро иду дальше, как Скарлет ОХара».

Я всегда была жителем большого города – Сауле Сергазинова

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов

Сауле родом из поселка Кировский Алматинской области. Мечтала уехать в Алматы, поступить в КазГУ на факультет журналистики, но родители не отпустили.

«Яркое воспоминание из детства, когда мне было 10 лет – кадры из фильма, как девушка идет сквозь толпу по Нью-Йорку, вокруг такси, шум. У меня перехватывало дыхание, я представляла, как буду жить в большом городе. Я уже тогда любила быстрый ритм, гам и суету города».

В 2005 году Сауле переехала в Алматы, хотя многие родственники ее в этом не поддерживали – беспокоились. Сначала она жила у своей сестры, потом переехала к однокурсникам в общежитие.

«Первый раз я заплакала, когда поехала на автобусе на собеседование и долго не могла найти адрес. Бродила, бродила и от безысходности разрыдалась».

Обстоятельства складывались так, что Сауле пришлось сменить пять квартир за год. Тогда ей как раз подняли зарплату, получалось откладывать деньги, и она решила взять ипотеку: купила двухкомнатную квартиру с кухней в шесть квадратов и совмещенным санузлом. Работала в Air Astana в департаменте по связям с общественностью, получала хорошую официальную зарплату. Первую ипотеку закрыла сама, потом была вторая, потом замужество и – третья ипотека на жилье в новом ЖК, уже вместе с мужем.

«Я внутри всегда была жителем большого города, обожаю его атрибуты – толпы, пробки, шум. Считаю, что Алматы – мой город, я изучила его районы и улицы, историю. Когда я переехала в Алматы, я вернулась к себе. Я много путешествую, но всегда возвращаюсь в любимый Алматы».

В Нур-Султане я как рыба в воде Ринат Балгабаев

Ринат родом из села Пахомовка Павлодарской области. Сейчас этого села уже не существует – все жители разъехались. Учился в Павлодаре, затем был начальником управления воспитательной работы в университете. Параллельно раскручивал свои социальные сети – Facebook, Twitter. В 2013 году Рината пригласили на работу в одно из диджитал-агентств в Нур-Султане. Согласился сразу – в Павлодаре ему не нравились плохая экология и отсутствие качественной медицины. По приезде в столицу они с супругой стали кочевать по съемным квартирам.

«Мы приехали выживать»: как казахстанцы переезжают в города из аулов
Фото со страницы Рината Балгабаева в Instagram

«В первый же день после приезда я нашел хорошую квартиру с нормальными хозяевами по приемлемой цене, в которой мы прожили несколько лет. Потом узнал, что мне повезло – другие искали дольше, и условия были хуже. Адекватных арендодателей найти сложно. В квартирах в Нур-Султане редко бывает стильный ремонт, в основном «тяжелое казахское барокко»: вычурная странная мебель, канделябры».

Адаптировались супруги легко: климат схожий с Павлодаром, люди – тоже. Вдобавок, у Рината к моменту переезда уже были налаженные социальные связи через соцсети, была репутация и навыки специалиста.

Во второй по счету съемной квартире супруги прожили два месяца, а потом хозяйка продала ее, даже не предупредив жильцов заранее. После третьей съемной квартиры, когда Ринату было 32 года, удалось купить свою квартиру в новом ЖК в ипотеку на 15 лет. К тому времени у него уже была своя PR-компания.

«Мы выплачиваем примерно столько же, сколько стоит съемная квартира. Мне кажется, сейчас жилье стало доступнее, больше программ, легче дают ипотеку. В Нур-Султане большой выбор жилья в новостройках, а на вторичном рынке цены завышены».

Ринат рассказывает, что не все адаптируются к жизни в Нур-Султане. Кто-то, столкнувшись с высокими ценами и трудностями, возвращается туда, откуда приехал. Поэтому, говорит Ринат, лучше не оголтело бежать в большой город, а обдумать свои возможности, наладить социальные связи, иметь хорошие рабочие навыки и небольшой запас денег на первое время. Самому Ринату это удалось: в Нур-Султане ему комфортно.

«Я здесь как рыба в воде. Теперь уже в Павлодаре я чувствую себя как гость и с удовольствием возвращаюсь из командировок в Нур-Султан».

Тем временем, согласно данным Krisha.kz, средние цены предложений на рынке недвижимости Казахстана за 2020 год выросли на 17.2 %. Самое дорогое жилье в городах Алматы, Нур-Султан, Шымкент, Петропавловск и Караганды. Самое дешевое – в Семее, Таразе, Актау, Актобе и Кызылорде.

Поделиться: