Почему у нас дорожают продукты питания и сужается ассортимент различных товаров, выясняла Orda.kz.

В последнее время чиновники разного уровня противоречат друг другу в оценке уровня продовольственной безопасности страны и в вопросах сдерживания цен на социально значимые товары, что вызывает недоумение и беспокойство граждан.

Помнится, 3 мая руководитель Управления предпринимательства и инвестиций Алматы Еркебулан Оразалин заверял журналистов на брифинге, что держит ситуацию под контролем:

«В настоящее время в городе имеется достаточный объём готовой продукции и сырья у производителей. Эти запасы ежедневно пополняются фермерами и товаропроизводителями из регионов страны, поэтому дефицит социально значимых продовольственных товаров не прогнозируется. Кроме того, внедрён механизм предоставления льготных займов крупным поставщикам, производителям и торговым сетям, который позволяет фиксировать отпускные цены на полках, минуя цепочку посредников».

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Еркебулан Оразалин. Фото РСК Алматы

И вот на днях СМИ распространили сообщение о грядущем продовольственном кризисе со ссылкой на министра сельского хозяйства РК Ербола Карашукеева. 

«Ситуация с продуктами питания очень сложная во всём в мире. По данным Всемирной организации продовольствия при ООН, в этом году во всём мире отмечается рекордный и небывалый рост цен на продукты питания… Имейте в виду, что ожидается большой дефицит продуктов питания», – сказал министр журналистам в кулуарах заседания правительства РК.

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Ербол Карашукеев. Фото gov.kz

Мы тоже обратили внимание на скромный ассортимент прилавков гипермаркетов и резкие колебания цен на плодоовощную продукцию и мясные изделия на рынках Алматы. Цены то поднимаются, то опускаются, независимо от того, сезонный это товар или нет, в Казахстане произведён или за рубежом. Разница составляет десятки и сотни тенге, но в основном продукты дорожают. Особенно мука, крупы, макаронные и кондитерские изделия, твёрдые сыры.

Картина явно идёт в разрез с заверениями алматинского чиновника о сдерживании цен на продовольственные товары и богатом ассортименте торговых точек крупнейшего мегаполиса страны.

По данным Бюро национальной статистики, больше всего за четыре месяца этого года подорожали продовольственные товары – на 17,9%. Абсолютным лидером по росту цен стал сахар-песок: его стоимость за год увеличилась на 54,6%. Свежие овощи стали дороже на 46%, картофель – на 30,3%, мясо птицы – на 28,8%, крупы – на 25,5%, мука и подсолнечное масло – на 22%.

Чтобы разобраться в причинах роста цен на основные продукты питания, Orda.kz обратилась за комментариями к лектору по экономике Высшей школы управления «Академия Аспандау», основателю ТОО «Eximar Foresight» Айман Турсынкан.

Косвенный ущерб

Эксперт пояснила, почему за последние два месяца в стране возник дефицит некоторых товаров и резко подорожало продовольствие:

«Наше правительство не может сдержать галопирующую инфляцию, которая по итогам четырёх месяцев этого года составила рекордные 13,2%. Ситуация усугубилась ещё сложной геополитической обстановкой, связанной с проведением военной спецоперации России в Украине, и международными санкциями против Москвы. Смотрите: основные импортные потоки всегда шли в Казахстан транзитом через транспортные коридоры соседней страны. 13 марта Запад отключил российские банки от международной платёжной системы SWIFT, и теперь ни одна страховая компания не может теперь страховать грузы, следующие транзитом через территорию России. В итоге Казахстан столкнулся с дефицитом некоторых товаров, что привело к росту цен в торговых сетях».

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Айман Турсынкан. Фото из личного архива.

По её словам, мы сами создаём себе проблемы и при этом не признаём свою ответственность. К примеру, многие казахстанские производители десятилетиями сталкивались с дефицитом нужных ингредиентов, материалов и технологического оборудования на внутреннем рынке. Это было связано с тем, что у нас слабо было развито собственное производство.

Предприниматели вынуждены были закупать необходимые компоненты за рубежом за валюту, притом на фоне нескончаемой девальвации тенге и высокой кредитной нагрузки. А это, в свою очередь, привело к такой системной проблеме, как низкая производительность труда и удорожание стоимости продукции.

«Серьёзные трудности начались в 2020 году, когда из-за пандемии коронавируса разорвались логистические цепочки. Локдауны привели к тому, что пошли срывы поставок товаров. Когда идёт недопоставка, то по закону рынка на любой дефицитный товар всегда растёт спекулятивная цена. У нас всё постепенно стало дорожать в течение двух лет, а когда началась военная спецоперация в Украине, то ситуация с продовольственным обеспечением и безопасностью усугубилась. Казахстан, как и некоторые страны Европы и Северной Африки лишился поставок украинских зерновых и масличных культур, изделий масложировой и мукомольной отрасли, а также мяса», – говорит Айман Турсынкан.

По словам эксперта, введение запрета на экспорт сахара-сырца на территории России в начале марта повлекло за собой сильные колебания цен на него на Лондонской бирже. Если в январе сахар индийского производства стоил 380 долларов за тонну, то в марте его минимальная оптовая стоимость с учётом доставки до границ Казахстана составила уже 780 долларов за тонну без учёта НДС. Причиной резкого роста цены, по её мнению, стали политические игры руководителей соседних стран:

«Вы знаете, что Узбекистан категорически запрещает транзит сахара через свою территорию в Казахстан? Или что Пекин не пропускает индийский сахар через свою территорию, так как находится с Дели в напряжённых отношениях? Вот и поступает в Казахстан сахар окольными путями из Южной Америки, Индии и Саудовской Аравии, из-за чего цены на него спекулятивно взлетели ровно в 2,5 раза».

Главная беда наших чиновников в том, что они вовремя не позаботились о расширении транспортных коридоров. Под международные санкции попала не только Россия, но и Иран – наш сосед по Каспию. Казахстан оказался в вынужденной изоляции, поэтому у нас взлетели тарифы на всё, что только возможно.

«Казахстан сам себя обеспечивает морковью, репой, свеклой, капустой и картофелем. Более того, наша страна вышла на первое место в мире по объёму выращивания продовольственного картофеля, опередив Беларусь и Россию. Однако у нас за все годы независимости так и не была налажена система долгосрочного хранения свежих плодов, овощей и фруктов в достаточном количестве. У нас не появилось ни одного крупного муниципального фрукто- и овощехранилища или дистрибьюторского центра, который был бы подушкой безопасности по стабилизации цен в межсезонье», – отметила эксперт.

Поскольку овощи и фрукты негде было хранить длительное время, то их поставки шли по принципу «день в день», провоцируя дефицит и колебания цен. Когда наступало межсезонье и заканчивались запасы в частных коммерческих овощехранилищах, то полным ходом шли импортные поставки за валюту. А рост расходов на импорт товаров первой необходимости за доллары и евро подрывает казахстанский тенге, обеспечивая так называемую «ползучую» инфляцию.

«В марте, апреле и мае мы закрываем потребности в картофеле за счёт поставок из Египта, Пакистана и Узбекистана. При этом минимальная цена входа картошки в Казахстан составляет 460 долларов за тонну. Это – бешеная цена, спекуляция на ровном месте. Себестоимость казахстанского картофеля сегодня составляет 115 тенге за один килограмм, но его на прилавках наших супермаркетов и рынков очень мало. Почему – другой вопрос», – говорит Айман Турсынкан.

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Цена на картофель сейчас кусается. Фото infinica.ru

Похожая история произошла пару месяцев назад с ценниками на капусту. Стоимость одного килограмма превышала тогда 500 тенге. Можно было добавить 100-300 тенге и купить экзотические фрукты – бананы, манго, авокадо, киви, апельсины родом из Индии, Эквадора, Панамы, Марокко и Турции. Почему же так вышло? Как заморские фрукты, которые поставляются в Казахстан через несколько границ, оказались практически в той же ценовой категории, как и обычная белокочанная капуста?

Эксперт объяснила это дорогой транспортировкой:

«60% цены экзотических фруктов составляют транспортные расходы. Себестоимость этих продуктов в регионах выращивания очень низкая и колеблется от 8 до 10 центов за кило. Потом делаются всевозможные накрутки, и выходит, что оптовая цена экзотических фруктов составляет уже 25-30 центов за кило».

Фермерские заботы

Какой же есть выход из тупиковой ситуации? Как стимулировать казахстанских фермеров развивать агробизнес и больше производить собственной продукции? Эти вопросы мы задали спикеру.

«Я считаю, что надо заведомо фиксировать цену на любой урожай с самими фермерами и выдавать им предоплату за произведённую продукцию. А у нас что делают? Выделяют 60 миллиардов тенге в год на финансирование агросектора, затем какую-то их часть выдают на инвестиционные цели, что-то разворовывают через депозиты, а оставшиеся средства предоставляют с опозданием фермерам. Из-за этого сначала срывается посевная, а потом и уборочная кампания», – говорит Айман Турсынкан.

По словам эксперта, собранный урожай тут же сметается с полей российскими трейдерами за чёрный нал. Получается, что до элеваторов зерно доходит на бумаге, а не по факту. Нашим мукомолам не достаётся местное сырьё, несмотря на то, что из бюджета выделяются огромные деньги на субсидирование закупа зерна из мельницы. Вот отсюда и рост цен на хлебобулочные и макаронные изделия.

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Битва за урожай. Фото vallbox.ru

Аграрии возмущаются тем фактом, что ежегодно выделяемые из госбюджета 100 миллиардов тенге по линии «Даму» уходят исключительно на субсидирование ставки вознаграждения банкам, а не малому и среднему бизнесу. Сами фермеры получают банковские займы с большим трудом.

«К примеру, зерновой производитель получает деньги на весенне-полевые работы от Аграрной кредитной корпорации под ставку от 12 до 18% в тенге под залог банковской гарантии. Чтобы получить эту гарантию, он отдаёт банку второго уровня под залог всё своё имущество. А этот банк берёт с него ещё 5% за стоимость этой гарантии. Мало того, что это – навязываемые грабительские условия, так ещё фермеру деньги нередко выдают в самую горячую пору, когда цены на ГСМ и удобрения достигают своего пика, и сельхозтехнику трудно выгнать на поле. Я считаю, что махинации на рынке зерновых расписок как альтернативного залога под кредит на посевную – это отдельная тема расследования», – отметила эксперт.

По мнению Айман Турсынкан, для того чтобы контролировать сегодня цены на социально значимые продовольственные товары, нужно иметь нормальный фьючерсный закуп и заведомо финансировать весь производственный цикл товаропроизводителя.

Фьючерсным закупом называют договор с фермером на долгосрочной основе с графиком платежей на весь объём его продукции. К примеру, ему дают аванс в размере 30% от общей суммы договора на посевную, потом 50% на сбор урожая и остаток 20% выдают после того, как покупатель примет его продукцию.

«Фермеру надо оставить в конце достаточную маржу, чтобы он согласен был работать не на спекулятивные рыночные цены, а на те цены, которые он зафиксировал в контракте. Для того чтобы фермер мог нормально ориентироваться в ценообразовании, его нужно заблаговременно обеспечить недорогими удобрениями,  ГСМ, качественной сельхозтехникой», – полагает спикер.

Что касается заявлений чиновников о мерах по сдерживанию цен на социально значимые товары, то эксперт относится к ним скептически:

«Все договорённости акиматов с крупными торговыми сетями о продаже товаров на 15% ниже рыночных цен – это полная чушь, потому что они таким образом перекладывают всю ответственность на других. Если бы акиматы действовали в рамках закона, то они бы выдавали миллиарды тенге не розничным сетям на оборотный капитал, а производителям. Нормальные, здравомыслящие чиновники проанализировали бы всю цепочку производства овощей, плодов и фруктов с момента осенней подготовки к весенним посевам и продумали грамотное финансирование фермеров. Но у нас, к сожалению, так редко поступают».

Казахстану грозит гиперинфляция – эксперт о продовольственном кризисе
Субсидировать надо не торговые сети, а товаропроизводителей. Фото rozetked.me

Мы поинтересовались у эксперта, будут ли, на её взгляд, и дальше дорожать товары первой необходимости и как она относится к заявлению министра сельского хозяйства о грядущем продовольственном кризисе.

«Я считаю, что Казахстану в прямом смысле грозит гиперинфляция на готовые продукты питания в упаковках. Цены будут расти на зерновые и масличные изделия, мясо всех видов, овощи и фрукты, сухое молоко. А это практически 99% рациона питания обывателей. Что касается заявления министра о грядущем продовольственном кризисе, то он это делает для того, чтобы провести через правительство пакет запретов на экспорт живого поголовья скота, зерна и масличных культур», – отметила Айман Турсынкан.

От редакции   

Похоже, постоянно наступать на свои же грабли и выдавать желаемое за действительное – это традиция наших чиновников. Когда же они научатся рационально подходить к решению многих важных вопросов, признавать свои ошибки и исправлять их? Когда смогут грамотно стабилизировать цены на товары первой необходимости, чтобы простые граждане перестали туго затягивать свои пояса, сводя дебеты с кредитами семейных бюджетов? Вопросы остаются без ответов.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: