В Казахстане ожидается введение обязательной цифровой маркировки на всю продукцию, которая реализуется в стране. Это будет стоить денег производителям, и, как следствие, платить за это будут рядовые казахстанцы, ведь необходимые затраты всегда входят в ценник продукции. Настораживает, что операторами маркировки будут представители России. То есть казахстанцы, покупая отечественный товар, будут вносить копейку в казну РФ. Orda.kz побеседовала со специалистом, который рассказал, чем чревато такое нововведение, которое может затронуть безопасность страны и её экономическое здоровье.

Что такое маркировка

Главы правительств Евразийского экономического союза подписали соглашение о маркировке товаров средствами идентификации на просторах всего объединения.

То есть весь произведённый на территории ЕАЭС товар должен иметь цифровую маркировку. Всё это проводится под видом оптимизации документооборота и прочих моментов вроде упрощения процессов взаимодействия бизнеса и государства.

Соглашение реализуется поэтапно. С 1 марта 2019 стала обязательной маркировка меховых изделий.

Товары на прилавки будут допускаться только при наличии обязательных специальных меток. Маркировка платная. К примеру, в России, если лекарственная продукция стоит дороже 20 рублей, то метка обходится в 50 копеек. Все деньги за коды и введение маркировки идут оператору. Оператор – Центр развития перспективных технологий. 50% этой организации принадлежит структуре российского олигарха Алишера Усманова. По 25% у ещё трёх владельцев – у «Ростеха» Сергея Чемезова, «Концерна «Автоматика» и «Элвис+Групп» Александра Галицкого.

Оператор будет выдавать коды и отслеживать маркированную продукцию с помощью специальной информационной системы. 

С 1 октября 2020 года введена обязательная маркировки сигарет с фильтром, содержащих табак, с 1 января 2021 года обязательна маркировка прочих сигарет с фильтром, содержащих табак, с 1 апреля 2021 года обязательна маркировка иных табачных изделий.

Маркировка табачных изделий принесла повышение цен на них. 1 октября сигареты сразу подорожали на 6%. Если ранее пачка сигарет стоила 440 тенге, то 1 октября стоила уже 470. С 1 января 2021 года пачка подорожала в среднем до 500, а в июне уже стоила 520. И это не повышение ставки на акцизный налог и не инфляция, которая, согласно официальной статистике, составляет 7%.

  • С 1 ноября 2021 года производство и импорт обуви без маркировки запрещены;
  • В 2022 году будет введена обязательная маркировка лекарственных средств;
  • Маркировка молока и молочной продукции проводится в пилотном проекте с 1 октября 2020 года;
  • Пилотный проект по маркировке алкогольной продукции завершился 1 октября 2021 года, и пока неизвестно, будет ли он продлён;
  • Вместе с 2021 годом завершится пилотный проект по маркировке товаров лёгкой промышленности;
  • 1 января 2022 года окончится пилот по маркировке упакованной воды и безалкогольных напитков.

На последнем заседании ЕАЭС, где, несмотря на председательство Казахстана, основным спикером выступала Россия, было решено расширить перечень подлежащей маркировке продукции. Однако главы правительств и президенты стран ЕАЭС не посчитали нужным раскрыть детали для своего народа.

Как Алишер Усманов будет собирать квазиналог с казахстанцев

Председатель Союза промышленников и предпринимателей Iskermen Тимур Жаркенов рассказал обо всех подводных камнях и возможных последствиях нововведений.

«В России есть группа, связанная с олигархом Алишером Усмановым – Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Она внедряет на территории России так называемый «честный знак» и обозначение всех видов товаров Data Matrix. В РФ чётко обозначена цель, активно продвигающаяся в СМИ, что будут оцифрованы все виды товаров, которые находятся в обороте на территории страны», – рассказал специалист.

Он отметил, что вопрос маркировки активно лоббируется со стороны РФ на территорию Казахстана. Модерирует некий оператор на территории РК, но «мозги» будут реализовываться через ЦРПТ. На первых встречах по реализации маркировки в Казахстане действовали российские представители, которые заявляли, что всё это здорово. Они зарегистрировали «ЦРПТ Казахстан» – структуру, явно аффилированную с ЦРПТ России.

Проблема в том, что это введение нового единого оператора, который будет собирать новый квазиналог, идущий в частную контору. Обязательная плата со всего товара, который будет реализовываться в Казахстане. Все будут платить за эту марку.

«В моём понимании, если все платят, значит это налог, потому что общеобязательный. Конечным бенефициаром будет российская компания. Лично я считаю, что это угроза национальной безопасности – это консолидированная информация по всем операциям, с момента входа на территория РК либо с момента производства до реализации конечному потребителю. Это огромный массив информации, который покажет полную картину экономики Казахстана. Я считаю, что категорически нельзя к этой информации допускать никого извне Казахстана. ЦРПТ там точно не должно быть», – заявил Жаркенов.

По его словам, сейчас очень много мелкорозничной торговли и мелкого опта, который проходит в РК и реализуется здесь. Это микробизнес, малый бизнес, средний бизнес. При введении маркировки все эти лица отомрут. У них нет возможностей, ресурсов, людей и времени всё это делать. Извне поток сократится. Ключевой игрок на территории ЕАЭС это Россия. Естественно, что эту позицию займут представители из РФ, здорово рассчитывать, что отрасль разовьётся в больших масштабах, но давайте смотреть правде в глаза. У РФ есть огромное преимущество в этом плане.

«Сначала маркировку вводили на меховые изделия. Был очень высокий уровень контрафакта. С другой стороны, ценник на шубы дороже. Тут другой разговор. А если товар будет стоить, скажем, 10 000 тенге? Разница большая. Шуб не так уж и много в количественном выражении. А других продуктов завозят десятки, сотни тысяч. Все пилотные проекты сомнительно проходили. Выбирались какие-то точечные механизмы. Без согласования с другими отраслями. Всё это дело втихую реализовывалось», – отметил эксперт.

Рынок обуви Казахстана ждут тёмные времена?

«Исходя из заявленных источников, половина – теневой рынок. Не хочу говорить, как образовался теневой рынок. Хотят залатать некоторые дыры и глаза закрывают. Не хотят использовать другие методы. Если границы дырявые, то маркировка ничем особенно не поможет в этой части. Первопричины-то не в этом.
Отложенная реализация. Когда эта норма заработает, определённый процент будет «в чёрную» продавать, просто размер взяток увеличится. Те, кто более или менее цивилизованно реализовывали, они действительно сократятся. Останутся некие достаточно крупные игроки. Все затраты на маркировку заложат в стоимость. Заявление о копеечных увеличениях – это не так», – говорит Жаркенов.

Что официально продаётся – не стоит дёшево. Потом идёт средний уровень, который дешевле. И есть низкий уровень, который приобретают люди с невысоким уровнем дохода.

«То есть крупный сегмент, скорее всего, увеличится за счёт ухода среднего сегмента. Возможно, увеличатся продажи. Средний сегмент растворится. Он уйдёт в более дорогой сегмент либо будет «в чёрную» продавать. Причём активно зайдут игроки из России. У производителей, которые смогут адаптироваться, может, что-то и получится. Как заявили, 3 000 маркировок было реализовано. Это пшик по сравнению с объёмом товара по обуви, которая реализуется в Казахстане», – отметил специалист.

Жаркенов считает, что нужно посмотреть, как действующие производители обуви смогут всё это установить у себя на производстве и насколько оперативно наносится маркировка.

«Исходя из опыта России, там были проблемы непосредственно с физическим нанесением. Даже в РФ эта система плохо работает. Рынок «почернеет» ещё больше. Будут рейды со стороны правоохранительных органов. Возможны и «бунты» со стороны тех, кто «в чёрную» продаёт. Потому что люди не от хорошей жизни занимаются реализацией такого товара, и что с ними будет – не очень понятно. Потребители лишатся дешёвого товара, если это всё реализуется. Но большой вопрос, как это всё будет происходить. В итоге: часть закроется, рынок изменится, и неизбежен рост цен», – спрогнозировал глава Союза промышленников и предпринимателей.

По мнению Жаркенова, возможно, тут есть какая-то логика. Но есть и другие, более дешёвые способы оцифровки всего рынка, не прибегая к услугам представителей из России.

«Беспокоит, что маркировка обуви – это лишь первый звоночек. Опасаются маркировки пищевой и иной продукции. Это принесёт колоссальные убытки действующему бизнесу. Многие не смогут возить по предыдущей схеме, как сейчас реализуется. Это значит, что мы отдадим рынок более крупным игрокам, которые в России. Так что мы, боюсь, отдаём свой рынок РФ. Нам не по карману эти все нововведения. Их вводят не просто так, это дополнительный механизм захвата рынка», – заключил эксперт.

В завершение добавим, что в России с 1 июля маркировка лекарственных средств стала обязательной. Фармкомпании затратили собственные средства на покупку оборудования для маркировки и компенсировали траты, повысив цены на лекарства.

Почти сразу же компании пожаловались на сбои в системе маркировки. После устранения недочётов в ЦРПТ заявили, что проблемы могут быть вызваны в том числе «действиями участников товаропроводящей цепи».

Поделиться: