Малый Арал опять катастрофически мелеет. Только за прошлый год объемы воды уменьшились на пять млрд кубометров. Сегодня, по оценкам специалистов, в озере не более 22 млрд кубометров.

Orda.kz. решила выяснить, почему мы теряем озеро, которое несколько десятилетий спасаем всем миром. По прогнозам экологов, если срочно не сократить расходы воды на Сырдарье, питающей северную часть моря, то Малый Арал исчезнет уже через пять-шесть лет.

Почему же многообещающие проекты по возрождению Аральского моря, которые почти 30 лет назад поддержали все страны Центральной Азии, не принесли положительного результата? Почему казахстанская программа «Регулирование русла реки Сырдарьи и сохранение северной части Аральского моря» не помогает спасти озеро и вернуть людям привычную среду обитания?

Инженер-гидротехник Даулетияр Баялимов работал в исполнительном комитете Международного фонда спасения Арала. Он сетует, что недопонимание и разногласия по поводу использования вод трансграничных рек опять поставили под вопрос дальнейшее существование Аральского моря.

– Для полного восстановления Аральского моря из Амударьи и Сырдарьи ежегодно должно поступать 110 млрд кубометров воды. А сейчас объемы не превышают шести с половиной млрд кубометров. В Большой Арал из Амударьи не поступает ни единой капли, – говорит Баялимов.

Глобальная экологическая катастрофа современности

В середине прошлого столетия площадь уникального замкнутого водоема составляла почти 70 тысяч кв. м, глубина достигала 60 м. Хотя специалисты утверждают, что предпосылки для его уничтожения появились намного раньше: когда в 30-е годы в СССР запустили грандиозную программу по мелиорации Средней Азии – на Сырдарье и Амударье начали возводить оросительные сооружения. Почти половину объемов воды из Амударьи направили в Каракумский канал.

Как мы через пять лет можем потерять Малый Арал

Бурная хозяйственная деятельность, увеличение площадей хлопковых плантаций и рисовых чеков, строительство крупных гидротехнических и ирригационных сооружений без учета экологических последствий привели к тому, что вода из Амударьи и Сырдарьи почти перестала поступать в Арал.

Море мелело десятилетиями и уже к концу 80-х фактически распалось на две части – Северное (Малое) и Южное (Большое) Аральское море. Уровень засоленности в Южном Арале поднялся в 25 раз. Водоём стал непригодным для обитания живых организмов. Исчезли все виды промысловых рыб. Единственные живые обитатели – рачки артемии.

На дне высохшего моря, на огромной площади в сотни тысяч километров теперь безжизненная пустыня Аралкум, зараженная пестицидами и другими ядовитыми отходами, которые использовались для удобрения полей и доставлялись сюда на протяжении десятилетий водами Амударьи. Сейчас аральскую соль находят везде, даже на таких обособленных материках, как Австралия и Антарктида.

Некогда цветущий край стал зоной экологического бедствия. Местное население страдает от респираторных заболеваний, анемии, болезней пищевода, печени, почек и глаз. Наблюдается резкий рост онкозаболеваний. Нарушение экосистемы Приаралья привело к дисбалансу в природе, вследствие чего произошло изменение климата, которое ощущается не только в Центральной Азии, но и в других регионах. 

После обретения независимости Казахстан всерьез занялся возрождением остатков моря. В результате реализации первой фазы проекта по регулированию русла реки Сырдарьи и сохранению северной части Аральского моря была построена Кокаральская плотина, которая предотвратила сброс воды из южной части моря в северную.

Кокаральская плотина протяженностью 14 км, отделив Малый Арал от умирающей части моря, позволила сохранить его малую казахстанскую часть. Строительство гидротехнических сооружений и береговых защитных дамб на Сырдарье, выпрямление русла реки позволили в два раза повысить ее пропускную способность и аккумулировать пресную воду в искусственном водоеме.

Как мы через пять лет можем потерять Малый Арал

О результатах заговорили в 2006 году – уровень воды в Малом Арале поднялся, а его размеры увеличились вдвое. Море стало стремительно приближаться к Аральску. Расстояние составило 17 км.

В Малый Арал вместе с пресной водой вернулись традиционные обитатели, в том числе ценные виды рыб – сазан, судак и сом. Аральцы, которые в свое время не покинули родные места, опять занялись рыболовством.

Ожидалось, что в ближайшие годы вода может снова подойти к некогда крупнейшему порту на море – городу Аральску. Кроме того, в октябре 2012 года Всемирный фонд дикой природы включил Малое Аральское море и дельту Сырдарьи в список водно-болотных угодий мирового значения, охраняемых международной Рамсарской конвенцией. Такой статус, к примеру, имеет дельта Волги.

Что же касается южной части Аральского моря, по всей вероятности, она доживает последние годы. По прогнозу российских ученых, в конечном счете здесь останется небольшой горько-соленый водоем, подпитываемый подземными или остаточными речными стоками.

Южный Арал разделился на две части – восточную и западную. В 2007 году засоленность здесь достигла рекордной отметки: в западной части 70 г/л, в восточной – 100 г/л, что полностью исключает проведение здесь какой-либо хозяйственной деятельности.

Как мы через пять лет можем потерять Малый Арал

Еще в 1993 году в Кызылорде состоялась встреча глав Центральноазиатских государств и России. Президенты Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана подписали соглашение о совместных действиях по решению проблем Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития региона. Обговорили президенты и вопросы использования водных ресурсов трансграничных рек. Но прошло несколько лет и опять каждое государство решает проблему исходя из собственных выгод и приоритетов. Так, например, без согласования с другими странами-партнерами, узбекская сторона, начиная с 1993 года, построила на Сырдарье девять водохранилищ.

Как мы через пять лет можем потерять Малый Арал

Кыргызстан строит Токтогульскую ГЭС, переговоры о том, чтобы станция не повлияла на ситуацию пока ни к чему не привели.

Для того, чтобы сохранить Малый Арал, в нижнее течение Сырдарьи должно поступать не менее 2 миллиардов кубометров воды. Сейчас же на сельскохозяйственные нужды уходит до 4,2 миллиардов.

В связи с тем, что ситуация в Приаралье опять начинает накаляться, к премьер-министру обратились депутаты нижней палаты парламента, которые предложили правительству четко определить позицию Казахстана в использовании водных ресурсов трансграничной реки, тщательно изучить причины препятствий для достижения договоренностей с использованием нормативов международного права. С момента обретения независимости, каждая из стран чаще всего придерживается собственной политики, не учитывая интересы государств, расположенных в нижнем течении Сырдарьи. Нельзя забывать, что вода – не только товар, но и жизненно важный природный ресурс, – считают депутаты. 

Жанна Сражадинкызы, Кызылорда

Поделиться: