Страна обсуждает победу Иманбека на «Грэмми». Комментарий главного редактора Orda.kz Гульнар Бажкеновой.

Радостная новость про премию «Грэмми» простого казахского парня с железнодорожного полустанка сразу же получила обратную сторону. Об этом не могли не вспомнить – Иманбеку никто не помогал. Государство не вложило в его талант ни тиына. Государство не продвигало его записи и концерты, не арендовало для него дорогие залы в мировых столицах, а он взял и сам выиграл главную музыкальную награду мира.

Может быть, потому и выиграл, что Минкульт не мешал.

Надо сказать, Иманбек сильно подвел политику идеологического госзаказа. С середины нулевых, как только появились нефтяные «излишки», Казахстан упорно стремился и к Оскару, и к Нобелю, и к олимпийским медалям, да к любым наградам, какие только есть на свете. Государство вкладывало миллиарды, иногда в действительно талантливых, а иногда и не очень.

Сегодня стоит задуматься, а есть ли смысл?

В 2006 году, еще не закончив 40-миллионный и абсолютно провальный «Кочевник», Казахстан вложился в новую картину российского режиссера Сергея Бодрова «Монгол». Видимо, с прицелом на «Оскар». Другие причины для такой странной инвестиции обнаружить сложно. Казахстан был единственным государством ­– участником чужого коммерческого проекта. Интересно, что об этом рассказывал сам Бодров.

Любопытнее всего получилось с Казахстаном. Меня позвали заканчивать картину «Кочевник», когда я уже работал над «Монголом». Съемок еще не было, но было понятно, что в предполагаемые 10 млн долларов мы не укладываемся. И мне удалось договориться с Казахстаном о финансовой поддержке моего собственного проекта.

И с такой легкостью государственные деньги тратятся вот уже второй десяток лет.

Обладатель широкого певческого диапазона Димаш Кудайбергенов – признанный народный любимец. Тем не менее открытие, что это налогоплательщики платили за его участие во всевозможных любительских конкурсах вроде китайского «Голоса» и за грандиозный гала-концерт на нью-йоркской Барклай-Арене, оставило неприятный осадок.

Должно ли общество оплачивать реализацию своих талантов артистам, спортсменам, писателям, режиссёрам?Если да, то в какой степени и форме, и каковы критерии? Надо ответить себе на эти вопросы, прежде чем продолжать эту культурно-спортивную экспансию под лазурным знаменем.

В мире есть разный опыт. В США и в Англии государство не даст ни копейки ни певцу (даже с самым чарующим голосом), ни спортсмену в шаге от олимпийского золота. На приеме в честь приезда американской команды на казахстанскую Универсиаду я слышала истории о том, как не смогли приехать представители многих видов спорта только потому, что не нашли денег на билеты. Одна биатлонистка радостно поведала, что собрала чемодан буквально в последний момент: университет пошел навстречу и оплатил расходы. С детства помню социальную драму легендарных британских фигуристов Джейн Торвилл и Кристофера Дина: будучи двухкратными олимпийскими чемпионами, они едва не пропустили третью Олимпиаду из-за отсутствия спонсоров. В конце концов помогли шахтерские профсоюзы.

Во Франции вам могут дать деньги, если вы создаете высокое некоммерческое искусство, в надежде получить в лице вас нового Бергмана или Ханеке. Но путь к этим деньгам трудный, конкурентный и прозрачный.

В мире есть разный опыт, и нам пора определиться. Мы точно хотим платить за чью-то творческую самореализацию? Или пусть преданные поклонники напрямую переводят своим кумирам донаты?

На этот вопрос важно ответить еще вот почему. Пока государство берет на себя эту ношу, Димаш в строке расходов будет один на тысячу. Там где распределяются «ничьи» деньги, всегда будет коррупция, там где помогают деньгами талантам, всегда будут наживаться бездарные. Хотя бы потому, что критерии весьма уязвимы.   

В конце прошлого года мы, журналисты Orda.kz, впервые узнали такую поэтессу, как Макпал Мыса. Узнали благодаря данным о государственных расходах – 24 млн за один творческий вечер. Теперь поэтесса в парламенте, и следующий творческий вечер, надо полагать, обойдется нам с вами дороже.

В 2019-2020 годах на содержание спортивных клубов было потрачено 250 млрд тенге. Даже если когда-нибудь футболисты, хоккеисты или какие-нибудь регбисты возьмут мировой кубок, эти деньги стоят того? Или как во всем просвещённом мире пусть этим займётся бизнес?

Иманбек сегодня сделал большое дело. Он показал, что совсем не обязательно иметь поддержку чиновников Минкульта и тратить народные деньги, чтобы покорить мир. Может быть, этого как раз не надо делать, чтобы взять вершину.

Поделиться: