В Казахстане обсуждают перенос системы государственного управления РК на российскую платформу от «Сбера». Orda.kz собрал в один материал мнения экспертов.

Сейчас данные казахстанцев хранятся в 400 разрозненных информационных системах, государство хочет объединить их в одну базу. В качестве партнёра выбран российский «Сбер», который более известен как Сбербанк. В 2020 году компания осуществила ребрендинг и убрала из названия приставку «банк».

У казахстанцев нет полного понимания того, в чём будет заключаться казахстанско-российское сотрудничество, и какие риски существуют для Казахстана. Люди опасаются за национальную безопасность страны, сохранение суверенитета и вероятности утечки своих данных.

В эфире Atameken Business министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин объяснил, почему правительство выбрало именно российскую компанию? Оказалось, что Казахстан вёл переговоры с Microsoft, но они отказались открыть исходные коды для сертифицирования.

– Нам нужны открытые исходные коды для того, чтобы мы убедились в отсутствии «закладок», функций, которых мы не знаем и благодаря которым злоумышленники могут получить доступ к нашим данным. Наиболее подходящей платформой оказался сберовский продукт, – пояснил Мусин.

Цифровой министр заверил, что «базы данных будут располагаться в защищённой инфраструктуре РК, и прямого доступа у российских специалистов к ним не будет». Но он не исключает возникновение ситуации, когда помощь владельцев продукта всё же понадобится.    

– Если даже возникнет такая необходимость в плане технической поддержки, доступ будет осуществлён под наблюдением сотрудников нашей государственной технической службы, – заявил на этот счёт глава МЦРИАП.

Казахстанцы, выражая в Сети своё мнение о сделке со «Сбером», откровенно пишут в социальных сетях, что разочаровались в министре Мусине.

«В Сбере любят говорить о компетенциях. При этом мало что подтверждает соответствующую квалификацию. Но в то же самое время все знают, что на разработку и утверждение нового логотипа компании ушло более трёх лет, благодаря чему Сбер перестал быть только банком. В реальности у Сбера нет никакого опыта в работе с государственными системами, что требует определённой ответственности. Для сглаживания углов и соблюдения прочих деликатностей, в России казахстанский GovTech назвали «экспериментом». При прочих равных этот эксперимент в нашей стране может выполнить практически любая компания. Это как назначить бухгалтера, закончившего курсы программирования для новичков, в IT-отдел», – высказал своё видение вопроса IT- архитектор Сакен Тукенов ER10.KZ.

Что эксперты думают о сделке со "Сбером"

Политолог Данияр Ашимбаев предположил, что Казахстан заключил сделку со Сбером в рамках политического торга. Его версия звучит правдоподобно, если брать во внимание напряжение в отношениях Казахстана и России на фоне «языковых патрулей».

«Сделка со «Сбербанком» по якобы новой архитектуре электронного правительства с учётом ранее вложенных миллиардов и достижений может иметь только три объяснения:

1. Вся ранее созданная система висела на соплях и к дальнейшему развитию непригодна, что означает необходимость уголовного расследования в отношении десятков высокопоставленных чиновников.
2. Работающая система с гигантским бюджетом идёт в утиль из-за чьих-то коррупционных интересов.
3. Кто-то решил сдать всю отечественную цифру России в рамках политического торга.
Не исключено, что имеет место комбинация всех указанных причин.
В любом случае власть себя выставила в потрясающе идиотском свете. Молодцы, старались…».

По мнению основателя Cerebra Досжана Жусупова, казахстанские айтишники должны развиваться и быть более конкурентоспособными, чтобы такие важные сделки заключали с ними, а не иностранными компаниями.   

«Азиза Шужеева сказала, что за прошлые шесть лет мы, IT-компании и стартаперы из РК, не создали крутую платформу, потому что были заняты всем подряд, стараясь заполучить больше госзаказов и контрактов на обслуживание всякой ерунды. При этом, многие из нас не углублялись в технологическое развитие, в повышение качества сервиса, в выход на другие рынки и объективную валидацию. Это правда и давайте это признаем. Так в чём конкретно виноват министр? Я думаю, надо признать этот шапалак и использовать его как мотивацию, чтобы стать на голову выше в технологиях и в сервисах».

Политолог Марат Шибутов проверил по порталу государственных закупок, на какую сумму известные казахстанские IT-компании из коммерческого сектора заключили договоры с государством.

Технический директор сервиса buhta.kz Рауан Маемир обратил внимание на то, что никакой рабочей группы не было, аудит прежней системы не был сделан, не оценены риски перехода на новую систему.

«Не берусь судить, хорошо ли для нас переходить на платформу SBER, о существовании которой в контексте govtech я даже не знал. У меня есть хорошая доля ‘здоровой паранойи’, что нас как-то нелепо и внезапно нагнули под имперский колпак совка. Больше всего я недоумеваю по тому, что нынешний министр Bagdat Mussin защищает переход, аргументируя это отсталостью и неповоротливостью имеющейся платформы egov. Постойте-ка, но ведь именно он был у истоков нынешнего egov. Давайте тогда сперва разберёмся, почему egov оказался плохим. Я, как никто другой, понимаю, каково это – поддерживать монструозные легаси системы, но для частной компании решение ‘все переписать с нуля’ чаще всего грозит банкротством, особенно если эта система уже давно и активно работает. А в случае государства мы сейчас вместо целесообразности обсуждаем доступ к исходному коду и сравниваем бухгалтерский бизнес-ориентированный 1C с платформой, через которую функционирует всё государство. Ещё бы у Dahua заказали софт».

Финансист Айдан Карибжанов считает: прежде, чем искать подрядчика необходимо сделать техническое задание. При его составлении учесть национальную безопасность, медицинское страхование, налоговую систему, задолженность граждан, их права на льготы и многие другие факторы.

«…Сотни, если не тысячи факторов там. Это очень непросто, потому что это можно как кубик Рубика выворачивать и крутить. Это уже большая всеобъемлющая задача, где требуется сопряжение интересов людей, бизнеса, разных министерств, ведомств и здравого смысла. А ещё привязать к местному законодательству, если надо, то внести изменения и в проект задания, и в законы. Тут и настоящие консультанты нужны, которые много денег стоят и соображают. Международные и местные, для привязки к реалиям.

А вот, когда такое задание будет сделано, обсуждено, модифицировано, должным образом легитимно утверждено, определены источники финансирования, тогда можно находить подрядчика, который это сможет внедрить. Из самых известных и дельных в мире (по алфавиту) – Amazon, IBM, Microsoft, Oracle, SAP.

Можно делать, как принято в мире, а можно и как всегда у нас. Лучше не спешить. Семь раз отмерить – один раз отрезать. Итак мало волнений вокруг, конечно».

Общественный деятель Мухтар Тайжан заявил, что цифровому министру Багдату Мусину следовало бы обсудить с рынком выгодность сделки до подписания меморандума. Тайжан предлагает создать экспертный совет, который будет контролировать сотрудничество со «Сбером».  

«Дискуссии и разбор выгодности сделок, планов развития надо проводить с рынком до заключения сделки, а не после подписания документов. Я помню, как нас сначала включили в Таможенный союз, и только потом начали вот также убеждать, что это просто суперидея. В результате получилось, что мы во многом потеряли экономический суверенитет, и многие наши целые отрасли обанкротились.

Потом осенью 2015 года вот также без предварительного широкого обсуждения приняли поправки в земельное законодательство, которые весной 2016 года привели страну на грань социального взрыва. И с тех пор никакие поправки, связанные с землёй, власть односторонне не принимает, и правильно делает. Проговорённость вопросов очень важна, чтобы не было неожиданностей», – написал Тайжан.

Он заключает, что «также должно быть и в IT-сфере, и в других сферах».



Поделиться: