На круглом столе, организованном A+ Analytics совместно с New Geopolitics Research Network, политологи и учёные обсудили ситуацию с Афганистаном, и как она может повлиять на Казахстан.

Выход войск коалиции из Афганистана планируется завершить не позже 11 сентября этого года. Но движение «Талибан» (запрещено в России и Казахстане), не дожидаясь этого, активизировало боевые действия. Сегодня под контролем «Талибана» находится 195 из 398 районов Афганистана, в том числе в провинциях, граничащих с Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном. По данным ООН, это составляет до 70% территории страны. Корреспондент Orda.kz передаёт мнения экспертов о ситуации.

Как события в Афганистане повлияют на Казахстан?

Политолог Гульнара Мухатаева считает, что из Афганистана в страны Центральной Азии, в том числе в Казахстан, может прийти влияние радикальных идей. Есть даже угроза терактов.

    — Несмотря на поражение исламского государства в Сирии, идея халифата сильна в головах. Женщины, вернувшиеся из зоны боевых действий, разочарованы в людях, которые строили халифат, но не в самой идее.

Сегодня в казахстанском обществе критикуют профилактические действия с целевыми группами против распространения радикальных идей. Мухатаева считает, что эти меры, наоборот, необходимо усилить.

   — Тюрьмам полагается иметь в штате теологов, но не везде они есть. Только 20% заключённых, придерживавшихся радикальной идеологии, удалось переубедить. Если умеренные неофундаменталисты увидят, что в Афганистане формируется исламское государство, они могут уехать туда и готовиться к терактам в Казахстане.

Беженцы и теракты: как повлияет на Казахстан ситуация в Афганистане
Фото: Яндекс Дзен

Политолог Рустам Бурнашев отметил риск того, что Афганистан станет очередной страшилкой казахстанских властей по принципу: «Слушайте нас, иначе будет как в Афганистане», как это было в 90-е годы.

Что касается беженцев из Афганистана, то они вряд ли окажутся в Казахстане. Эксперты считают, что разговоры об этом – лишь страхи и фобии нашего общества.

Директор института азиатских исследований, кандидат исторических наук, историк и политолог Султан Акимбеков рассказал, когда Советский Союз воевал в Афганистане, 40% беженцев попали в Пакистан и Иран. Если там разразится серьёзная война, то направления для них будут те же. А мигранты скорее пойдут в Таджикистан и Узбекистан. Есть ещё Туркменистан, но он представляет собой чёрную дыру, слабое звено в Центральной Азии, так как никто не знает, что там происходит. Впрочем, пока США финансирует правительство Афганистана, 30 млн населения будут чувствовать себя относительно хорошо.

   — Что касается радикальных настроений, то в Казахстане они появились с обретением независимости потому, что мы не были защищены в идеологическом плане, население было словно чистый лист. Почти все радикалы в Казахстане салафитского направления. Они обучались в арабских странах. В Афганистане же радикальные мусульмане не удержались у власти, потому что по складу афганский народ похож на остальные народы Центральной Азии.

Как американцы 20 лет пытались построить демократию в Афганистане

Султан Акимбеков рассказал, что американские власти последние 20 лет пытались построить в Афганистане либеральную демократию, но не смогли, потому что в Афганистане много разных племенных формирований, в каждом из которых есть внутренние противоречия. По сути, первые 10 лет американские войска воевали не с талибами, а с местными организациями. Американцы пытались привести всю палитру племён к системе институтов и централизованному государству, но в общинном обществе власть традиционно принадлежит крупным военным лидерам и полевым командирам. Американская администрация пыталась лишить их власти на местах и разоружить. Вместо них размещали представителей централизованной милиции. Но добиться полного успеха в этом не удалось.

Беженцы и теракты: как повлияет на Казахстан ситуация в Афганистане
Фото: Публичное достояние

Выборы в местную власть, которые организовывали американцы, не давали результатов, наоборот, создавали стресс в стране. В восточном обществе построить либеральную демократию оказалось невозможно: все, кто был против правительства, просто срывали очередные выборы. Свои маленькие армии имели почти все влиятельные лица в афганской политической жизни. 

По словам Акимбекова, «Талибан» (запрещена в Казахстане) — это не структурированная организация, как «Хамас», например, а «зонтичный бренд», под эгидой которого любой местный представитель может выступить со своими интересами.

Действительно ли талибы взяли под контроль почти весь северный Афганистан?

Эксперты в этом сомневаются. Султан Акимбеков заявил, что есть три версии на этот счёт.

Беженцы и теракты: как повлияет на Казахстан ситуация в Афганистане
  • Первая – талибы не захватили в действительности большую часть страны. Мы видим лишь заговор, чтобы не дать северным меньшинствам создать Северный Альянс, потому что это отрежет Афганистан от Таджикистана и лишит поддержки России.
  • Вторая версия заключается в том, что северные меньшинства заключили союз с «Талибаном» и имеют некоторые договорённости.
  • И третья, наиболее достоверная с точки зрения Акимбекова, — часть военных временно ушли в Таджикистан и Узбекистан. Можно предположить, что провинции вдруг взяли и перешли на сторону пуштунов, но несколько дней назад в Кабуле был вооружённый марш нацменьшинств, которые продемонстрировали готовность сражаться в случае необходимости. То есть они гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд, и маловероятно, чтобы «Талибан» так легко взял их под контроль.

    — Формально заявлено, что «Талибан» контролирует северный Афганистан, но на самом ли деле это «Талибан»? Я считаю, что нацменьшинства способны ликвидировать «Талибан» с юга. Значит, им зачем-то нужна эта видимость. Идёт тонкая политическая игра, в которой у каждого свои козыри и никто не хочет проиграть.

Выход из Афганистана США и СССР: в чём разница?

Беженцы и теракты: как повлияет на Казахстан ситуация в Афганистане
Советские войска в Афганистане. Фото: irkmuseum.ru

Сегодня речь идёт о поиске нового равновесия после выхода американских войск из Афганистана, но с их участием. Акимбеков утверждает, что между выходом советских войск в 90-е годы и американских сейчас есть большая разница. В 1989 году советская власть оставила афганцам много тяжёлого вооружения – танки, ракеты, а сегодня у афганцев остаётся мало оружия. Это сознательное решение американцев. Ведь тот, кто контролирует авиацию, будет контролировать всю страну. Теперь 300 тысяч афганских военных разных национальностей с базовым вооружением разбросаны по всей стране. Вдобавок, США продолжает финансирование афганского правительства и некоторого количества частных военных компаний, в отличие от Советского Союза в своё время, и распределение средств идёт через центральные органы власти. Никто не захочет открыто заявить, против или за кого они. Это будет означать, что именно ты начал войну. Сегодня сила правительства заключается не в количестве голосов на выборах, а в количестве военных.

Экономика – наше всё, или почему соседи не хотят войны в Афганистане

По словам Акимбекова, американцы в последние годы активно создавали экономическую основу присутствия разных стран в Афганистане. Самый большой проект – строительство железной дороги из Узбекистана в Афганистане. Ещё есть афганский газопровод. Поэтому многим близлежащим странам невыгодно обострение ситуации. Не на руку оно и Китаю, так как плохо скажется на Синцьзяне. У России же нет экономических возможностей, чтобы быть серьёзным игроком в этой ситуации.

    — Внутри война тоже не нужна никому, кроме Талибана. И уже никто не может рассчитывать на приход к власти только с помощью силы. В последние годы в Афганистане усилилась прослойка кабули – жителей кабула. Это централизированная часть общества, кто получил образование на Западе, и они не хотят создания исламского эмирата. Большая часть общества хочет республику, например, в стиле Ливана – чтобы во власти были представители разных наций. А Талибан хочет эмират, но не говорит, каким он будет.

Профессор Европейского центра им. Маршалла по изучению проблем безопасности Евразии, доктор наук Грегори Глисон рассказал, что США пытались найти формулу выхода войск.

     — Сейчас, конечно, очень плохая ситуация, но это было неизбежно. Население Америки и военная элита уже не поддерживают эту войну. Но 20 лет не прошли зря. Штаты будут продолжать влиять на ситуацию, но уже не так явно. Их роль уже не будет решающей. Считаю, что с 95% вероятностью Талибан добьётся успеха в какой-то форме в Афганистане. Их цель – политический успех, а не война. Но конфликт будет только внутри страны, а на страны Центральной Азии будет религиозное и идеологическое влияние.

Беженцы и теракты: как повлияет на Казахстан ситуация в Афганистане
Фото: whowhatwhy.org

Директор центра им. Топчибашева Русиф Гусейнов высказался о возможной роли Турции в афганской ситуации. По его мнению, Турция может бороться за роль гегемона в регионе. Например, военное присутствие в Карабахе уже стало историей успеха для Турции. Сирия тоже стала хорошей рекламой для новейшего высокотехнологичного оружия турецкого производства. Турция нуждается в новых регионах и рынках для дальнейшей демонстрации оружия. Таким же образом Турция может добиться военного успеха в Афганистане с помощью мягкой силы, создав стабильность в регионе и взяв контроль над ключевыми объектами инфраструктуры. Так появится формула: «Советы проиграли, американцы проиграли, а турки победили, создав стабильность». Однако Турция в тюркском регионе может раздражать Россию и Китай, а также Индию, которой может не понравиться возможный пакистано-турецкий альянс.

Поделиться: