В четверг, 18 февраля, суд № 2 города Атырау назначил активисту Максу Бокаеву четыре вида административного надзора на срок до трех лет по ходатайству департамента полиции города. Об этом пишет «Азаттык».

Это второе административное ограничение, наложенное на Макса Бокаева, освобожденного 4 февраля после пятилетнего тюремного заключения, которое было назначено после земельных митингов 2016 года. Ранее суд города Атырау приговорил Бокаева к трем годам административного надзора по ходатайству департамента КУИС по Атырауской области. Апелляционная коллегия Атырауского областного суда позже не удовлетворила ходатайство об отмене этого решения.

ДП города Атырау просил суд наложить семь ограничений. Заявление было подано в соответствии с законом об адмнадзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы. Судья Дауренбек Даумов удовлетворил четыре предложения ведомства.

На Бокаева наложены ограничения:

  • запрещается выезжать из Атырау по личным или рабочим делам без письменного разрешения полиции, которая осуществляет адмнадзор;
  • запрещается покидать жилище в будние дни с 22:00 до 06:00, а также в праздничные и выходные дни, если дела не связаны с рабочими обязанностями;
  • запрещается обсуждение общественно важных вопросов и выражение мнения по ним на улицах, площадях, в парках и скверах, в увеселительных заведениях и других общественных местах;
  • активист обязан отмечаться в УВД города Атырау по обозначенному полицией графику.

Суд отклонил два ограничения: «запрет на контакты с подростками по телефону или другим средствам без согласия их родителей или законного представителя» и «запрет на употребление алкоголя, наркотиков и психотропных веществ».

Кроме того, суд постановил, что Бокаеву нужно отмечаться в полиции один раз в месяц вместо трех, предложенных полицией. Решение суда не вступило в силу. Обе стороны вправе обжаловать его.

Бокаев назвал эти ограничения необоснованными. После консультаций со своим адвокатом Жанар Сундеткалиевой активист подаст апелляционную жалобу. Также он собирается обратиться в Комитет ООН по правам человека.

«Я не собираюсь сбегать. Если бы хотел, то давно бы сбежал. Я также не собираюсь выходить ночью, чтобы ограбить банк. Я намерен продолжить свою активистскую деятельность. Если я посчитаю необходимым, то пойду на митинг и выскажу свое мнение. С одной стороны – уголовно-исполнительная система, с другой стороны – полиция. Они накладывают ограничения. К чему все это? Пустая трата времени. Когда мы едем на машине с друзьями, за нами следуют несколько машин. На улицах установлены камеры «Сергек», распознающие лица людей. Кажется, им нечего делать, кроме как следить за мной».

Макс Бокаев

По мнению правозащитника Ерлана Калиева, предложенное полицией ограничение, которое запрещает «обсуждение и комментирование общественно значимых вопросов», «выдуманное» и «антиконституционное».

«Ст. 7 закона «Об адмнадзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» 1996 года, не содержит такого ограничения. В законе также нет правила, согласно которому поднадзорный гражданин не может публично выражать свое мнение. Это предложение полиции также противоречит Конституции. В пункте 3 ст. 39 Конституции говорится, что не допускается ни в какой форме ограничение прав и свобод граждан по политмотивам».

Поделиться: