За 30 лет независимости отечественные кинематографисты 16 раз штурмовали бастион премии «Оскар». Всё безуспешно. Разбираемся, почему.

На прошлой неделе стало известно, что казахстанский «оскаровский» комитет (который традиционно засекречен похлеще масонской ложи) выбрал кандидата на соискание премии Американской киноакадемии в номинации «Лучший иностранный фильм». Им оказалась лента Адильхана Ержанова «Жёлтая кошка».

После семи лет тотального игнора пресловутый комитет решил-таки обратить внимание на самого титулованного казахстанского режиссёра современности. За это время Ержанов успел войти в состав Европейской киноакадемии, стать победителем кинопремии Asia Pacific Screen Awards (она же «азиатский «Оскар») в номинации «Лучший режиссёр», поучаствовать в программах «Особый взгляд» в Каннах и «Горизонты» в Венеции. При этом с 2019 года Ержанов снимает в режиме нон-стоп, выпуская по два полнометражных фильма в год (в том числе в катастрофический для мирового кинематографа 2020-й), он наладил сотрудничество с несколькими зарубежными стриминг-платформами и обрёл продюсеров в России (две его последние картины – «Штурм» и «Голиаф» стали международными проектами, помимо них есть также невыпущенные фильмы «Онбагандар» и «Обучение Адемоки»).

Прежде этих достижений было недостаточно, чтобы члены комитета дали шанс Ержанову побороться за самую престижную кинонаграду. Видимо, всегда находились кандидатуры повесомее, что и побудило создать краткий экскурс по предыдущим «оскаровским» выдвиженцам от Казахстана.

В 2020 году нашу страну представляла картина «Плач великой степи» Марины Кунаровой, ранее известной постановками низкопробного экшна «Охота за призраком» и антинаркотической трэш-драмы «999».

«Плач великой степи», посвященный одной из самых трагических страниц в истории Казахстана – голодомору, вышел в ограниченный прокат уже после того, как был представлен в Сети (причём не на стриминг-платформе, а на сайте компании-производителя) и выдвинут на «Оскар». При этом жанровую принадлежность фильма определить довольно затруднительно, ведь его шатало во все стороны – от ура-патриотичного имиджевого ролика в духе «Хорошо в краю родном, пахнет сеном и мудрой, взвешенной политикой елбасы» до боди-хоррора, в котором обитатели казахского аула натуралистично поедали земляков со слезами на глазах, а перешедшие на сторону угнетателей тут же отращивали шапки-ушанки на голове и бутылку водки в руках. Но этого оказалось достаточно для того, чтобы посчитать картину Кунаровой достойной внимания американских киноакадемиков. При этом «Чёрный, чёрный человек» того же Ержанова, вошедший в основной конкурс фестиваля в Сан-Себастьяне, остался незамеченным членами отечественного «оскаровского» комитета.

В 2019 году самым достойным фильмом оказался… телесериал «Казахское ханство» Рустема Абдрашева. А если точнее, то… второй сезон сериала. Если быть совсем точным, то его двухчасовой дайджест, который был смонтирован из десяти серий в полнометражный фильм «Казахское ханство: золотой трон». Продюсер проекта Арман Асенов неоднократно заявлял о намерении добыть «Оскар» для Казахстана, и эта картина стала второй попыткой. Но из внимания были упущены два факта. Первый – совсем очевидный: телевизионная продукция борется за другие премии, никак не за «Оскар». Второй – ещё более очевидный: за пределами Казахстана никому неинтересна тема образования Казахского ханства.

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

Кинематографическая ценность продукта в принципе сомнительна. Все понимают, что это был так называемый «юбилейный проект», снятый в рамках празднования 550-летия образования казахской государственности.

Альтернативными кандидатами в тот год могли стать «Тренинг личностного роста» Фархата Шарипова, завоевавший главный приз Московского кинофестиваля; «Река» Эмира Байгазина, получившая награду за лучшую режиссуру в программе «Горизонты» Венецианского фестиваля; и поэтическая драма «Ласковое безразличие мира» Ержанова, участвовавшая в программе «Особый взгляд» в Каннах.

Пожалуй, никогда решение казахстанского «оскаровского» комитета не выглядело настолько постыдным.

В 2018 году Казахстан вошёл в шорт-лист «Оскара», но есть нюансы. Фильм «Айка» Сергея Дворцевого о жизни кыргызской мигрантки в Москве, завоевавший награду за лучшую женскую роль в Каннах, был копродукцией пяти стран, в число которых, помимо России и Казахстана, вошли Германия, Китай и Польша. Сам Дворцевой давно сменил казахстанское гражданство на российское, и все съемки прошли в Москве с российской командой. Насколько справедливо считать эту картину казахстанской – вопрос риторический. Впрочем, это не первый подобный случай.

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

Здесь мы перескочим на десять лет назад и вспомним первую и единственную номинацию Казахстана на «Оскар» – историческую драму «Монгол» Сергея Бодрова. Картина о великом завоевателе Чингисхане и его супруге Бортэ была частично снята в Казахстане, при этом в кадре не было ни одного казахстанского актёра, а в команде нашлось место лишь каскадерам и продюсеру Гульнаре Сарсеновой (она также была сопродюсером «Айки»). И хотя формально в списке стран-производителей Россия шла на первом месте, «Монгол» был выдвинут на «Оскар» от Казахстана и в итоговой пятёрке соревновался с российским фильмом «12» Никиты Михалкова. Обе картины проиграли австрийским «Фальшивомонетчикам».

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

В 2017 году нашу страну представлял фильм Акана Сатаева «Дорога к матери», спродюсированный Алиёй Назарбаевой. Масштабная драма о Великой Отечественной войне стала третьим тщетным походом нынешнего президента АО «Казахфильм» за «Оскаром». Впервые Сатаева выдвинули с довольно неплохим, но явно не «оскаровского» формата триллером «Заблудившийся» в далёком 2010-м. Спустя два года Казахстан выдвигает на соискание премии исторический эпик «Жаужурек мын бала», проигнорировав картину «Студент» Дарежана Омирбаева, участвовавшую в «Особом взгляде» Канн.

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

Примечательно, что многие прочили Сатаеву и четвёртую попытку завоевать внимание Американской киноакадемии – с картиной «Томирис», но в этот раз комитет сделал ставку на Ержанова.

2016 год был ещё одной попыткой привлечь внимание «Оскара» к истории Казахстана. Фильм Сатыбалды Нарымбетова «Аманат» одновременно рассказывал об историке Ермухане Бекмаханова, подвергшемся репрессиям, и хане Кенесары, что ничуть не приблизило страну к заветной кинонаграде.

В 2015-м в третий раз за «Оскаром» пошёл Ермек Турсунов. Картина «Жат», следом за фильмами «Шал» (выдвинут в 2013-м) и «Келин» (выдвинут в 2009-м), стала очередным шагом к тому, чтобы самопровозглашенный спаситель казахстанской культуры превратился в собственный бронзовый памятник. Турсунов неоднократно заявлял, что все эти «орехоколы» (термин Турсунова, обозначающий кинонаграды) ему неинтересны, но исправно выдвигал свои фильмы на соискание премии Американской киноакадемии.

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

В 2014 году казахстанский «оскаровский» комитет не обнаружил ни одной картины, достойной представлять Казахстан на «Оскаре», проигнорировав существование блестящих «Хозяев» Адильхана Ержанова.

Вышеупомянутый Арман Асенов предпринял первую попытку завоевать «Оскар» в 2011 году с боевиком «Возвращение в А». Для того чтобы попасть во внимание академиков, Асенов нанял российского режиссёра Егора Кончаловского и снял фильм в модном на тот момент формате 3D. Тема афганской войны хоть и была актуальна, но картина получилась абсолютно проходной и внимания не заслуживающей.

Сергей Дворцевой со своим дебютным игровым фильмом «Тюльпан», который забрал главный приз «Особого взгляда» в Каннах, был выдвинут на «Оскар» в 2008 году, но, видимо, картина оказалась чересчур артхаусной для списка номинантов и в итоговую пятёрку не попала.

Завершает наш экскурс самый масштабный провал казахстанской киноиндустрии – исторический боевик «Кочевник», который снимался несколько лет и поменял трёх режиссёров (Иван Пассер, Сергей Бодров, Талгат Теменов). Он должен был стать первым отечественным блокбастером, но в начале 2000-х Казахстан оказался не готов ни технически, ни кадрово к производству подобного рода картин. Да и на «Оскар» фильм был выдвинут в 2005 году просто потому, что больше нечего было выдвигать. Впрочем, отечественные кинематографисты должны быть благодарны этому проекту хотя бы за то, что после него остались декорации древнего города в Алматинской области, которые до сих пор используются для съёмок кино, рекламы и музыкальных роликов. Так, например, пару лет назад Айсултан Сеитов снял в этих декорациях клип «Медина» для рэпера Jah Khalib.

Казахстан в очередной раз пытается завоевать «Оскар». Как это было раньше?

«Кочевник» был второй в истории картиной, которую Казахстан самостоятельно выдвинул на соискание премии «Оскар». Первая же попытка была предпринята в 1992 году с исторической драмой «Гибель Отрара» Ардака Амиркулова, который на тот момент возглавлял «Казахфильм».

Следующие 14 лет отечественным кинематографистам было не до «Оскаров», несмотря на то, что именно в эти годы состоялось становление казахской новой волны, и свои лучшие фильмы сняли Дарежан Омирбаев («Киллер» и «Кардиограмма»), Сатыбалды Нарымбетов («Жизнеописание юного аккордеониста» и «Молитва Лейлы»), Амир Каракулов («Голубиный звонарь» и «Жылама») и Рустем Абдрашев («Остров возрождения»). Официальных причин, почему Казахстан пропустил столько лет, никогда озвучено не было.

Поделиться: