Продукты и горюче-смазочные материалы, оказывается, есть в достатке, субсидии направляют, интервенции проводят, да и цены сдерживают. Поэтому переживать нам не стоит – так успокаивают граждан госслужащие всех уровней. Но, судя по всему, мы опять на пороге кризиса. Кто виноват и что с этим делать? А может быть и, правда, нет никакого кризиса?

Некоторые эксперты утверждают, что если сейчас повысить стоимость ГСМ, то Казахстану и его жителям будет хорошо. Другие считают, что от этого станет только хуже. А вообще народ, обладающий такими ресурсами, может быть и не должен знать, что такое дефицит? Orda.kz пытается разобраться, в чём же наши проблемы. Выяснилось, что топливный кризис оказался вовсе не кризисом, а, судя по всему, причиной выгодных кому-то «бед» рядовых потребителей.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
Иллюстрация Orda.kz

Все обвиняют всех, а цены как с цепи сорвались…

Экс-министр сельского хозяйства, а ныне председатель Мясного союза Казахстана Асылжан Мамытбеков ещё летом был уверен, что взлёт цен далеко не последний. Более того, как он и предсказывал в интервью Orda.kz, чиновники и на этот раз экстренно собрались на очередное совещание, где им раздали массу поручений и велели решить проблемы населения.

   – Все забывают о проблеме до тех пор, пока жареный петух не клюнет снова. Какой продукт будет следующий в очереди к ценовому «рывку» неизвестно. Комплексного же и системного подхода к сглаживанию резких ценовых колебаний и, собственно, обеспечения продбезопасности, как не было так и нет, – говорил эксперт. 

Премьер-министр Аскар Мамин провёл совещание с акимами регионов. Тема – регулирование цен на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ) и горюче-смазочные материалы (ГСМ).

А пока вы читаете статью, в Казахстане продолжается рост цен на продукты питания и поднимается уровень инфляции. 

Оказалось, лишь за прошедшую неделю цены на СЗПТ подскочили на 0,2%. И сразу для «лечения» общей проблемы роста цен в регионах закупили 167,7 тыс. тонн социально значимых товаров. В этой корзине больше всего хлеба (41 тыс тонн), картофеля, муки и сахара (71,6 тыс тонн). Правда, там не упомянули, откуда взяли продукты и не объяснили почему в регионах возник дефицит. Но правительство пообещало в будущем увеличить финансирование закупа подсолнечного масла, гречки, говядины и капусты.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
primeminister.kz

А ещё новшество, которое пока изучают и анализируют самые придирчивые эксперты – «до конца года осуществить интервенции из региональных стабфондов, а в последующем – приобрести удешевлённую пшеницу у АО «НК «Продкорпорация». Наверное поможет, тем более, что ещё и велено проверить нефтебазы, оптовых и розничных поставщиков «на предмет обоснованности ограничения реализации дизтоплива и возможного его вывоза за пределы страны».

…и продолжают срываться

А всё из-за отсутствия системного подхода, говорят те же эксперты. Но это о товарах. Впрочем, экс-министр труда и социальной защиты населения и экс-депутат парламента Гульжана Карагусова, а ныне член совета сенаторов полагает, что раньше люди удовлетворяли потребности, а с пандемией всё поменялось.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
На фото kapital.kz Гульжана Карагусова

      – Цена на продукты повышается вместе с последствиями пандемии. Люди, например, перестали ходить в театр. Значит, не нужно покупать шикарную одежду, и соответственно производить её в допандемийном количестве. Естественно, основной удар стал падать на товары первой необходимости. Тут нужно было делать заслонку. Спрос на иное снижается вместе с ценой, а на молоко, хлеб и т.п. – повышается.

Среди косвенных причин Гульжана Карагусова выделяет падение импорта. Не последнюю роль играет и спекулятивный фактор, к ним добавляется и поддерживающие выплаты в 42 500 тенге, налоговое послабление.

Это тоже нужно связывать, так как не может быть однозначной меры – выдать, повысить, – продолжает экс-министр, но, с другой стороны, должна быть профилактическая мера, чтобы инфляция из-за этого не двигалась вверх.

Всё по порядку

     – В мире ценообразование совсем другое – рыночное. У нас же чисто спекулятивное. В странах Европы с одной стороны государство не вмешивается, но выставило запрет на наценку выше 25% от рыночной стоимости. В нашей, якобы, тоже. Но где вы это видели? Полтора года назад мясо стоило 1000 тенге, а сегодня 2500. На рынке с 30 тысячами сегодня ничего не купить.

      – На другой стороне непатриоты страны, у которых в основе развития мира и государства стоит прибыль. Тогда ни о каком социальном развитии и устойчивости государства речи быть не может. У казахов есть пословица: Кең болсаң, кем болмайсың (Если ты будешь великодушным и щедрым, то ты никогда не будешь в недостатке). Эти ценности не просто так были нужны. Кругом нужен системный подход, нужно исследовать причину. Пусть расчёт себестоимости тех же яиц покажет, какое звено из цепочки бессовестно наживается на ситуации.

Если соразмерно повышать пенсии, увеличить МЗП и т.д., то мы ещё не успеем получить их, а цены уже взлетят.

Гульжана Карагусова считает, что повышение цен создаст теневой рынок, упадёт качество, государство не будет получать налоги.

Если хочешь погубить страну, введи её в череду реформ

      – Нужно изучить причины проблемы. Экономисты и аналитики скажут, что всё это уже было. Тогда нужно посмотреть, что не сработало в прошлый раз. Также посчитать, а что будет, если принять конкретные меры. Я советский профессор и горжусь этим, нас учили планированию. А что сейчас? У нас ужасная аналитика, ещё и реформы ради реформ. У нас кто бы ни пришёл, с чего начинает свою деятельность? С новой программы и всё, что было до этого не считает! А экономика развивается поступательно, но их этому никто не учил…

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
wkazarin.ru

При министре Карагусовой выполнили программу углубления социальных реформ. Многое просчитали, за каждое слово расписывались на каждой странице, – вспоминает Гульжана Джанпеисовна.

      – Просила тогда 6% увеличение пенсии относительно инфляции, но дали только два. Говорила президенту, что будут ещё два кризиса (2008, 2013 года). Система устояла, но нужно было доделать ещё несколько дел. Многое так и не получилось сделать… А понятие – «социальная подушка» у выплат быть не может. Это должен быть системный подход. Это кропотливая работа, так как каждый день в системе что-то меняется. Сегодняшний кризис не столько экономический, он более зависит от ситуации с внешнеполитическими силами – система не может быть долго одной и той же. Но кое-кто не хочет терять монополию.

Будет ли тот же картофель и дальше дорожать, эксперт ответить не может. Дело в том, что страны не могут договориться, и поэтому делать анализ наверняка на что-либо просто не получится.

К корню проблемы

Эксперт нефтегазовой отрасли, внештатный советник министра энергетики Олжас Байдильдинов полагает, что ранее Казахстан не мог переработать достаточное количество топлива и до модернизации НПЗ существенно зависел от импортных поставок из РФ, по высокооктановому бензину до 40%, по ДТ – до 20%.

Тем не менее, топливный кризис текущего года – это не дефициты 2014-2017 годов.

         – После модернизации мы полностью обеспечивали свои потребности, лишь немного импортируя дизельное топливо из России, в основном зимнее. Если помните, в прошлом году зимнее ДТ продавалось по 260-270 тенге за литр. Вся проблема в ценовом дисбалансе. Нефть на наши НПЗ поступает по цене $18-25 за баррель, при мировой цене в $80 и фактической себестоимости добычи в среднем по отрасли в $40 за баррель.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
На фото с личной страницы facebook.com Олжас Байдильдинов

     – Если мы возьмём прошлую цену на дизель в размере 200 тенге за литр, умножим на 159 (количество литров в барреле) и разделим на 430 тенге/доллар, то получим, что у нас ДТ продавалось по $74 за баррель! Это всё равно, что сметана стоила бы дешевле молока. Такое невозможно в рыночной экономике, – отметил Олжас Байдильдинов.

Кроме того, усилился дисбаланс с соседними странами, объясняет эксперт. В РФ сейчас дизель стоит 280-300 тенге (это летнее), в Кыргызстане 270-280, в Узбекистане выше 360, в Китае выше 440 тенге за литр. Это привело к переточкам топлива в соседние страны и превратилось в высокодоходный теневой бизнес.

      – В 2017 году мы произвели 4 млн тонн ДТ, в 2021 по плану 4,9 млн – и нам не хватает этого объёма! Но подождите, у нас что, за четыре года почти на 25% выросло потребление, промышленность, обработка сельхозкультур? Нет, конечно. Не менее 500 тыс. тонн в год вывозится за пределы РК, и это по самой скромной оценке.

Что же делать?

Закрыться и жёстко регулировать внутренние цены – не самый лучший вариант, так как это приведёт к дефициту, считает Олжас Байдильдинов.

    – Мы – часть мировой и региональной экономики. В 2019 году я делал анализ, цены на ГСМ уже тогда находились ниже себестоимости. 92-й бензин должен был стоить выше 200 тенге. Совет, который всегда озвучиваю: топливо будет расти в цене, нужно готовиться к этому и переходить на более экономичные авто. К 2025 году в рамках ЕАЭС мы должны перейти к равнодоходным ценам на нефть, газ и нефтепродукты. То есть, внутренняя цена будет определяться рынком как экспортная за вычетом расходов на транспортировку и пошлины. Это требование и ВТО.

Эпоха дешёвых энергоносителей в мире и Казахстане завершается.

Эксперт нефтегазовой отрасли приводит статистику о том, что ежегодные потери нефтедобывающих компаний от продаж нефти на внутренний рынок достигают $1,8-2 млрд. Это не только невозможность найти нефть для переработки, но и существенный удар по инвестпривлекательности отрасли. Новые крупные месторождения за последние 10 лет не развивали, потому что ни один инвестор не захочет продавать 30-40% производимого товара ниже его себестоимости.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
Иллюстрация из открытых источников

Эксперт указывает и на то, что ремонт ПНХЗ не является причиной дефицита ДТ, он лишь обнажил эту ситуацию. И эти топливные волны будут накрывать страну периодически, пока мы не придём в ценовой баланс с соседними рынками. А тезисы о том, что мы живём в нефтедобывающей стране, и у нас должны быть низкие цены на бензин – непрофессиональны, считает Олжас Байдильдинов.

Их услышали?

Со следующего года субсидии от государства на производство яиц полностью прекращаются. Производители смогут устанавливать свои цены, только вот они и люди, которые не захотят платить по 700 тенге за десяток, снова будут недовольны.

В правилах субсидирования нет требования о сдерживании определённой цены, но стоимость этого продукта будет регулировать антимонопольный комитет.

    – Резкое подорожание стоимости зерновых и масличных культур, а также расходных материалов, импортных аминокислот и премиксов отразились на работе птицеводческой отрасли. Это и привело к повышению себестоимости яиц всех категорий. Снижение объёмов субсидирования в текущем году и полное отсутствие субсидирования в 2022 году осложнит и без того затруднительное финансовое положение птицефабрик, – рассказал meatinfo.ru директор птицефабрики в ЗКО Мурат Бакиров.

А вот первый заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Нариман Абильшаиков заявил, что рост цен не допустим. Поэтому МСХ предлагает два варианта решения. Первый – создать совместно с Продкорпорацией фуражный фонд и второй – в случае его создания, рассмотреть вопрос о субсидировании группы товаров, находящихся в группе социально значимых.

Есть ли у нас будущее?

Россия в этом году может дополнительно заработать от роста цен на нефть и газ $50 млрд, подсчитали аналитики Fitch. А как же мы? А у нас всё будет лучше, чем было, говорит депутат нижней палаты парламента Аманжан Жамалов.

Рост цен: как стабильность аукнется в будущем
Фото с сайта arhiv.kp.kz

Он считает, что казахстанцы могут радоваться тому, что не находятся сейчас в Европе с их ценовым кризисом на газ, нефть и энергоносители.

       – У нас ведь всё есть своё, и топливные катаклизмы нам не угрожают. Вопрос в другом – как это всё администрируют у нас. Почему нефти много, а дизеля хоть залейся, но продукты дорожают – это нужно выяснить. Это же всё нужно и отрегулировать. Вокруг нас масса аграрных государств и если у нас своего не хватает, то с другими нужно правильно и вовремя заключать договоры по продуктам.

    – К нашей нынешней ситуации с ценами всё это не имеет отношения, сейчас у нас нет кризиса. Всё что нам нужно – компетентное, профессиональное управление нашими ресурсами. Не лишним будет учитывать экспортные возможности конъюнктуры на внешнем рынке. У нас сейчас даже лучше ситуация, чем была.

Цены выросли на всю вывозимую из РК продукцию больше, чем уровень инфляции, аргументировал депутат Жамалов. И на сегодня, по его словам, макроэкономическая ситуация складывается лучшим образом для Казахстана.

В итоге мы имеем достаточно интересную систему государственного управления страны. Она, как правило, в каждый конкретный момент чётко выстроена и функциональна, но бывает совершенно неработоспособна и неэффективна. Возможно, всё-таки стоит системно подойти к проблематике. Может, перенять некий опыт для полноценной стабилизации цен.

Поделиться: