Рядовой казахстанец, вышедший за картофелем в ларёк около дома, вчера на свои кровные мог купить три килограмма, а сегодня – уже один. Знакомая история? Продавцов уже никто не винит, неужели это производители? И тут мимо. Все справедливо заявляют – горюче-смазочные материалы, металлы, техника дорожает, а значит – приходится повышать цены. Что провоцирует кризис в богатой ресурсами стране, выяснял корреспондент Orda.kz.

Предпосылки перебоев с поставками топлива и роста цен были ещё летом, тогда же знатоки прогнозировали и рост проблем осенью. Однако никаких системных решений по устранению дисбаланса и обеспечению долгосрочной стабильности поставок мы так и не увидели. Но до финальных цен на товары ещё далеко, утверждают производители.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом
agroinvestor.ru

    – За первое полугодие года в стране произвели 193 тысячи тонн мясной продукции и это больше, чем годом ранее почти на 5%. Спрос наша компания обеспечила, но в июле пришлось поднять цены. В среднем по 10% на каждый товар. Запчасти на транспорт и топливо подорожали почти на 10%, на четверть выросли в цене корма. Причём эта же цепочка поставок. Ребята на грузовиках уже больше стали брать за перевозку туш. Придётся рассчитывать, поднимать цены относительно всего этого, – рассказал совладелец алматинской компании по производству мяса Асхат Ибрагимов.

В этом году ситуацию усугубил дефицит сена и ячменя, дополняет производитель. Он так же сообщил, что посредники покупают продукт в пределах 1400-1700 тенге за кг. Но продают уже за 2500.

Традиционно каждый год власти говорят о своих конкретных мерах. Кабмин тоже успокаивает и отрицает не то что наличие, но даже приближения кризиса.

В июле президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что правительство пытается сдержать рост цен на продукты на фоне их подорожания в мире на 40%. А в сентябре он в своём ежегодном послании заявил о неконтролируемом росте инфляции, с которым не справляются правительство и Нацбанк РК. По его словам, аргументы правительства и финрегулятора о том, что инфляция растёт вслед за мировыми показателями, демонстрируют уязвимость национальной экономики.

Растущие счета за электричество, подорожание транспортных услуг, ГСМ, кормов, доля которых в себестоимости продукции составляет 65-70 процентов, стали причиной роста цен на яйца. Об этом рассказывает Тамара Васильевна, которая имеет маленькое хозяйство в Алматинской области.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом
Orda.kz

     – Помню, как к лету пришлось поднимать стоимость сразу на 20% процентов. Долгое время не поднимала, справлялась. А цены поднимались и поднимались. У меня закупают продукты несколько магазинов в селе и один в Алматы. На базарах и в магазинах по всей стране их стоимость достигала 600 тенге за десяток. Я отпускала в среднем от 15 до 20 тенге за штуку. У нас сократился выпуск яиц где-то на 15% за год, так как соевый, растительный, пшеничный шрот возрос, ещё был птичий грипп, – говорит Тамара.

Впрочем, часть знатоков заявляет, что наоборот нужно отказаться от практики регулировать цены, лучше их отпустить из государственных рук. Однако из-за повышения цен на тот же бензин рынок по всей цепочке отреагирует точно так же. И как же быть простому потребителю?

     – Правительству необходимо системно и предметно заниматься вопросами ценообразования и тарифов. Это касается и товаров, и услуг естественных монополистов. Не секрет, что цены в нашей стране высокие – от продуктов питания и одежды до стоимости различных услуг, – говорил президент Токаев ещё в 2019 году.

Позднее, он вновь дал поручение кабмину и акимам принять неотложные меры в связи с ростом цен. Чиновники, между тем, за ценами давно следят, правительство и акиматы утверждают, что удерживают их через стабилизационные фонды и прямое установление пороговых цен. Но хлеб, мясо, яйца, макароны и многое другое всё же становится некоторым не по карману. 

Все ниточки ведут к ГСМ

     – По моим наблюдениям, за год в среднем хлеб подорожал на 6%. Пшеничный из муки высшего сорта на 10%. Социальный хлеб из муки первого сорта на 4%, а за 5 лет – на 50%. Подруга продавщица говорит, что крупная алматинская компания не хочет к ней возить 40 булок хлеба каждый день, мол, просто не выгодно будет туда-сюда ездить. Например, себестоимость хлеба у меня в пекарне – 42 тенге. До того, как он попадёт на стол к вам, он пройдёт еще 3-4 цепочки и будет стоить 150, – поделилась Шолпан, владелица маленькой пекарни.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом

Суть в том, что на рынке ГСМ, как утверждает работник атырауского нефтеперерабатывающего завода, который пожелал остаться инкогнито, всё в порядке. Все планы выполнены, товар есть и отгружается в полном объёме. Просто цены ровняют под российские – таков приказ сверху. Ещё один источник, который занимается поставками оборудования для производства мяса, утверждает, что текущие цены на металлы – половина причины подорожания конечного продукта. Достаточно взглянуть на таблицу роста за последние годы.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом

Стараясь понять шок, который переживает рынок ГСМ, многие кивают в сторону Павлодарского нефтеперерабатывающего завода. Не вовремя, мол, закрыли на ремонт. Но в пресс-службе предприятия сообщили, что всё запланированное завод произвёл и сейчас, несмотря на остановку, ГСМ, и солярка в том числе, потребителям отгружаются.

Также объяснили, что газосварочные работы и замена технологического оборудования, которое действует в агрессивной среде, при высоких температурах и давлении, возможны только при полной остановке производства.

До 2017 года ПНПЗ останавливали на ремонт ежегодно. После модернизации, которая позволила увеличить срок эксплуатации без ремонта, прошло три года. То есть на этот раз уже деваться некуда – производство нужно было останавливать. Тем не менее, в связи с дефицитом дизтоплива на казахстанском рынке ГСМ, ПНПЗ перенёс сроки остановки на 10 дней.

И ещё нас проинформировали, что завод работает по толлинговой системе – то есть продукция, которую выпускает НПЗ, принадлежит не ему, а так называемым давальческим компаниям. И работает НПЗ только по их заявкам. Схема простая – компания даёт нефть, а завод её перерабатывает и делает нефтепродуктов столько сколько заявляет давалец или как сейчас говорят – ресурсодержатель. Завод получает деньги за процессинг, то есть за переработку нефти, и совершенно не участвует в ценообразовании.

Давальцы – это трейдеры, которые покупают нефть и везут её на НПЗ. Они платят за переработку сырья, акцизы и НДС. Потом получают готовый продукт и реализуют его по своему усмотрению.

А реализацией занимаются уже другие компании – операторы.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом
Фото: пресс-служба Павлодарского НПЗ

А вот здесь вопросов больше всего. В Павлодаре ещё помнят скандал с едва не сорванной в прошлом году посевной, когда вдруг на рынке операторов, то есть продавцов солярки, появилась компания Astana Oil.Com.

И неожиданно для всех стала ведущей в распределении льготного топлива для сельчан. И только когда крестьяне были вынуждены почти остановить сев, акимат оправдывался, что Astana Oil.Com предложила свои услуги за суммы, которые и сравнить было сложно с другими предложениями – 4,5 тыс. тенге вместо 6 тыс. за услуги! ТОО в результате получила 70 процентов всех объёмов льготного дизельного топлива. Тогда в ситуацию вмешались и прокуратура, и КНБ.

Деньги компания вернула, но те, что шли по льготному тарифу. По какой цене и кому продали солярку так и осталось тайной. В этом году в числе операторов опять и как-то вдруг появилась новая компания – GELION GROUP. Для этого оператора тоже включён зелёный свет, отмечают перевозчики, и, конечно, отданы солидные объёмы льготного ГСМ. Водители утверждают, что у компании ни хранилищ, ни сотрудников, а дизельное топливо хранится в арендованных ёмкостях, но, тем не менее, львиная доля ГСМ для посевной оказалась у них.

Зачем понадобился ещё один оператор, у которого получить солярку – это потратить кучу нервов и времени, задаются вопросом водители-перевозчики. И сами отвечают – затянуть процесс, а оставшуюся льготную солярку продать втридорога. 

В Павлодаре, кстати, солярки производят сравнительно не много, в 8 раз меньше, чем в Атырау. Почему же тогда западно-казахстанский гигант не смог своей долей успокоить рынок ГСМ, тем более, что его капитально отремонтировали в прошлом году.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом
asfera.info

Оказывается, причины есть и здесь. В Атырау НПЗ не выпускал продукцию с февраля по май. Причина – авария в энергосистеме КЕГОК. В начале года вышло из строя ключевое оборудование. Чтобы его поменять, заводу пришлось раскошелиться на 47 млрд тенге. Речь идёт об установке олигомеризации бутенов и установке каталитического крекинга. Годовой план у АНПЗ по дизелю – 1 млн 720 тыс. тонн. А за 9 месяцев они смогли произвести только 1 млн 166 тыс тонн. План не выполнили на 13 процентов. И явно до конца года догнать не смогут.

А неделю назад КЕГОК опять дал сбой и АНПЗ опять встал. К 47 млрд лишних расходов добавилось ещё 13 млрд тенге. Итого – 60 млрд с начала года на замену оборудования, которое могло бы ещё послужить.

А что же Шымкент? Несмотря на плановые прямые поставки льготной солярки сельскому хозяйству, отсутствие ремонта и проблем с электроэнергией, дефицита дизельного топлива избежать не удалось. Аналитики кивают головой в сторону соседей – без ГСМ оставила контрабанда дизеля в Кыргызстан.

Инфляции и девальвация - потенциальный эффект игр с топливом
Autoflit.ru

Жизнь меняется. И условия, в которых работает наша промышленность, тоже должны меняться, повторяет председатель мажилиса Нурлан Нигматулин всякий раз министрам, но, кажется, его не особо слушают, как и прямые поручения президента.

Напомним, 5 октября дальнобойщики в Актобе выступили против высоких цен на дизтопливо. Они обещают повысить расценки на свои услуги, если не снизятся цены и останутся лимиты на горючее на заправках.

Также в авиакомпании Air Astana официально заявили о дефиците дизтоплива. Аграрии тоже поставили под сомнение завершение уборочной страды, возмущаются и водители-дальнобойщики.

Кроме того, летом в Казахстане резко подорожали продукты питания. За год морковь и свёкла подскочили в цене более чем в два раза, а картофель стал стоить как заморские бананы. При этом месяц назад в минсельхозе утверждали, что картофеля в стране достаточно, ведь запасы составляют более 70 тысяч тонн.

Поделиться: