Почему власти Казахстана серьезно настроены расстаться с русским языком, на котором говорят миллионы граждан страны?

Об этом рассказывает корреспондент Lenta.ru, передает Orda.kz.

Как считает автор материала, в Казахстане большая часть населения использует русский язык в своей повседневной жизни. И к новости о том, что через пару лет все школьники будут учиться только на казахском языке, который более того уже переводят с кириллицы на латиницу, народ относится с тревогой.

Решение казахстанских властей выглядит особенно необычно на фоне диаметрально противоположных действий в языковой политике соседних государств:

  • Власти Кыргызстана просят Россию создать в республике сеть русскоязычных школ-интернатов.
  • В Узбекистане русскому начинают обучать в детских садах, а в школы приглашают российских учителей.
  • В учебных заведениях Таджикистана уже много лет работают русскоязычные преподаватели.

Казахстан, в свою очередь, упорно двигается против шерсти, подмечает российское издание.

– Для нас это одна из первостепенных задач — сделать так, чтобы обучение на государственном языке было доминирующим (…) В этом не должно быть никаких дискуссий, потому что это государственный язык и очевидно, что на государственном языке должны обучаться граждане нашей страны, – говорил министр образования Асхат Аймагамбетов в интервью казахстанским СМИ.

Репрессии к желающим учиться на русском языке пока применятся не будут, пообещал министр. Но от своего масштабного плана власти отказываться не собираются.

Согласно ему, к 2023 году должна завершиться латинизация казахского языка и все школьники будут обучаться на государственном языке.

Отказаться от кириллицы в стране решили еще в 2017 году, в 2018-м был утвержден новый алфавит, но пока до решительных шагов в этом направлении дело не доходило.

Но истинные намерения министра Аймагамбетова – добиваться сто процентного обучения на казахском – понятны и имеют мало общего с заботой о национальном языке и культуре.

Издание вспоминает коррупционный скандал, который случился в 2020 году и обошелся бюджету без малого 16 миллионов долларов. Тогда из-за обвинений в коррупции была уволена глава департамента госзакупок казахского министерства образования Анар Каирбекова. А ситуацию уладить полностью не удалось.

Сейчас Аймагамбетов надеется, что информационная шумиха вокруг ускоренной дерусификации казахского образования затмит коррупционный скандал и поможет ему сохранить свой пост. Для этого у министра есть все шансы, поскольку в казахской политической элите сейчас как никогда много антироссийски и русофобски настроенных национал-либералов.

Они усилили свои позиции после парламентских выборов в январе 2021 года. Фракция «Ак Жол» официально защищает антироссийскую риторику, требующую ликвидировать русские названия городов и по примеру Украины признать голод 1930-х «геноцидом казахского народа».

Во фракцию правящей партии Nur Otan также допущены несколько радикальных националистов, включая Айдоса Сарыма, которого принимают в Госдепе и иных государственных и политических структурах США.

Лишить русский язык официального статуса в республике Казахстан требуют издания «Казак Уни», «Жас Алаш» и «Адырна». Власть заигрывает с националистами, так как считает их представителями казахского большинства. Но это заблуждение – они скорее меньшинство.

Казалось бы, доля этнических казахов действительно растет: среди всей массы населения их 68%, а среди учащихся школ — более 70%. Но национальное самоопределение не имеет никакого отношения к языку и политическим установкам.

Опубликованное в 2020 году крупное исследование немецкого «Фонда Эберта» показало, что Казахстан вовсе не казахоязычен, свободно этим языком владеет чуть больше трети населения –39%, а в центральных и северных регионах этот показатель и вовсе не превышает 8-10%.

Русским же свободно владеет 51% казахстанцев. При этом 77% участников исследования предпочли общаться с социологами на русском, а не на казахском языке.

Сейчас в школах 70% учеников-казахов. Это чуть меньше, чем 10 лет назад. ЕНТ на казахском языке сдает 51% выпускников.

Президент Токаев в 2020 году был вынужден распорядиться тем, чтобы официально перевели преподавание естественных наук в казахстанских вузах на русский язык, так как это основа для изучения большинства профессий. Одновременно с этим казахские националисты все время винят отечественных учителей и врачей в том, что они не знают государственный язык, а документы предпочитают заполнять на русском.

Детский хирург Алмас Коптлеуов говорит, что врач, окончивший медуниверситет на казахском языке, будет наполовину неграмотен и лишь потому, что наука пользуется русским языком.

– В базовом учебнике по хирургии на казахском языке операция удаления аппендицита уместилась на 12 страницах. Тогда как на русском языке о том же самом издано не менее 42 монографий. И такое положение по всем разделам медицины, – говорит Коптлеуов.

К слову, на рынке Казахстана доля русскоязычной литературы достигает 90%.

Филологи отмечают, что сейчас казахский язык практически перестал использоваться для написания литературных или научных текстов. Это связано еще и с тем, что видоизменился сам казахский язык: он используется в узкой и специфической языковой среде, соответственно, и его функционал значительно сузился и сократился.

Казахстан совершенно не контролирует более половины телевизионной сетки и практически весь книжный рынок, не говоря уже об интернете.

– Наши националисты из-за своей ненависти к русским, русскоязычным казахам и России готовы завести свой народ в мракобесие, – Алмас Коптлеуов, детский хирург.

Нагнетание антироссийских и русофобских страхов может привести к появлению реальных разногласий между властью и русскоязычным большинством.

По словам автора материала, стратегия президента Токаева во многом основана на лавировании между националистами и основной массой населения Казахстана. Но события последнего времени показали, что она бесперспективна и опасна для власти. Политической элите Казахстана нужно сделать шаг навстречу собственным избирателям.

Хорошим началом стало бы придание русскому языку статуса второго государственного в Казахстане, если уж вопреки 20-летней политике казахизации он остается более популярным, чем казахский, подытожил корреспондент Lenta.kz.

Поделиться: