Пресс-служба и топ-менеджмент Банка ЦентрКредит не отвечают за звонки и запросы журналистов, поэтому финансовый обозреватель Orda.kz Ирина Ледовских самостоятельно подняла финансовую историю банка.

Мы опирались на открытые источники, но практически не пользовались сайтом банка. Дело в том, что финансисты на официальном ресурсе «забыли упомянуть» о своем участии в государственной программе оздоровления банковского сектора (банк получил от государства 60 млрд тенге) и не совсем удовлетворительных итогах оценки качества активов – AQR. Итак, во что обошёлся налогоплательщикам бизнес Банка ЦентрКредит?

Банк ЦентрКредит был одним из первых частных банков в СССР — финансовая структура получила лицензию 19 сентября 1988 года. До кризиса 2015 года БЦК специализировался на выдаче ипотечных займов, пережив с рынком недвижимости все взлёты и падения. Финансовые штормы 2008 и 2015 годов сказались на организации.

В 2016 году структура продала ООО «Банк БЦК-Москва» российским инвесторам. Через несколько месяцев иностранные и местные акционеры предпочли покинуть тонущий корабль. Так, один из отечественных акционеров — Бахытбек Байсеитов купил 10% у IFC (дочка Всемирного банка) и 41,93% у Kookmin Bank.

После этого у финансовой организации, как и ещё некоторых банков начались проблемы с ликвидностью. За несколько недель Национальный банк Казахстана разработал Программу оздоровления финансового сектора страны.

На поддержку Евразийского, АТФ банка, Банка ЦентрКредит и Банка РБК государство потратило 653 млрд тенге. Из них БЦК получил 60 млрд.

Организация выпустила облигации сроком на 15 лет по ставке 4% годовых. Дочерняя компания НБ РК — АО «Казахстанский фонд устойчивости» их купила. Отметим, что банк исправно выплачивает долг, и задержек с выполнением обязательств не было. Наверное, благодаря этому вливанию из частных коммерческих банков только ЦентрКредит сохранил хороших специалистов по ипотечному кредитованию. Об этом журналистам в кулуарах много раз рассказывали представители регулятора. Именно эти специалисты смогли «поднять» ипотечный рынок при запуске программы «7-20-25». Как бы то ни было, последствия ипотечного кризиса вынудили топ-менеджмент банка изменить подход к бизнесу. Теперь структура начала специализироваться на секторе МСБ. С 2017 года предпринимательский портфель организации увеличился в разы.

Почему про расстрел молчит банк: история ЦентрКредита


На фото Business FM
Г. Хусаинов, председатель правления АО «Банк ЦентрКредит»

Как гром среди ясного неба грянули итоги оценки качества активов. Регулятор рекомендовал увеличить провизии банка на 26,4 млрд тенге, из которых 5,8 млрд были докапитализированы акционерами организации. На оставшиеся 20,6 млрд. фонд проблемных кредитов предоставил гарантии сроком на 5 лет. Увеличение провизий – это всегда тревожный знак для рынка. Провизии — определенный резерв, который создается банком для минимизации риска того, что при неуплате каких-то кредитов банк будет работать стабильно. Причем по официальным данным в это время токсичный портфель банка не превышал 7%.

По итогам прошлого года БЦК входил в пятерку крупнейших банков страны с активами порядка 1,85 трлн тенге. При этом за 12 месяцев «пандемийного года» чистая прибыль структуры составила 8,57 млрд тенге, что на 18,4% меньше, чем в предыдущем году, когда прибыль составила 10,5 млрд.

Крупными участникам АО «Банк ЦентрКредит» являются Бахытбек Байсеитов – 48,47% и бывший председатель правления Владислав Ли – 11,16%. Остальной портфель принадлежит миноритариям.

Последние скандалы, связанные с банком, звучали в 20015-2016 годах. После резкого обесценивания тенге ипотечные заемщики, не могли оплачивать долларовые ссуды БЦК. Ипотечники объединились и начали устраивать мини-митинги перед головными офисами большинства банков страны. Как всегда, на выручку банкирам пришел регулятор. Тогда была запущена первая программа реабилитации ипотечных заемщиков. По большому счёту она не устраивала ни должников, ни финансистов, но всё-таки Нацбанк смог снять напряжение в обществе, и никто не пострадал.

Стрелку из Акбулака никто не пришел на помощь. Он не угрожал в соцсетях, не устраивал марши, он просто взял ружье и забрал пять жизней.

Автор: Ирина Ледовских

Поделиться: