Министерство энергетики Казахстана снизило прогноз добычи нефти на текущий год. Если первоначальный план, обнародованный буквально месяц назад, предусматривал добычу 86 млн т, то сейчас целевой показатель снижен сразу на 2,6 млн – до 83,4 млн т. Подробности в материале обозревателя ORDA. Олега Червинского.

Основных причин две: восстановление мировой экономики после пандемии Covid-19 идет не так быстро, как хотелось бы, ввиду проблем с темпами вакцинации во многих странах. И второе – Казахстан продолжает выполнять обязательства в рамках соглашения стран-членов ОПЕК по сокращению добычи в целях недопущения падения мировых цен.

По итогам прошлого года нефтедобыча в стране уже снизилась на 4,85 млн тонн: с пикового значения в 90,5 млн в 2019 году до 85,65 млн.

Таким образом, плановые показатели текущего года показывают падение более чем на восемь процентов от уровня 2019 года. Причем основное бремя снижения придется на средние и мелкие компании, в том числе с участием нацкомпании «КазМунайГаз».

Кто окажется в числе пострадавших? Например, дочерняя компания КМГ – «Эмбамунайгаз», добыча у которой в 2020 году и так упала на 10,3% по сравнению с предыдущим. Или совместное предприятие «КазГерМунай» (где КМГ имеет ровно половину акций), показавшее рекордное падение в 30,2% за год. Работающее в Актюбинской области «CNPC-Актобемунайгаз» снизило в прошлом году добычу на 18,7%, и тенденция продолжится в текущем году.

Месторождения, разрабатываемые этими компаниями, считаются «зрелыми», то есть прошедшими пик добычи. Чтобы объемы не падали, нужны большие инвестиции в поддержание давления внутри нефтяного пласта, а делать их экономически невыгодно, так как оставшиеся запасы не позволят окупить эти инвестиции. Получается замкнутый круг.

За последнее десятилетие доля добычи на давно разрабатываемых месторождениях, исключая Тенгиз, Кашаган и Карачаганак, снизилась с 53% до 38%.

В свою очередь, доля этой «большой тройки» увеличилась с 47% до 62% в общем объеме нефтедобычи в стране. И это не есть хорошо. Такая большая зависимость отрасли от трех игроков таит в себе большие риски, которые могут «выстрелить» в случае какого-нибудь форс-мажора, обрушив добычу и экспорт.

Но даже не это главное. Еще в 2014 году Крымбек Кушербаев, будучи акимом нефтедобывающей Кызылординской области, бил в колокола, призывая правительство задуматься о будущем региона. Как заявил аким на брифинге в Службе центральных коммуникаций в Астане, извлекаемые запасы на Кумкольском нефтяном месторождении – всего 126 млн т, ежегодная добыча – 10 млн т. 

«Считайте, мы в ближайшие 10-15 лет все это исчерпаем. Основное нефтяное месторождение – это Кумколь. А что дальше делать? Если мы сейчас не изменим структуру экономики и не примем срочные меры по ее диверсификации, мы обречем регион на большие проблемы», – заявлял тогда Кушербаев.

И вот минуло семь лет из отведенных десяти-пятнадцати. Работающая в области компания «ПетроКазахстан» все это время вела доразведку и новую геологоразведку, пытаясь пополнить запасы, но глобально проблемы это не решит. Как будут жить Кызылорда, Актобе «после нефти», где будут работать их жители и чем кормить детей?

Пока, похоже, ответов на эти вопросы у правительства и местного акимата нет.

Поделиться: