О проблемах господдержки сельского хозяйства и коррупционных схемах чиновников Orda.kz рассказали фермеры.

Осенью 2021 года президент Токаев подверг разгромной критике министерство сельского хозяйства за провал государственной программы поддержки агропромышленного комплекса. Выяснилось, что часть бюджетных средств, выделенных на субсидирование фермеров, была разворована чиновниками. Речь шла о миллиардах тенге, поэтому глава государства поручил правоохранительным органам провести тщательное расследование уголовных дел по фактам коррупции в аграрной сфере.

«Всех ответственных лиц нам нужно наказать. В конце концов, места в колониях для всех хватит», – предупредил Токаев.

За дело взялась Антикоррупционная служба во главе с Маратом Ахметжановым. Следователи стали проверять целевое использование бюджетных средств в регионах и выявлять слабые места аграрной госпрограммы, которые позволяли недобросовестным чиновникам совершать аферы с субсидиями.

К обсуждению актуальной и злободневной темы подключились пользователи соцсетей, ученые и общественные деятели.

Поднятые проблемы дали хорошую пищу для размышлений СМИ и интернет-изданиям. Не стала исключением и наша редакция: мы провели собственное журналистское расследование в материале Коррупционные риски, или что не так с субсидиями Минсельхоза.

Теперь Orda.kz заинтересовалась преступными схемами казнокрадов и антикоррупционными мерами, который принял Минсельхоз после критики Токаева.

Дотационная отрасль

Для начала разъясним, что такое субсидии для сельского хозяйства и почему от них нельзя отказаться. Субсидии – это выплаты из государственного бюджета фермерам для возмещения их затрат. Простой пример: глава крестьянского хозяйства построил животноводческий комплекс для разведения маточного поголовья и получения мясомолочной продукции. Он потратил немало денег на закупку крупного рогатого скота, технологического оборудования и строительство коровников и теперь хочет, чтобы государство помогло возместить ему часть расходов. Для этого он собирает подтверждающие документы и оформляет заявку на получение субсидии через одну из трёх существующих информационных систем Минсельхоза. Если ведомство одобряет его заявку, то оно перечисляет деньги на его счет.

Государственные субсидии дают также на развитие скотоводства, растениеводства и семеноводства и на возмещение части расходов, которые понёс фермер при инвестиционных вложениях. Всего насчитывается 47 различных видов субсидий по 15 приоритетным направлениям.

Теоретически дотацию может получить любой фермер, однако на практике деньги получают в основном владельцы крупных крестьянских хозяйств и агропромышленных предприятий. Такое несправедливое распределение  вызывает возмущение других аграриев. Об этом нам рассказал руководитель ТОО «Азат Ет» Анас Баккожаев. 

«В 2019 году жители Аккольского района Акмолинской области учредили кооператив по выращиванию крупного рогатого скота, – говорит Баккожаев. – Мы очень хотели получить субсидии, чтобы компенсировать наши затраты на молодняк и развитие  откормочной площадки на 1000 голов крупного рогатого скота, однако нам их не дали. Сказали, что у нашего кооператива, мол, мощностей не хватает. Поэтому мы не довольны тем, как на деле осуществляется господдержка аграриев».

Как чиновники разворовывали государственные субсидии аграриев
фото orenburzhie.ru

Слабое звено Минсельхоза

Следователи антикоррупционного ведомства изучили алгоритм подачи, рассмотрения и утверждения бюджетных заявок на получение субсидий. Они пришли к выводу, что слабым звеном являются информационные системы Минсельхоза Qoldau, «ИАС» (plem.kz) и «ИСЖ», которые не интегрированы с базами данных других ведомств. Это означало, что администраторы программ не могли проверить достоверность заявок услугополучателей.

К примеру, если фермер просил компенсировать ему строительство свинарника или тепличного комплекса, то невозможно было проверить, а есть ли у него в собственности земельный участок. Информационные базы Минсельхоза не имели доступа к базам данных государственного земельного кадастра. Нельзя даже было проверить, есть ли у заявителя задолженности по кредитам, имеет ли он движимое и недвижимое имущество, да и вообще существует ли на самом деле человек с такими данными.

Некоторые продвинутые пользователи из числа бизнесменов тоже знали о слабых местах информационных систем Минсельхоза и пользовались этим. Они предоставляли липовые данные об объёмах произведенной продукции, чтобы получить казенные средства на компенсацию своих затрат. Так, например, некоторые владельцы птицефабрик писали в заявке, что, мол, продали миллионные партии куриных яиц, тогда как по факту реализовывали сотни тысяч. Они также могли купить по дешёвке яйца российского производства, а затем перепродать их, выдав за собственную фабричную продукцию. Или же завысить стоимость клеточного оборудования для содержания кур-несушек, чтобы получить компенсацию за его покупку.

Чиновники управлений сельского хозяйства областных акиматов действовали изощрённее. Имея доступ к информационным системам Qoldau, «ИАС» (plem.kz) и «ИСЖ» Минсельхоза, они фальсифицировали данные бюджетных заявок, составляя их от вымышленных или подставных лиц. Затем получали бюджетные деньги и тратили их по своему усмотрению.

К примеру, в ЗКО казнокрады долгое время незаконно обогащались за счёт субсидий на обводнение пастбищ. Поясним простыми словами, что такое «обводнение». Это процесс обеспечения водой домашнего скота в засушливой местности. Государство гарантирует возмещение 80% затрат на строительство гидротехнических сооружений и покупку солнечных панелей.

Что делали чиновники? Они через подставные ИП покупали дешёвые солнечные панели для питания водных насосов, а в некоторых случаях вообще их не устанавливали, и получали средства по фиктивным актам. Такая же ситуация складывалась с колодцами: составлялись акты на непробуренные метры, выдавая глубокие ямы за полноценные гидросооружения. При этом заявки на получение субсидий подавались от имени фермеров с помощью их цифровых подписей.

Казалось бы, если так высоки коррупционные риски с аграрными субсидиями, тогда почему нельзя сократить размер дотаций или вообще отказаться от государственных субсидий? Ведь это позволит избежать хищения казённых денег. Но львиная доля фермеров нуждается в деньгах. Рассчитывать они могут только на помощь государства.

«Многие фермеры испытывают недостаток оборотных средств, потому что все кругом дорожает: солярка, удобрения, комбикорма. Наша прибыль нередко едва перекрывает затраты на их покупку, плюс надо платить за свет, воду, отдавать налоги. Мы нуждаемся в деньгах, а где их брать? Коммерческие банки не любят кредитовать фермеров, так как речь идёт о долгосрочных займах. Им удобнее и выгоднее работать с городскими жителями, поскольку те оформляют краткосрочные потребительские займы. Вот нам и приходится рассчитывать на государственные субсидии, так что отменять их нельзя», – говорит Анас Баккожаев.

Когда специалисты Антикорра проводили комплексный анализ субсидирования сельского хозяйства, то обратили внимание на вопросы планирования потребности в дотациях. Выяснилось, что Минсельхоз и акиматы формировали бюджетные заявки без научного и экономического обоснования. Чиновники не делали никаких расчетов по поводу того, какая отрасль сельского хозяйства больше других нуждается в субсидиях, какое производство рентабельное. Не было и контроля целевого использования субсидий, что позволило некоторым должностным лицам незаконно присваивать казенные деньги.

«Проблема в том, что целевые индикаторы госпрограммы ориентированы не на конечный результат, когда фермер взрастил свою продукцию и успешно реализовал её, а на промежуточные этапы, когда идёт процесс производства, – говорит Анас Баккожаев. – Для избавления от коррупционных рисков нужно избавиться от промежуточных видов субсидий, тогда это принесет выгоду и государству, и самим фермерам».

Работа Антикора

По данным антикоррупционного ведомства, в 2015–2020 годы в сфере сельского хозяйства было зарегистрировано 960 преступлений. К уголовной ответственности привлечены 450 лиц.

В 2021 году было зарегистрировано 65 уголовных дел по фактам хищения субсидий. В качестве основных фигурантов проходили менеджеры подведомственной минсельхозу организации – Национального аграрного научно-образовательного центра (НАНОЦ). В аферах подозревались как сотрудники головного офиса предприятия, так и его филиалов по Туркестанской, Атырауской, Жамбылской и Актюбинской областям.

Имея доступ к информационной системе «ИСЖ», предназначенной для учёта скота и получения субсидий, они искажали и меняли количество, возраст, пол и учётный номер животных. Со стороны казалось, что у владельцев подворья успешно идут дела, так как по документам приплод индюков, гусей и уток был большой. Тогда как на самом деле всё обстояло не столь радужно.

Например, в Туркестанской области только в одном из хозяйств было установлено 400 фактов корректировки возраста крупного рогатого скота. Взрослые коровы по документам проходили как новорожденные телята. Это было сделано для искусственного увеличения приплода, чтобы получить субсидии.

Следователи Антикора выявили также в разных регионах страны факты субсидирования несуществующего скота либо случаи, когда приобретение одной и той же живности проходило через двойное, даже тройное субсидирование. Такого рода аферы обычно проворачивали ветеринарные врачи, имеющие доступ к информационной системе «ИСЖ». Они вносили данные по животным и самостоятельно корректировали базу. Кроме того, они могли пользоваться чужими учётными записями, что создавало определенные коррупционные риски.

«Субсидирование животноводства – это плохо продуманная система господдержки товаропроизводителя. Почему? Да потому что он получает субсидии на покупку быка, выращивание маточного поголовья, селекционную работу, плюс получает еще 200 тенге за кг живой массы. Но никто не знает, сможет ли он реализовать мясо? То же самое происходит в растениеводстве, где даются субсидии на удобрения, гербициды, семена. Никто тоже не знает, какая будет урожайность, какой объём будет реализован внутри страны. Получается, что выделение субсидий на промежуточный этап – это пустая трата денег», – говорит Анас Баккожаев.

В Актюбинской области Антикору удалось раскрыть аферу с организацией хищения бюджетных средств, выделенных на приобретение и установку солнечных панелей. Игра стоила свеч, поскольку 80% затрат покрывали субсидии государства, и речь шла о колоссальных суммах. Ва-банк пошёл сотрудник НАНОЦ. Он выходил на фермеров и затем от их имени оформлял заявки и финансовые документы на получение субсидий. Фишка в том, что он вносил изменения в базу данных, завышая цену на оборудование в два–три раза. Разница уходила ему в карман. При обыске у него были обнаружены документы, указывающие на получение им более 100 млн тенге.

В октябре-ноябре 2021 года антикоррупционная служба провела внешний анализ рисков в сфере субсидирования АПК. По её итогам в Минсельхоз было направлено более 170 рекомендаций по совершенствованию субсидирования аграриев.

Как чиновники разворовывали государственные субсидии аграриев
фото grozniy.bezformata.com

Хотели, как лучше, а получилось…

Сами фермеры и общественные деятели видят корень проблем в упрощенных правилах субсидирования, принятых Минсельхозом три года назад. Произошло это после того, как в адрес руководства ведомства стали поступать многочисленные жалобы по поводу недоступности дотаций простым фермерам.

«В 2019 году министр сельского хозяйства Сапархан Омаров внёс изменения в правила выделений госсубсидий, согласно которым претендентам на их получение стало не обязательно соответствовать её критериям, – говорит общественный деятель Мухтар Тайжан. – К примеру, если раньше у услугополучателя должна была быть своя земля, поголовье скота или птичий двор, чтобы получить компенсации на расходы по их содержанию, то с недавних пор эти обязательства сняли. В итоге субсидии стали получать лица, не имеющие никакого отношения к сельскому хозяйству. Например, владельцы салонов красоты, химчисток и СТО».

По словам Тайжана, до 40% субсидий, выделенных в 2019–2021 годы на развитие животноводства, оказалось использовано не по целевому назначению. За это он просит привлечь к уголовной ответственности бывших министров сельского хозяйства – Сапархана Омарова и Айдарбека Сапарова (об этой Тайжан говорит во всех своих выступлениях по ТВ – Авт.). А чтобы исключить коррупционные риски, общественный деятель предлагает провести цифровизацию информационных баз данных и ужесточить требования к тем фермерам, кто подает заявки на получение бюджетных денег.

«Субсидии – это государственные деньги, это деньги налогоплательщиков. Мы забираем их у врачей, учителей и железнодорожников, чтобы помочь фермерам. Ну так давайте ужесточим механизм выдачи денег и проследим, как они расходуются на местах», – говорит Тайжан.

Что касается громкого скандала с НАНОЦ, то он не удивил аграриев. Они считают, что подведомственная организация Минсельхоза погрязла в коррупции потому, что она была монополистом в сфере субсидирования животноводства. Если бы в стране действовало несколько операторов информационной системы «ИСЖ», тогда качество предоставляемых услуг было бы выше, как того требует конкурентная среда. А главное, можно было бы избежать коррупционной составляющей, поскольку не было бы соблазна обогатиться за счет казны, имея привилегированный доступ к базе данных.

«Все мы помним историю с единым оператором «РОП», который на протяжении пяти лет занимался утильсбором и на этом зарабатывал миллиарды тенге, – говорит Мухтар Тайжан. – Недавно государство лишило «РОП» этой привилегии. Так почему же не решить проблему с монополией в аграрной сфере? Почему только Минсельхоз единолично решает вопросы субсидирования фермеров, не проводя никаких конкурсов и тендеров?»

По мнению общественного деятеля, необходимо пересмотреть политику Минсельхоза, чтобы добиться успешных показателей в развитии АПК.

«Я считаю, что АПК нужно развивать не столько за счёт субсидирования, сколько за счёт предоставлениях фермерам льготных кредитов и льготного страхования, – говорит Мухтар Тайжан. – Например, выдавать им кредиты под 2% годовых, но с условием, что они будут возвратными. Просто так дарить деньги никому не надо, поскольку это порождает иждивенчество. Льготное страхование сельского хозяйства необходимо потому, что Казахстан относится к зоне рискованного земледелия. Из-за этого в один год фермеры собирают хороший урожай, а в другой скудный».

Аграрии в один голос твердят, что для развития животноводства и растениеводства в Казахстане необходимо срочно на государственном уровне решить проблему дефицита пастбищных угодий и плодородных земель. Сельчане не могут пасти скотину и выращивать зерновые и плодоовощные культуры, потому что тысячи гектаров земель переданы в частную собственность. Хозяева наделов не пускают их на свою территорию. Да и сам объём полезных площадей сократился: многие земельные наделы стоят бесхозные, их никто не обрабатывает. Это ведёт к деградации почвы: она высыхает и пропитывается солями тяжелых металлов, пестицидами и гербицидами. В результате вся местность постепенно превращается в солончаки или полупустыню.

Почему чиновники различного уровня не решают проблемы с выпасом скота и защитой зеленых насаждений, остается загадкой.

Как чиновники разворовывали государственные субсидии аграриев
фото pxhere.com

Ответная реакция Минсельхоза

В ходе подготовки материала у нашей редакции накопилось много вопросов по госпрограмме поддержки сельхозпроизводителей и антикоррупционной политике аграрного ведомства. Поэтому мы направили официальный запрос на имя министра сельского хозяйства Ербола Карашукеева, чтобы узнать его мнение по некоторым аспектам. Ответ пришёл за подписью руководителя аппарата Минсельхоза Марата Оразаева.

Итак, какие новые подходы субсидирования сельского хозяйства разработал Минсельхоз после того, как осенью прошлого года его деятельность раскритиковал глава государства?

Оказалось, что ведомство сейчас работает над созданием единой интегрированной государственной информационной системы субсидирования АПК. Это значит, что вместо трех баз данных будет работать одна. И она будет связана с базами данных других государственных органов, чтобы можно было оперативно «пробить» любую заявку на предмет достоверности указанных сведений.

По мнению разработчиков, внедрение единой информационной системы позволит решить вопрос получения субсидий без взимания платы с услугополучателя и создаст условия для их справедливого распределения. Также отпадёт необходимость в сборе дополнительных справок, которые фермеры раньше прикладывали к своим заявкам в подтверждении целесообразности получения субсидий.

В настоящее время Минсельхоз запускает тестирование единой информационной системы субсидирования АПК в пилотном режиме в Акмолинской области.

Важно, что ведомство планирует отказаться от поддержки промежуточных процессов производства в пользу легко контролируемого конечного результата. Говоря простым языком, материальную помощь государства будут получать те фермеры, кто успешно вырастил урожай ячменя или стадо баранов, а не те, кто недавно засадил ячменное поле и выращивает ягнят.

При этом бизнес обяжут принять встречные обязательства, например, рационально использовать землю, повышать производительность труда и не снижать объём валовой продукции сельского хозяйства. Это делается для того, чтобы стимулировать аграриев развивать собственное дело за счет внедрения новых технологий.  

Сейчас рассматривается вопрос распределения «зон» ответственности между министерством сельского хозяйства и акиматами, чтобы потом можно было с кого спросить за провалы госпрограммы. А то сейчас все шишки падают на чиновников аграрного ведомства, хотя за реализацию госпрограммы в регионах отвечают управления по сельскому хозяйству районных и областных акиматов.

По заверению представителей Минсельхоза, все новые подходы к субсидированию фермеров будут широко обсуждаться с общественностью, ассоциациями, союзами и агробизнесом. По итогам обсуждений и разъяснений будет подготовлен пакет изменений системы субсидирования АПК, который в марте 2022 года планируется внести на рассмотрение в администрацию президента.

Какие нарушения в сфере субсидирования АПК были выявлены Антикоррупционной службой?

Нарушения в основном отмечены в инвестиционном субсидировании, которое было внедрено в 2014 году. На его долю приходится 34% от общего количества уголовных дел. Это дотации, которые выделялись на инфраструктуру обводнения пастбищ, строительно-монтажные работы, и случаи, когда субсидии выдавались авансовым платежом.

В системе субсидирования растениеводства одним из основных нарушений стали множественные факты отзыва и аннулирования предоставленных электронных счетов-фактур. Это связано с несовершенством портала Qoldau.kz, отсутствием интеграции с государственными базами данных, в том числе с информационной системой «Электронные счета-фактуры».

Что касается субсидирования животноводства, то здесь наибольшее количество нарушений выявлено по таким направлениям, как «приобретение отечественных и импортированных племенных овец и КРС», «ведение селекционной племенной работы» и «субсидирование откормочных площадок». Нарушения были связаны в основном с несовершенством информационной системы «ИСЖ», функционал которой позволял манипулировать данными по ранее просубсидированным и/или экспортируемым животным.

В целях исключения этих рисков была проведена работа по дальнейшему развитию системы «ИСЖ». В частности, реализована авторизация пользователей с помощью ЭЦП и исключена возможность внесения корректировок на всех уровнях, за исключением НАО «НАНОЦ» как оператора системы.

Кстати, в Минсельхозе бурно отреагировали на скандалы с территориальными подразделениями Национального аграрного научно-образовательного центра, которых уличили в хищении бюджетных средств. Так вот, аграрное ведомство в сентябре 2021 года упразднило все региональные представительства «НАНОЦ», обслуживавшие систему «ИСЖ» на местах. Вместо них организован централизованный колл-центр, оказывающий консультационные и технические услуги, без прямого контакта с пользователями.

Для того чтобы устранить все недостатки системы субсидирования сельхозпроизводителей, была создана рабочая группа. В её состав вошли представители отраслевых ассоциаций и союзов, агробизнеса, науки, заинтересованных государственных и местных исполнительных органов, в том числе Антикоррупционной службы. Совместными усилиями они разрабатывают предложения по повышению эффективности государственной поддержки АПК.

Какие меры принимает руководство Минсельхоза по противодействию коррупции в своих рядах?

Минсельхоз работает в рамках «Антикоррупционной стратегии Республики Казахстан на 2015–2025 годы». Все руководители территориальных инспекций предупреждены о персональной ответственности за коррупционные правонарушения подчиненных. Девять сотрудников были наказаны в дисциплинарном порядке в прошлом году за ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей.  

Ведомство постоянно проводит мероприятия по профилактике коррупции в территориальных подразделениях в тесном сотрудничестве с антикоррупционным ведомством.

По примеру сотрудников дорожной полиции ветеринарно-санитарных инспекторов госконтроля и надзора обеспечили 616 видеорегистраторами, чтобы в онлайн-режиме записывать их общение с фермерами и пресекать попытки получения дачи и получения взяток. Минсельхоз планирует приобрести еще 1054 единицы видеорегистраторов, чтобы обеспечить ими как можно больше своих сотрудников и таким образом отслеживать их поведение в ходе рабочего дня.  

От редакции

Мы видим, что проблемы с субсидированием сельского хозяйства всё ещё есть, и аграрное ведомство их признаёт. Это уже неплохо – признавать собственные ошибки и просчёты. Но чтобы минимизировать их в будущем, Минсельхозу необходимо усовершенствовать существующую программу господдержки фермеров и строго следовать букве закона.

Orda.kz продолжит публикацию материалов о субсидировании сельского хозяйства, чтобы показать, как рационально используются бюджетные средства, выделенные на поддержку АПК. А главное, как Минсельхоз с акиматами помогают фермерам обеспечить продовольственную безопасность нашей страны.

Поделиться: