Суд оправдал бывших вице-министров энергетики Казахстана Гани Садибекова и Бакытжана Джаксалиева из-за отсутствия ущерба и нарушений, допущенных следствием во время расследования.

Председатель Байконырского суда №2 столицы Кеменгер Имашев вынес оправдательный приговор по делу о хищениях при реализации проекта «Очистка и санация Щучинско-Боровской курортной зоны». Слушания шли с 2019 года. По делу проходили вице-министры энергетики Гани Садибеков, Бакытжан Джаксалиев.

Ещё в марте 2018 года сотрудники Антикора арестовали Гани Садибекова и ряд других лиц по подозрению в обналичивании и хищении более 1 млрд тенге, которые по заявлению пресс-службы правоохранительного органа были обнаружены и изъяты в ходе обыска. Но со временем формулировка обвинения менялась. А доказательства обналичивания и вывода денег в офшоры испарились.

Дело состояло из 190 томов и двух эпизодов (2015 год и 2017 год), оно пронизано расчётами, формулами и нормативами, за которыми сложно добраться до сути. 

Отметим, работы по проекту «Очистка и санация Щучинско-Боровской курортной зоны» в 2014 году начались только на озере Карасу (президентское озеро), которое располагается вблизи резиденции президента Казахстана. Стояла задача по очистке озера Карасу от донных и иловых отложений. Инициатором проекта выступил на тот момент глава государства Нурсултан Назарбаев. Проект должны были завершить в 2018 году. Сейчас президентское озеро не дочистили из-за следствия по фактам хищения. Теперь поручение Назарбаева завершает акимат Акмолинской области.

Корреспондент Orda.kz рассказывает, почему судья решил, что чиновники не виноваты и как Антикоррупционная служба вела следствие по этому делу с 2016 года.

Кто проходил по делу?

Основные фигуранты дела – бывшие вице-министры энергетики Гани Садиков и Бакытжан Джаксалиев. Их обвиняли по статье 189, части 4, пункту 2 УК РК – по факту получения денег по завышенным расценкам за фактически невыполненные работы по проекту «Очистка и санация Щучинско-Боровской курортной зоны». По версии следствия, сумма хищений была в размере 2,7 млрд тенге, часть из которых якобы переводилась в офшоры.

Вместе с ними по делу проходили ещё шесть человек, в том числе, как соисполнитель хищения, экс-руководитель департамента управления отходами министерства энергетики Жан Нурбеков, а также представители подрядной организации.

Почему суд оправдал бывших вице-министров?

Судья Кеменгер Имашев указал на шесть основных нарушений, допущенных на стадии досудебного расследования, которые стали причиной вынесения оправдательного приговора:

  1. Ущерб в размере 2,7 млрд тенге ничем не подтверждён.
  • Экспертизы, якобы установившие размер ущерба, проведены с грубыми нарушениями закона.
  • При первоначальной экспертизе нарушена методика исследования, использовано оборудование с истёкшим сроком эксплуатации.
  • Эксперт, проводивший исследование, лишён лицензии на судебно-экспертную деятельность за грубое нарушение закона.
  • Вторая экспертиза проведена частными экспертами, когда дело было возвращено прокурору для устранения нарушений. Тогда как закон строго запрещает собирать дополнительные доказательства вины при возврате дела прокурору. Кроме того, частные эксперты не исследовали строительные объекты, исполнительную и проектно-сметную документацию.
  1. У стороны защиты имеется документальное подтверждение объёмов выполненной работы.
  • Показания подсудимых о выполнении работ по изъятию ила и других работ по проекту подтверждаются бухгалтерскими документами, договорами с подрядными организациями, показаниями работников подрядчиков, заключением специалиста. Доказательств в опровержение этих данных стороной обвинения не представлено.

3.  Проект по очистке и санации озера составлен со значительными ошибками. В нём не определено общее количество ила, которое было в озере, допущены ошибки при корректировке проекта в части сметной документации.

4. Следствие не установило механизм хищения денежных средств, на какие счета они перечислены или каким образом были потрачены, где находятся деньги, если они были похищены.

5. Негласные следственные действия, на которые ссылается прокурор, были проведены по другому выделенному делу. Кроме того, они безосновательно проводились в течение длительного времени. Суд признал их недопустимыми доказательствами.

6. Расследование по делу (обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями) было начато ещё в 2016 году. Затем органы следствия сами прекращали дело в этом же году в связи с отсутствием состава преступления.

– В соответствии с требованиями закона суд не является органом уголовного преследования и принимает своё решение на основании доказательств, представленных сторонами обвинения и защиты, – пояснил судья.

Хронология дела: 2016 год

Расследование началось в начале 2016 года, когда Антикоррупционное ведомство возбудило дело по хищениям ГСМ в Министерстве энергетики Казахстана. В рамках этого дела следователь почему-то стал слушать Гани Садибекова, курирующего вопросы экологии и не имеющего отношения к нефтепродуктам. Однако все полученные тогда (в ходе негласных следственных действий (НСД) материалы, сейчас находятся в деле по очистке озера Карасу в качестве доказательства вины вице-министров. Никаких других НСД в деле не существует.

Параллельно, в том же 2016 году, Счётный комитет проводит проверку финансовой деятельности Министерства за 2015 год и находит ошибки: работы проводились без утверждения госэкспертизы проекта по очистке ила (тогда госэкспертиза дала положительное заключение только на часть работ); при составлении сметы, Министерство неправильно применило коэффициент за 2014 год (из-за этого разница в стоимости проекта выросла на 5 млн тенге). 

На основании этой «находки» Министерство подало в суд на подрядную организацию «Аймак и К» с требованием вернуть им эти деньги. Суд первой инстанции иск удовлетворил, но в апелляции Министерству было отказано.  

Кроме того, Счётный комитет выявил, что подрядчик выполняет работы, на которые не получено положительного заключения госэкспертизы. Об этом они сообщают в Антикор, где 4 мая 2016 года возбуждают уголовное дело (по стечению обстоятельств Гани Садибеков заступает на должность вице-министра именно в этот день). Следующие пять месяцев сотрудники Министерства ежедневно отпрашиваются у Садибекова на допрос. Финансирование проекта по очистке водоёмов прекращено.

Следователь Казамбаев, изучив материалы проверки Счётного комитета, 30 октября 2016 года выносит постановление: «Проект в стадии реализации, дело возбуждено преждевременно».

В своём предписании для Министерства следователь указывает, что необходимо «откорректировать проект и утвердить его в госэкспертизе». Кроме того, он ставит в известность Гани Садибекова и прекращает дело за отсутствием состава преступления. Отметим, что прокуратура в суде утверждала: «Садибеков провёл корректировку проекта ради увеличения стоимости проекта для совершения хищений». 

С 30 октября 2016 года сотрудники МЭ РК начинают выполнять предписание следователя: они проводят корректировку по нескольким видам работ. Дело в том, что в проект 2014 года, который получил положительное заключение госэкспертизы, входили только общестроительные работы и работа земснаряда. А очистка озера, аэрация и ультрафильтрация – нет. Получалось, что подрядчику оплачивали только за работу по выкачиванию ила со дна озера. Дальнейшая переработка ила, очистка воды, вывоз ила на специальный полигон и так далее – не оплачивались. Чтобы закрыть вопрос, Министерство в 2015 году применяло ведомственные расценки. Приказ на это подписал бывший вице-министр охраны окружающей среды Талгат Ахсамбиев, который не причастен к этому уголовному делу.

Первый откорректированный проект госэкспертиза возвращает с замечанием «рассчитать объёмы по СН РК 020508». Так и сделали. В итоге проект был утверждён в декабре 2016 года. Теперь большинство специалистов заявляет, что считать нужно было по другим нормативам, но каким именно ответить затрудняются. Несмотря на изменчивость показаний свидетелей и экспертов, документ находится в деле. 

В промежутке между началом проведения корректировок и утверждением проекта в госэкспертизе, подрядная организация, занимавшаяся очисткой озера, продолжала работать. Их руководитель (теперь оправданный) Даурен Дуанбек относил акты выполненных работ в Министерство, но денег ему не платили. В конце года компании «Аймак и К» выплатили только по одному акту выполненных работ в сумме 135 млн тенге за разработку 4 700 тысяч тонн грунта. 

В начале 2017 года Даурен Дуанбек обращается в суд с требованием обязать Министерство энергетики подать бюджетную заявку и выплатить им деньги за работы, выполненные в 2016 году. Суд отказывает, так как бюджетную заявку госорганы имеют право подать до марта текущего года. 

Хронология событий: 2017 год

Чтобы проверить проделанную работу по очистке Гани Садибеков и директор департамента управления отходами Жан Нурбеков решают провести батиметрию (исследование дна озера). Она показывает, что компания «Аймак и К» не выполнила свой объём работ, а потому оплачивать другие акты выполненных работ Министерство отказывается. И 2017 год они начинают с чистого листа по откорректированному проекту и другим расценкам. 

Общая стоимость проекта в результате корректировки не увеличилась: КазНИИСА изменила расценку по оплате выполненных работ в сторону уменьшения, а в Министерстве увеличили объемы гидросмеси (так называется смесь воды и грунта). 

Задача проекта: очистить озеро, то есть поднять со дна ил (согласно классификации грунтов, ил относится ко второму классу грунтов, подгруппа осадочных). Именно поэтому в проекте ил был указан как грунт. Поднять его со дна землесосным снарядом, не смешивая с водой – технологически невозможно.

Как установлено в суде (в ходе первого главного судебного разбирательства), ошибка проекта 2014 года – неправильные объёмы грунта и гидросмеси. Там они одинаковые. Поэтому в 2016 году, при корректировке проекта Министерство энергетики оставило количество грунта (323 тысяч кубометров), но привела в соответствие количество гидросмеси.

Согласно актам выполненных работ, с мая по сентябрь 2017 года компания «Аймак и К» вытащила со дна 121 тысячу тонн грунта. Но прокуратура с этим не согласна. По их мнению, Даурен Дуанбек поднял со дна лишь 61 тысячу тонн грунта. 

Проводить очистку озера зимой – невозможно. По этой причине словаки (Минэнерго использовали их технологии и технику) закрывали оборудование и уезжали. Так случилось и в конце 2017 года. Планировалось, что весной, когда лёд на озере растает, словаки вернуться и компания «Аймак и К» закончит работу по очистке. Однако 18 марта 2018 года Антикоррупционное ведомство проводит ряд задержаний сотрудников Министерства энергетики и подрядных организаций. 

Хронология: 2018 год

На этот момент всё оборудование, в том числе и земснаряд (аппарат, благодаря которому происходит очистка водоёма), показывающий объёмы поднятого со дна ила, был законсервирован на зиму. 

Четыре месяца подозреваемые и их адвокаты просили следствие отпустить Даурена Дуанбека, снять арест с оборудования и дать закончить проект. Кроме того, Министерство энергетики хотело провести батиметрию, чтобы рассчитать остатки ила и самостоятельно закончить работы. Но в Антикоре запретили проводить какие бы то ни было манипуляции.

В июле 2018 года адвокаты в следственном суде стали ходатайствовать о проведении повторной экспертизы, со снятием показаний со счётчика земснаряда. В суде ходатайство отклонили. Но судья Тугамбаев в апелляции соглашается с защитниками и назначает проведение повторной экспертизы. 

Однако следствие препятствует проведению этой экспертизы: тормозят процесс, не передают документы. Но и в Центре судебных экспертиз сообщают, что не могут провести такое исследование, потому как в организации нет нужных экспертов по почвоведению, экологии и других. 

В ноябре 2018 года защита просит следствие провести следственный эксперимент – поехать на место, посмотреть, как работает оборудование: взять гидросмесь, самим просчитать её состав, сделать другие замеры. Но вместо этого следователь решает снять арест с земснаряда и отдать его хозяевам (словаки).  

Когда сотрудники компании Probeis Group отвезли земснаряд на свою базу в Щучинске, адвокаты и эксперт получили возможность зафиксировать показания счётчика и осмотреть оборудование. Изучив данные аппаратуры, эксперт вывел, – фактически выполненные работы на озере соответствуют актам выполненных работ, выставленных в Минэнерго на оплату.

Хронология: 2019-2020 годы

В конце 2019 года началось первое главное судебное разбирательство под председательством судьи Айжан Кульбаевой, которое длилось четыре месяца. В итоге судья решила вернуть дело прокурорам для устранения нарушений. 

Первое, на что она обратила внимание прокуратуры – это отсутствие в деле допустимой экспертизы. Среди других – допущенная ошибка в проектно-сметной документации проекта за 2014 год и тот факт, что установить предел обвинения и проверить его доказанность – не представляется возможным.

Кроме того, она отметила, что обвинение не содержит конкретизации, куда именно и кем были направлены в офшор похищенные деньги, согласно эпизода про отмывание денег. Но какие-то новых данных по этому замечанию представлено не было. А те деньги (1 млрд тенге), которые в 2018 году показали по всем СМИ страны, оказались личной прибылью предпринимателя Баттакова. Он смог доказать их законное происхождение. Но пока они продолжают находиться у Антикора. 

Весь 2020 год прокуратура устраняла нарушения.

Хронология: 2021 год

В июне 2021 года дело снова было передано в суд для проведения главного судебного разбирательства. По завершении этой стадии процесса стало понятно, что прокуроры не стали устранять нарушения. В ходе своей речи в прениях они пояснили, что не считают обозначенные судьей Кульбаевой нарушения серьёзными и мешающими вынести приговор по делу. 

По версии обвинения главный организатор хищений – Казбек Баттаков. Он якобы всех подбил на преступление, передавал деньги, переводил их в офшоры и раздавал доли «заработка» участникам преступления.  

Дело в отношении Баттакова почему-то выделено в отдельное производство, но процессуальных решений по нему нет. Как оказалось, его даже не допрашивали в качестве подозреваемого. Но взяли у него заявление, в котором он отрицает любую связь с Министерством.  

Кроме того, в ходе судебного разбирательства выяснилось: дело в отношении Баттакова приостановлено и не возобновлялось для проведения экспертизы. По крайней мере, в ЕРДР нет ни одной записи об этом. К слову, этот момент прокуратурой никак не комментируется. 

При этом экспертиза, проведённая по его делу, стала основой нового (2021 года выпуска) обвинительного акта. Адвокаты были против приобщения к делу экспертизы проведённой по другому делу, без уведомления об этом всех сторон, возможности участвовать в проведении экспертизы, оспорить выводы. Но документ был приобщён и изучен судом. 

По словам прокурора Сауле Сыдыковой такой механизм приобщения законен, ведь следствие не занималось добычей новых доказательств, а лишь приобщила их из другого дела. 

В итоге всех фигурантов дела оправдали. Приговор ещё не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Поделиться: