Бывший военный рассказал корреспонденту Orda.kz, как контрразведчики вымогали деньги у офицеров-пограничников и расправлялись с неугодными.

Чем дольше длится следствие по делу бывшего председателя КНБ Масимова и его замов, тем больше всплывает грязных историй, связанных с произволом отдельных сотрудников спецслужбы.

На этот раз отличились сотрудники отделов военной контрразведки КНБ РК, работающие в подразделениях Пограничной службы. Вместо того, чтобы пресекать шпионскую деятельность иностранных спецслужб и выявлять завербованных ими казахстанских силовиков, они рьяно стали бороться с коррупцией в офицерских рядах. Да так, что перестарались и сами стали в итоге вымогать деньги у командиров погранотрядов. А с теми, кто из принципа отказывался ежемесячно платить им дань, они не церемонились.

О том, на какие провокации пускались контрразведчики и как они фабриковали уголовные дела против неугодных, выясняла Orda.kz.

Чёрная неблагодарность

К нам в редакцию обратился кадровый офицер-пограничник Дулат Тезекбаев, который 16 лет охранял рубежи нашей страны. Однако, вместо благодарности за отличную службу, он был наказан рублём и затем вышвырнут из пограничного ведомства без права восстановления на работе.

По словам майора, так его наказали сотрудники отдела военной контрразведки пограничного регионального управления «Онтустик» и их кураторы из Астаны за отказ платить им мзду.

«Контрразведчики сфабриковали против меня уголовное дело по статье 312 части 2 УК РК – «Дача взятки». Военный суд алматинского гарнизона не стал во всём разбираться и в сентябре 2012 года признал меня виновным. Наказанием стала выплата штрафа в размере 4 млн 854 тыс. тенге. Это солидная сумма денег по тем временам. С тех пор я не могу добиться справедливости. Вот думаю с вашей помощью достучаться до Астаны, чтобы меня услышали», – говорит Тезекбаев.

Экс-командир погранотряда: Я отказался платить дань комитетчикам и меня подставили
Дулат Тезекбаев. Фото из личного архива

История нашего героя началась в ноябре 2011 года, когда его назначили временно исполняющим обязанности командира Кордайского пограничного отряда.

«Я получил тогда оперативную информацию в службе собственной безопасности нашего ведомства, что на казахстано-кыргызском участке госграницы сложилась устойчивая коррупционная схема. Нечистоплотные на руку сотрудники пограничных пунктов пропусков за мзду закрывали глаза на деятельность контрабандистов, открывших многочисленные каналы незаконного провоза товаров народного потребления. Я хотел навести порядок и стал убирать тех, кто недобросовестно относился к своим обязанностям, и был вовлечён в эту схему», — рассказывает Дулат Тезекбаев.

Кого-то из подчинённых он увольнял, кого-то перемещал по службе, кому-то не продлил контракт на 3 года. Появились недовольные, посыпались жалобы. Вскоре майор понял, что перешёл дорогу серьёзным людям. И это были не бандиты-беспредельщики, а сотрудники отделов военной контрразведки (ОВКР).  

«Я понял, что многие из уволенных мною сотрудников были ставленниками контрразведчиков, и серьёзно обеспокоился. В те годы было чревато вставать их на пути, так как они пользовались покровительством своих могущественных кураторов из КНБ. В войсках контрразведчиков боялись, с ними старались не ссориться и уж тем более, не пытались бороться с теми из них, кто реально наглел», — говорит Тезекбаев.

По признанию майора, как только он столкнулся с произволом контрразведчиков, то испытал шок. Он никак не ожидал, что закрытое подразделение КНБ будет «кошмарить» своих же, ведь Пограничная служба входила в состав Комитета. Казалось бы, должна была соблюдаться корпоративная солидарность, но всё оказалось иначе.

«Однажды ко мне в часть приехал начальник таразского отдела ОВКР. Он прямым текстом сообщил, что существует налаженная система отметок командиров воинских частей, охраняющих границу. Они должны ежемесячно платить деньги сотрудникам ОВКР за их покровительство. Я, например, должен был отдавать контрразведчикам треть своей зарплаты», — говорит майор.

Экс-командир погранотряда: Я отказался платить дань комитетчикам и меня подставили
взятка фото azh.kz

По его заверению, он впервые тогда столкнулся с открытым наглым вымогательством со стороны ОВКР.

«Дело в том, что до своего назначения в Кордайский погранотряд, я всегда занимал должность заместителя командира части. Поэтому и не сталкивался с системой поборов ОВКР, ведь контрразведчики всегда обговаривали условия выплат только с командиром отряда. Замы из субординации не могли обсуждать с начальником какие-то темы и задавать лишние вопросы, они просто выполняли его приказы», — рассказывает Тезекбаев.

Майор стал осторожно интересоваться положением дел у соседей, и выяснил, что контрразведчики давно и исправно получают с них деньги за свою крышу. По приблизительным подсчётам, общая сумма дани составляла несколько миллионов тенге с каждой воинской части. Собранные с офицеров-пограничников деньги передавались через доверенных лиц ОВКР в безлюдном месте в вечернее время.

«Командиры погранподразделений и офицерский состав вынуждены были откупаться у контрразведчиков, поскольку опасались различных провокаций и мести с их стороны. Например, те могли написать на имя руководства рапорт, дескать, такой-то военнослужащий такой-то части занимается контрабандой или вымогает деньги у граждан за беспрепятственное прохождение границ. А его начальник не предпринимает никаких мер, чтобы пресечь преступление или он сам замешан. Началась бы служебная проверка, которая с большой вероятностью вылилась бы в уголовное дело или завершилась бы увольнением по отрицательным мотивам», — говорит майор.  

В первое время он, под различными предлогами, не соглашался с добровольно-принудительными условиями чекистов, потому что опасался подставы. Всё боялся, что они подведут его под уголовную статью «Дача взятки». Так оно и вышло: через 5 месяцев после назначения на должность врио командира в/ч 2038 ПС КНБ РК майора Тезекбаева задержали по подозрению в даче взятки должностному лицу.

«В мае 2012 года мне позвонил начальник таразского отдела ОВКР и попросил занять ему 200 тысяч тенге на свадьбу его родственника. Я спокойно снял деньги со своей карточки и отдал их ему без всякой задней мысли. А оказалось, что он записывал нашу встречу на скрытую камеру и в дальнейшем настаивал на том, что это была взятка за решение проблемных служебных вопросов», — говорит Тезекбаев.

Дело шито белыми нитками

14 мая майора задержали и водворили в следственный изолятор КНБ в Алматы, предъявив обвинения по ст.312 УК РК. Следствие вёл Департамент собственной безопасности КНБ РК. По словам майора, ему хотели также «пришить» другие статьи – контрабанду и вымогательство денег с личного состава за трудоустройство, но у чекистов ничего не вышло. Они не смогли собрать против майора доказательную базу обвинения.

«Как я узнал позже, начальника таразского отдела ОВКР самого разрабатывали в Департаменте собственной безопасности КНБ за коррупционные преступления, но его отмазали покровители. Однако приехавшие с Астаны проверяющие не могли вернуться ни с чем, вот он и разработал сценарий с моей подставой, чтобы все они заработали галочки за раскрытие коррупционного преступления», — рассказывает майор.

Все 4 месяца, пока шло следствие, наш герой отказывался признавать свою вину и не шёл на сотрудничество со следствием, несмотря на мощный психологический прессинг чекистов.

«Сразу говорю, что меня никто не бил и не пытал, просто угрожали длительным тюремным сроком и кошмарными условиями содержания. Говорили, что добьются максимального приговора с лишением свободы, воинского звания, наград и конфискацией имущества, чтобы опозорить меня», — говорит Тезекбаев.

В камере СИЗО размером 2 на 4 метра вместе с майором сидели ещё 3 человека. Туалета не было, их выпускали справить большую нужду только утром и вечером. В дневное время опорожниться можно было в обычное металлическое ведро, на виду товарищей по несчастью. Тяготы тюремного быта приходилось переносить стоически.

«Я не мог есть тюремную баланду, потому что она была отвратительной на вкус. И честно говоря, вид нашей импровизированной параши в углу камеры отбивал всякий аппетит. Мыться в душе мы могли раз в неделю. Я не опух с голода и не завшивел, только благодаря заботе моей супруги, которая постоянно привозила мне горячую еду, продукты питания и чистую одежду», — рассказывает майор.

Экс-командир погранотряда: Я отказался платить дань комитетчикам и меня подставили
Задержанные в СИЗО КНБ РК. Фото avesta-news.kz

Ему повезло, что его поддерживали друзья, родственники и сослуживцы. Никто из родных и коллег майора не отвернулся от него, а адвокат подбадривал тем, что ему вынесут оправдательный приговор. Прямых улик у следствия на майора ведь не было, кроме сомнительной записи скрытой камеры.

«В ходе судебных разбирательств выяснилось, что военный прокурор не давал контрразведчикам санкцию на проведение негласных оперативно-следственных действий. Всё, что они делали, было незаконно. Военный суд мог бы оправдать меня за недостаточностью улик, но на судью оказывалось давление. Поэтому он, как мне кажется, выбрал золотую середину: не стал лишать меня свободы, а наказал рублём в виде 3000 МРП», — предполагает Тезекбаев.

Несмотря на разочарование в отечественной системе отправления правосудия, майор не терял духа и самообладания. В конце концов, его не отправили, как многих других офицеров, в колонию, и не лишали воинского звания и госнаград. И всё же недруги бывшего командира части позаботились о собственной безопасности.

«Комитетчики не позволили мне подать апелляционную жалобу на приговор первой судебной инстанции. Они грозили в противном случае подкинуть мне что-то и сфабриковать новое уголовное дело по другому обвинению, и я сдался», — признается майор.

С помощью родственников и друзей Тезекбаев полностью выплатил штраф и судебные издержки на общую сумму 5 миллионов тенге. После увольнения со службы он какое-то время работал в частной охранной фирме, а сейчас трудится менеджером в алматинской компании и занимается оптово-розничной продажей пакетов. В свободное время с удовольствием воспитывает двух внуков.

Недавно майор узнал о существовании закрытой группы «Офицеры», в состав которой входят те силовики, кто считает себя незаконно осуждёнными за преступления, которые они не совершали. Он тоже вошёл в её ряды, рассчитывая добиться справедливости в свете последних событий. Затем обратился в нашу редакцию, чтобы рассказать о своём деле. 

«До января текущего года ни один госорган не хотел связываться с теми, кто пострадал от незаконных действий комитетчиков. Должностные лица явно не хотели портить с ними отношения, поэтому и отделывались формальными ответами-отписками. И только в последние 2 месяца, как одного за другим стали закрывать первых руководителей КНБ, у нас затеплилась надежда на пересмотр наших дел», — говорит майор.

Всё, что нужно нашему герою, так это вернуть себе честное имя.

«Знаете, если бы меня полностью оправдали, то я бы не стал подавать иск о возмещении компенсации за моральный и материальный ущерб. Мне не нужны комитетские деньги, мне нужно восстановить свою репутацию законопослушного, честного и порядочного человека. В погранвойска я бы не вернулся, так как разочаровался в них», — признается Тезекбаев.  

Современные опричники

Майор Тезекбаев свыше 16 лет прослужил в погранвойсках. Начинал с должности заместителя начальника погранзаставы, дошёл до командира части. За время службы он поменял 8 гарнизонов, объездил вдоль и поперёк всю страну. И постоянно сталкивался только с негативным образом ОВКР.

«Работа контрразведчиков всегда считалась в погранвойсках блатной, но не более. Они ведь не несли службу по охране госграницы, просто контролировали нас под предлогом борьбы с контрразведывательной деятельностью. В какой-то момент они вдруг стали заниматься не свойственной им функцией борьбы с коррупцией, чтобы улучшить показатели своей работы и заработать баллы в КНБ», — говорит майор.

Произошёл этот переломный момент в начале нулевых, когда в Казахстане ещё не существовало Агентства по противодействию коррупции. Контрразведчики активно стали чистить ряды подразделений КНБ, как когда-то опричники царя Ивана Грозного зачищали боярские ряды от смутьянов и казнокрадов.  

«Я считаю, что функции ОВКР однозначно надо ограничить. Пограничников и так сейчас контролируют много других структур: это военная полиция, военная прокуратура, военно-следственное управление МВД, раньше ещё была служба собственной безопасности Погранслужбы. Все они мешают основной работе часовых Родины – охране госграницы», — уверен майор.

Экс-командир погранотряда: Я отказался платить дань комитетчикам и меня подставили
Пограничный дозор. Фото yandex.ru

По мнению майора, КНБ тоже нужно срочно реформировать, лишив их монопольной деятельности контролировать всех и вся в рамках борьбы с терроризмом и контрразведки. А Пограничную службу необходимо вывести из подчинения КНБ.

«Погранслужба когда-то была самостоятельной единицей, но потом началась чехарда с её реформированием. Её то передавали в ведение минобороны, то в КНБ, то хотели передать вместе с таможней в минфин. Всё это негативно сказалось на работе ведомства. Погранслужба должна быть отделена от других силовых структур», — считает Тезекбаев.

Мы задали нашему герою вопрос, как так получилось, что КНБ полностью дискредитировало себя в последнее время? Почему третий по счёту председатель КНБ привлекается к уголовной ответственности по тяжким уголовным статьям?

«Раньше офицеры КНБ был патриотами своей страны, они верой и правдой служили Родине и стояли на защите безопасности её интересов. Туда шли по зову сердца, чтобы принести пользу обществу, а сейчас комитетчики работают, в основном, на самих себя, на свой карман. Они потеряли былое уважение и доверие народа», — считает майор.

Если своевременно не реформировать спецслужбу, то негативное и недоверительное отношение к ней так и останется. Пограничники по-прежнему будут называть контрразведчиков за глаза «контриками», КНБ – «конторой», по аналогии с тем, как в советские времена КГБ расшифровывали, как «Контору Глубокого Бурения».

«Поймите, что я не выступаю за огульную критику КНБ и его подразделений, поскольку сам много лет проработал в комитетском погранведомстве. Я лишь хочу, чтобы провели полноценную масштабную реформу спецслужбы, только тогда комитетчики смогут реабилитировать себя в глазах общественности», — объясняет Тезекбаев.

По поводу бывших председателей КНБ майор ничего не может сказать, а вот высказать своё мнение об осужденных пару лет назад генералах погранведомства берётся.

«Я уверен, что осужденных за коррупционные преступления генералов Нурлана Джуламанова и Абдырзака Ильясова подставили. Я их знал, как честных, порядочных, достойных офицеров. Помню, как пограничники надеялись, что Абдырзак Ильясов станет в 2013 году новым директором Погранслужбы после гибели врио Турганбека Стамбекова в авиакатастрофе под Шымкентом. Генерал отлично справлялся со своими задачами, потому что 30 лет отдал службе по охране госграницы», — говорит майор.

Экс-командир погранотряда: Я отказался платить дань комитетчикам и меня подставили
Допрос. Фото news.mail.ru

Сам майор не жалеет о своей службе в погранвойсках.

«Я с детства стал мечтать военным, поэтому окончил в Алматы военную школу-интернат имени Момышулы. Затем пересмотрел свои планы и решил связать свою жизнь с пограничной службой. Закончил алматинское погранучилище, попал по распределению в Чунджинский отряд, отвечал за погранконтроль. Женился, потом с супругой воспитал 4 детей. Глядя на меня, мой младший братишка тоже пошёл служить на границу, так что свой гражданский и воинский долг наша семья выполнила на 100%!», — говорит Тезекбаев.

От редакции

Когда мы общались с нашим героем, то полагали, что изложенные им факты коррупции среди отдельных сотрудников контрразведки и незаконных методов ведения следствия КНБ – это исключение из правил, единичные случаи их преступной деятельности из далёкого прошлого. Но, как выяснилось, мы ошибались.

На нас вышли другие члены закрытого сообщества «Офицеры». Они готовы поведать, как комитетчики в последние 2 года фабриковали их уголовные дела и даже доводили до ручки. При этом оборотни в погонах остались безнаказанными, поскольку потерпевшие боялись жаловаться на них. Также, как в своё время и наш герой – майор Тезекбаев, который тем не менее, нашёл в себе мужество бороться за правду до конца.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: