Российского оппозиционера Алексея Навального 17 января задержали в Москве сразу после его возвращения из Германии. ORDA. выяснила, какова вероятность возвращения казахстанских оппозиционеров Акежана Кажегельдина и Мухтара Аблязова из-за рубежа и какой была бы реакция властей.

Что будет, если Аблязов и Кажегельдин вернутся в Казахстан?
Что будет, если Аблязов и Кажегельдин вернутся в Казахстан?

ORDA. попыталась связаться с Кажегельдиным, но он не вышел на связь. Что касается Аблязова, то наш корреспондент задавал ему вопрос о возвращении еще в 2017 году, на что он ответил:

«Как только свалим режим. Не знаю, я планирую добиться максимум в два года».

Что будет, если Аблязов и Кажегельдин вернутся в Казахстан?

20 января наш корреспондент снова связался с Аблязовым и получил такой ответ:

Что будет, если Аблязов и Кажегельдин вернутся в Казахстан?

Бывший кандидат в президенты, политик Амиржан Косанов высказался о возможности возвращения Кажегельдина и Аблязова в Казахстан:

«Ситуация с Навальным в России стала триггером актуализации вопроса о возможном возвращении казахстанских политэмигрантов, но не все так просто. Несмотря на схожий авторитарный характер систем власти Казахстана и России, все же у нас разные реалиии во власти и ее инфраструктуре.

Также Косанов отметил, что Аблязов и Кажегельдин – это две абсолютные весовые категории с разными бэкграундами и отношением как общества, так и составляющих системы власти. Даже в юридическом плане – возможное снятие судимости, которое могло бы позволить вернуться в страну – Кажегельдин стоит особняком от экс-банкира, к которому на самом деле есть претензии и по его деятельности в банковской сфере».

Косанов подробно выделил отличия между Аблязовым и Кажегельдиным:

«Акежан Кажегельдин был одним из самых успешных премьеров Казахстана. У него в политических вопросах более системный подход. Экс-премьер всегда выступал за реальное объединение казахстанских демократических сил, не выпячивая себя и поддерживая всех, кто смел выступать против власти. К тому же Кажегельдин не воровал миллиарды банка, обвинения, выдвинутые против него в конце 90-х, были смехотворными.

Аблязов же был представителем волны «младотюрков», успешным бизнесменом и министром, у него недюжинный организаторский талант. Но ныне он, на мой взгляд, занимается личной политической вендеттой в отношении Назарбаева и отдельных лиц во власти, никого кроме себя в оппозиции не видит».

«Такое ощущение, что чем хуже стране, тем лучше для него. Он, сидя за рубежом, призывает сограждан выходить на митинги, заранее зная, что власть будет жестоко их подавлять».

«Он хочет монополизировать оппозиционность, хотя это в принципе невозможно: общество, как и оппозиция, разная в стратегии и тактике. Его поведение не раз мешало реальному объединению оппозиционных сил, в том числе и на прошлых президентских выборах, где я принимал участие. Хотя, надо отдать должное его рвению по дискредитации власти: все же он долгие годы был в этой системе, и ему есть, что сказать о царящих внутри нее нравах. Нужно, чтобы он и дальше продолжал раскрывать тайны астанинского дворца».


В то же время, отметил Косанов, «знания и опыт этих казахстанцев не были бы лишними для переживающей перманентный кризис страны»:

«В первую очередь, я имею ввиду Кажегельдина. Нашему правительству не хватает его умения собрать команду, принимать нестандартные решения, брать на себя ответственность и добиваться конкретных результатов. Есть и другие, не менее достойные казахстанцы, вынужденные ныне жить за рубежом, которые могли бы принести пользу стране, вернувшись в Казахстан. Это тот же Серик Медетбеков, видный медиаменеджер».

«Хотя по большому счету все очень просто: в нормальной стране все без исключения граждане должны иметь право вернуться на Родину и жить в свою радость. А на имеющиеся к ним претензии в нарушении закона должны отвечать на открытом и справедливом суде, который не должен быть политизирован».

Косанов также рассказал о возможной реакции властей на возвращение этих фигур:

«Нужно понимать, что политические решения в отношении Кажегельдина и Аблязова принимались при Назарбаеве. Он все еще де-факто у руля власти. И не думаю, что он изменит свое отношение к ним. Также не думаю, что Токаев будет лоббировать их перед Елбасы: ему бы себя защитить от нападок своих недоброжелателей накануне разворачивающегося реального транзита. Что касается реакции общества, то оно сегодня неоднородно. Даже оппозиционно настроенные граждане сегментированы, различаются не только в подходах в ведении борьбы с режимом, но и в отношении к тем или иным персонажам. Поэтому сложно говорить о каком-то едином для всех порыве поддержки или отторжения конкретных фигур».

Бизнесмен и политик Серикжан Мамбеталин высказал свою точку зрения по этому вопросу:

«Вероятность того, что Кажегельдин и Аблязов вернутся, сейчас практически нулевая. У Кажегельдина получше ситуация – он не находится под угрозой суда как Аблязов. Чтобы бороться с режимом, необязательно быть в стране, хотя по-человечески сочувствую Акежану Магжановичу, который в эмиграции более 20 лет. Насколько я знаю, он вместе с Бергеем Рыскалиевым активно работает над продвижением списка Жанаозена, по аналогии со списком Магнитского. Первый вариант мы передали при посещении делегацией Форума «Жаңа Қазақстан» в Вашингтоне летом 2018 года. С тех пор он находится в работе в Госдепе и Казначействе США, которое и накладывает персональные санкции на фигурантов списка. Первоначально список насчитывал 10 человек, ответственных за расстрел мирных бастующих в Жанаозене. И не включал Назарбаева, который на тот момент был действующим президентом. Сейчас же список расширен, в него включен и Назарбаев, как уже не имеющий защиты от международного преследования. Поэтому, пока эта работа не завершена, смысла им возвращаться в Казахстан я не вижу».

Мамбеталин оценил и возможную реакцию властей на возвращение политиков:

«Реакция властей предсказуема: их посадят в тюрьму, причем по экономическим статьям. Когда Назарбаев уйдет, начнется война за престол, и вот тогда есть шанс вернуться в страну. А пока надо работать над ослаблением режима за рубежом. Кстати, Кажегельдин зря времени не теряет. Он нашел большинство выведенных активов на сотни миллиардов долларов. Но возвращать их сейчас никто не будет, и нет никакого смысла. Их опять банально разворуют. Но после смены власти его знания будут очень востребованы. Реакции общественности на их приезд сейчас не будет никакой. Народ понимает, что пока у оппозиции нет шансов свергнуть режим.

«Но прошедшие выборы убили всякую надежду на перемены к лучшему, поэтому вполне вероятен сценарий, когда народ выйдет на площади без лидеров оппозиции, в том числе проживающих временно за рубежом».

Политолог Виктор Ковтуновский также считает, что оппозиционеров по возвращению будет ждать арест и суд.

«Их возвращение – это несколько фантастическая ситуация в наших реалиях. Вряд ли они вернутся по своей воле или без предварительных договоренностей. Власти бы просто задержали их и были бы суды над ними. Что касается реакции общества, то у нас массовых протестов не наблюдалось и по более важным поводам, касающихся каждого человека, и я не ожидаю, что по этому поводу могли бы быть более сильные и длительные протесты».

Эксперт Сергей Дуванов также убежден, что ничего, кроме задержаний, не ждет политических оппонентов власти:

«Реакция властей будет такая же, как с Навальным. В отношении наших фигурантов уже есть решения судов, они признаны виновными и автоматически окажутся за решеткой, если вернутся. По поводу протестов, я допускаю, что в нескольких городах выйдут дежурные 100-200 человек, но не более».

Поделиться: