Протесты, начавшиеся в начале нового года из-за недовольства ценами на газ в Жанаозене, распространились в другие регионе, где переросли в события, которых назвали «трагическим январём». Orda.kz поговорила с полицейскими и гражданами Шымкента, которые получили ранения на площади в ходе беспорядков 4-5 января. Они прокомментировали молчание акима, действия военных, поведение протестующих.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

«Сначала всё было мирно, люди ждали акима»

Частный предприниматель Ерхан Куданбаев, житель Каратауского района, лишился правого глаза. По его словам, он принял участие в мирной акции 5 января. На следующий день он уехал из дома по приглашению друга в поисках общего знакомого. В него стреляли, и он получил ранение по дороге.

«Мой друг живёт в Нурсате. Он пригласил меня к себе домой, потому что не мог найти своего знакомого. Я побоялся выезжать на машине, думал, не повредят ли её. Пришлось выйти пешком. Я шёл за выставочным центром напротив Отырарской библиотеки. Это было 6 января около 23.00-00.00. Я специально обошёл, чтобы избежать неприятностей. Было туманно. 1,5 тысячи человек с одной стороны, военные с другой. Люди бросают камни, а военные бросают гранаты и (пускают) газ. Я не знаю, как это произошло, но вдруг что-то бабахнуло. Я потерял сознание и упал. Когда пришел в себя, заметил что истекаю кровью. Был в шоковом состоянии. По дороге остановил первую встречную машину и попросил отвезти меня в больницу. Водитель Mercedes 124 оказался смелым. Я испачкал ему весь салон. Он ехал на красный свет. Я добрался до больницы самостоятельно, благо встретил того парня. Мне повезло. Думаю, что скорая помощь не приехала бы, там был большой хаос», – вспомнил день стрельбы Ерхан.

Куданбаев не знает, кто и где в него стрелял. Он говорит, что заметил в густом тумане людей в военной форме.

Ерхан Куданбаев не скрывает, что накануне, вечером 5 января, принял участие в мирном митинге. Перед беспорядками жители Шымкента протестовали перед зданием акимата. В среду вечером на площади собрались более 8000 человек. Он, как один из очевидцев событий, сообщил, что собравшиеся граждане открыто высказывали свои требования и просили, чтобы аким вышел. По его словам, «они по очереди говорили в микрофон, включали вдохновляющую музыку, старались не нарушать атмосферу собрания и говорили, чтобы не шли навстречу провокаторам».

«Я женат, у меня есть дочь. Имею высшее образование и профессию. Меня не интересует бунт. 5 января я предъявил свои требования мирным путем, пользуясь своим конституционным правом. Вот и всё! Был рад за своих соотечественников, они с 20:00 до четырёх-пяти утра стояли мирно. Старейшины призвали к порядку, чтобы имущество всех наших братьев и сестёр не было разрушено. Многие люди стояли молча. Они говорили, что хотят, чтобы аким вышел и выслушал требования. После хотели разойтись. Многие были возмущены, когда появились вооруженные люди и солдаты. Из акимата никто не уходил. До этого всё было красиво, ровно, ни один листочек не упал. Митинг прошел настолько мирно, что ни одно новогоднее украшение не пострадало», – сказал Куданбаев, добавив, что до полуночи не было хулиганства.

К вечеру, когда стало холодно, старейшины вернулись домой, жалея, что никто не вышел к ним навстречу. По словам свидетеля событий, вместо мирного диалога на площадь была выведена бронированная внутренняя армия.

Куданбаев вернулся домой после того, как вернулись старейшины группы. «Я слышал, что в ночь на 6 января с 1.00 до 2.00 неизвестные провокаторы устроили массовые беспорядки. В ту ночь сгорели 10-15 машин. На следующий день количество воров и бунтовщиков увеличилось. Выставочный центр был подожжён в четверг», – сказал он. По диагнозу врача, у него сотрясение и повреждение головного мозга, амнезия и потеря сознания.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

«Стрельба через окно спецтехники»

Арман Адильханов, получивший несколько ранений, стал свидетелем ночи в четверг. Несмотря на то, что он еле дышал, согласился рассказать то, что видел.

«5 января я был у свекрови дома. Мы стояли перед входом. Увидев толпу, подошёл в 22.00. После полуночи на дороге остановилась спецтехника. Стрельба велась из небольшого окна. Одна пуля попала мне в ногу. Люди бежали. Ребята помогли и доставили меня в больницу», – говорит Адильханов, отмечая, что инцидент произошел возле строящегося BI Group жилого комплекса.

По его словам, наблюдая за ситуацией, он заметил, что солдаты применили слезоточивый газ, а некоторые люди бросали в них камни. «Я долго стоял в стороне, стараясь не подходить слишком близко. Я упал после попадания (пули) в ногу, и вторая пуля попала мне в правое плечо», – вспоминает Арман. Он также видел, как какие-то люди подожгли машину. Автомобили загорелись на парковке выставочного центра.

Адильханов утверждает, что он не выходил на митинг, а приехал в дом шурина, после работы он шёл туда ночевать.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Выставочный центр Көрме близ акимата. Фото Култегин Аспанулы Orda.kz

Ночь столкновения

Другой пациент травматологического отделения попросил не называть его имени. Он сказал, что не собирался идти на митинг, но заинтересовался скоплением большого количества людей на площади. Пуля пробила кость правой руки.

«В ночь на 5 января я шёл к сестре домой. На площади была толпа. Мы задавались вопросом, что происходит. Было около 10 тысяч человек. Стреляли перед зданием акимата. Кто мог стрелять, кроме ОМОНа? Думаю, что солдаты. В меня стреляли слева, наверное, в 23.00. Я бежал с простреленной рукой куда глаза глядят», – говорит он.

Пуля пробила верхнюю часть запястья. Врач сказал, что он перенес операцию и что железо будет удалено хирургическим путем только через 2-3 месяца. По словам специалиста, сейчас ему необходимо подавить шок и восстановить мышцы, а если ему сейчас провести экстренную операцию, рана может стать гнойной. Когда больной услышал это, он в замешательстве повторил: «Два-три месяца?» и спросил: «Нужно еще столько месяцев?»

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

По его словам, за ОМОНом стояли спецназовцы, поскольку, когда они прибыли, вызвали спецподразделение. Освещение площади было частично выключено, описывает очевидец.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

Раненый полицейский

В хирургическом отделении в госпитале корреспонденту Orda.kz удалось поговорить с одним из двоих солдат – Акжаном Алтынбеком. 23-летний инспектор патрульно-постовой службы недавно был принят на работу.

«Я офицер полка полиции четвёртой роты. Я только начал работать. 5 января мы предстали перед акиматом по приказу командира. Там я попал в толпу. Примерно в 00.00-1.00, когда я выходил из группы, мне прострелили ногу и поясницу, которые обычно используют в бою. Сейчас мое состояние улучшилось», – говорит он.

Раненого молодого полицейского забрали его коллеги. «Я не видел, кто стрелял», сказал он, добавив, что видел на площади около 2000 человек. «Некоторые из собравшихся бросали камни и кирпичи».

На вопрос, был ли приказ открыть огонь по протестующим, он коротко ответил отрицательно.

«СОБР открыл огонь – невиновный, я стал инвалидом»

Другой больной в травматологическом отделении присоединился к разговору, но не назвал своего имени. Он был ранен в конечности. Он сообщил, что «шли уланские солдаты с дубинками, за ними следовал СОБР».

Он сказал, что ночью произошло столкновение между солдатами и толпой. «У людей не было ничего в руках. Но у некоторых были камни. Кто-то избил полицейского. Когда мы подняли его (полицейского) и хотели передать солдатам, в нас начали стрелять. Если бы знали, что откроют огонь, не стали бы помогать», – заявил очевидец.

Больной рассказал, что на жестяном заборе с правой стороны акимата, в микрорайоне Нурсат, были следы от пуль. Корреспондент Orda.kz выехал на указанное место и увидел отверствия на заборе.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

Раненый Адильбек Естияр (имя изменено по просьбе главного героя) говорит, что отправился на поиски своего брата-школьника.

«Мой младший брат учится в девятом классе, он не брал трубку. Старший брат болел дома, поэтому я забеспокоился и вышел на улицу, чтобы найти младшего. Я оказался на перекрёстке улиц Гани Ильяева и Ахмета Байтурсынова. Невдалеке шла большая толпа, около тысячи человек. Я увидел, что разрушили дорогу и сломали светофор. В какой-то момент, не знаю откуда, но шальная пуля попала мне в глаз, – сердито говорит он.

Врач сказал, что пуля еще не извлечена. Естияр готовится к операции. «Будет ли финансовая помощь? Ни копейки. У меня нет глаза. Я стал инвалидом. Говорят, что мне предстоит еще одна операция на носу. Хотя я просто шел мимо», – говорит он с отчаянием.

Более половины раненых – мирные жители

Мухан Чингизханулы, первый заместитель начальника городской больницы №1, куда были доставлены почти все раненые:

«Раненых 26 человек, из них двое военнослужащих (один контрактник, один полицейский), остальные – гражданские лица. Все были обстреляны. Один тяжелобольной находится в реанимации. В прошлый понедельник в палату переведены три человека. Большинство раненых различными пулями – мирные жители, были и маленькие дети, самому старшему из пострадавших 34 года. По его словам, он вышел на площадь, чтобы узнать, что происходит», – говорит Чингизханулы.  

По словам замначальника горбольницы (на момент разговора с нащим корреспондентом), 13 человек находятся на лечении в травматологическом отделении, девять – в хирургическом, трое – в нейрохирургическом и один – в лицевой хирургии.

Кроме того, пресс-секретарь городского управления здравоохранения Лаура Нахиповна подтвердила, что в настоящее время в больнице находятся двое сотрудников правоохранительных органов. Один из них – солдат, другой – полицейский. «В ходе беспорядков никто не пострадал (не погиб), в течение двух дней никто не госпитализировался», – сказал медик.

По официальным данным, всего во время событий в Шымкенте за медицинской помощью обратились 120 человек, в том числе 48 военнослужащих Вооруженных Сил и правоохранительных органов. На сегодня в городе госпитализированы 48 человек, пятеро из них находятся в реанимации.

Начальник управления здравоохранения Бакытжан Позилов сообщил журналисту, что «всем пациентам оказана первая помощь. В обычном режиме работали 100 бригад скорой помощи, поликлиники и больницы. По его словам, большинство пациентов были избиты, получили огнестрельные и ножевые ранения или царапины».

По официальным данным, треть из 120 человек, поступивших в больницы, – военнослужащие. По словам врача крупного медицинского центра, многие люди обращаются в частные клиники, опасаясь вмешательства правоохранительных органов.

«Аким Шымкента не вышел». Что говорили раненые на площади
Фото: Orda.kz / Култегин Аспанулы

Несколько пациентов, по его словам, не хотели говорить открыто. Хотя врач сказал, что их забрали с площади, они пытались отрицать это, говоря, что были травмированы в другом месте по другой причине.

Ерхан Куданбаев, ознакомившийся с заявлением президента Токаева, сказал, что удовлетворен его инициативами. «Тогда это просто стало известно нам. Он сказал, что тех, кто протестует мирно, нельзя преследовать, а мародёров и провокаторов нельзя щадить. Раненым передали заявление Токаева о том, что мирных и невиновных людей нельзя преследовать», – говорит Ерхан.

Автор: Култегин Аспанулы

Переводила: Айнура Дарибаева

Поделиться: