В казахстанский прокат вышла необычная скандинавская картина «Агнец», принимавшая участие в Каннском кинофестивале этого года в программе «Особый взгляд» и получившая там приз за «Оригинальность».

«Агнец», дебютный фильм исландца Вальдимара Йоханссона, также выдвинут от Исландии на премию «Оскар». В главных ролях снялись международная звезда шведского происхождения Нуми Рапас и исландец Хильмир Снэр Гунасон. В продюсерах – знаменитый венгерский «тяжеловес» авторского кино Бела Тарр («Сатанинское танго», «Туринская лошадь»), а соавтором сценария стал исландский писатель и поэт Сьон Сигурдссон, известный тем, что написал стихи к песням Бьорк для фильма «Танцующая в темноте» Ларса фон Триера.

«Агнец» рассказывает историю супружеской пары – Марии и Ингвара, живущих на удалённой ферме и разводящих овец. В канун Рождества в сарай вторгается нечто, приводящее всех животных в ужас. Вскоре после этого одна из овец рожает существо с головой ягненка и телом человеческого ребёнка. Супруги-фермеры, погруженные в горе после смерти маленькой дочери и не способные больше иметь детей, принимают противоречивое решение удочерить антропоморфную овечку и нарекают её именем своего умершего ребёнка – Адой. Нежданно на ферме появляется брат Ингвара Петер и пребывает в шоке от увиденного. Он активно пытается убедить брата и невестку, что «это животное, а не человек», но пара отказывается слушать, повторяя, что это существо – «дар Божий»…

При просмотре «Агнца» понимаешь, что награда за оригинальность в Каннах была абсолютно справедлива – ленту действительно отличают необычность и множество разных любопытных отсылок. В первую очередь, библейских: «Агнец» – это своего рода перевёрнутая история рождения Христа. Только в фильме в канун Рождества на свет приходит не сын Божий, а, по сути, дочь Дьявола. И супружеская пара опять-таки оказывается, по сути, аллюзией на святую пару – ведь жену зовут Марией, а её мужа Ингваром, что, видимо, является отсылкой к имени Иосиф.

«Агнец» не божий и другие необычные картины кинофестивалей

Очевидно и влияние продюсера Белы Тарра, всё собственное творчество которого пронизано гнетущим предчувствием и предсказанием Апокалипсиса.

Также «Агнец» вписывается в довольно мрачную и эсхатологическую вселенную и настроение авторских скандинавских картин последнего времени – в тех же Каннах в «Особом взгляде» несколько лет назад главный приз получила картина «На границе миров» шведского режиссёра Али Аббаси, в которой очень необычно обыгрывалась тема человеческой природы и гендера. Героиня фильма, при своей женской сущности, имела физиологические признаки мужчины, а герой, напротив, будучи альфа-самцом по натуре, имел женскую физиологию.

В «Агнце» же мы видим, как архетипичные роли матери и отца меняются, что особенно проявляется в борьбе приёмных и настоящих родителей Ады.

Темой зловещей природы ребёнка «Агнец» схож и с другой нашумевшей скандинавской картиной, «Впусти меня» шведа Томаса Альфредсона. В то же время перекликается «Агнец» и с классикой хоррора (например, «Оменом» Ричарда Доннера), и с новейшим пост-хоррором – «Ведьмой» Роберта Эггерса.

«Агнец» – это многослойное кино, которое является одновременно и библейской притчей сквозь призму видения «певца Апокалипсиса» Белы Тарра, и пост-хоррором, и картиной, превозносящей красоту и первобытную дикость Скандинавии. И потому смотреть его интересно: практически в каждой сцене зритель либо узнаёт что-то знакомое в неожиданном прочтении, либо просто удивляется чему-то новому и необычному.

Бонусом другие необычные фестивальные картины этого года, на которые нужно обратить внимание.

«Агнец» не божий и другие необычные картины кинофестивалей

«Титан» – триумфатор Каннского кинофестиваля 2021 года, обладатель главного приза, «Золотой пальмовой ветви». Режиссёр – француженка Жюли Дюкорно, снявшая ранее любопытный и небанальный боди-хоррор «Сырое» о наследственном каннибализме. В своей новой работе Дюкорно продолжает тему боди-хоррора, на этот раз разбавив её темами сексуального влечения между человеком и машинами (почтительный кивок в сторону Дэвида Кроненберга и его «Автокатастрофы»), а также квира и гендерфлюидности (здесь неспроста в небольшой роли появляется режиссёр Бертран Бонелло – в «Титане» можно уловить отсылки к его «Тирезии»). Темой подмены идентичности когда-то пропавшего ребёнка «Титан» вызывает в памяти документальную ленту Барта Лейтона «Самозванец». В общем, картина вполне вписывается в формат «новой французской экстремальности» – тренда местного жанрового кино, где много проливающейся крови, терзаемой плоти и пограничных проявлений человеческой сексуальности.

«Агнец» не божий и другие необычные картины кинофестивалей

«Остров Бергмана» – также участник конкурсной программы Канн этого года. Режиссёр – ещё одна француженка и супруга режиссёра Оливье Ассаяса, Мия Хансен-Лев («Эдем», «Будущее»). История супружеской пары среднего возраста, в исполнении Тима Рота и Вики Крипс, приезжающих на шведский остров Форе, где жил и творил в последние годы своей жизни легендарный Ингмар Бергман. Муж и жена в этой паре – оба сценаристы и кинорежиссёры, и оба ищут вдохновения для своего творчества. В какой-то момент на острове неожиданно появляются новые герои и героини, разгораются бурные страсти, и реальность смешивается с теми сценариями, что пишут герои.

«Агнец» не божий и другие необычные картины кинофестивалей

«Петровы в гриппе» – ещё один фильм из Канн-2021, на этот раз от России. Кирилл Серебренников («Ученик», «Лето») снял эту картину по роману Андрея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». В фильме соединяются реальность и гриппозный бред виде галлюцинаций членов одной семьи, постсоветская российская действительность и античная мифология. Самые немыслимые вещи начинают происходить в жизни автослесаря Петрова (актёр Семён Серзин), его бывшей жены Нурлынисы Петровой (в исполнении Чулпан Хаматовой) а также их сына. Сны, детские воспоминания, события из фантазий, подавленных желаний и литературных произведений, расстрелы, жестокие убийства и самоубийства – всё в этом фильме смешалось в доме Петровых.

Поделиться: