Алматинское пространство «Трансформа», летом оставшееся без площадки, с октября базируется в новом месте. Ближайшие планы команды будут связаны с арт-пространством Hazbin, где «Трансформа» открыла сезон концертом и уже провела первый театральный показ – пластические эскизы резидентов и друзей, которые в будущем году могут стать репертуарными спектаклями.

За последние несколько месяцев «Трансформа» попробовала формат поп-ап, создав спектакль-пазл «Дилфизо и Донада» на площадке арт-резиденции ALA и партисипаторный (с непосредственным участием зрителей) перфоманс «Встань в угол» в лаборатории городских проектов Q-Lab. План «всплывать» в разных пространствах в Алматы команда не оставила, но обрела постоянную площадку.

Новый зал «Трансформы» в Hazbin – полная противоположность тому, где пространство провело предыдущие четыре театральных сезона.

Hazbin (арт-пространство в Алматы на пересечении улиц Габдуллина и Байтурсынова) – это белые стены, колонны, скульптуры и ковровые дорожки. Привыкшие к камерному блэкбоксу зрители и резиденты «Трансформы» заинтригованы и растеряны: только малую часть репертуара можно вписать в этот зал, зато пространство вдохновляет на то, чтобы встраивать в него что-то новое.

В частности, три пластических эскиза, которые показали в минувшие выходные на вечере танцевального театра Performans keşі. Два из них, «Кожа, в которой я живу» и «Лейла», созданы в рамках танцевальной лаборатории Jolda, которую в Алматы создала и развивает Жанна Туленды. Это объединение профессиональных и непрофессиональных танцовщиков, под руководством кубинского режиссёра Франка Вальдеса уже выпустившее спектакль «Пилигрим».

«Трансформа»: перезагрузка – открылись и танцуют!
Фото Рината Келдибекова

Две свежие работы Jolda – об отношениях человека с внешним и внутренним миром.

В «Коже» Франк Вальдес на сцене один напротив зеркала. Затянутый в нюдовый костюм с ног до головы, совершенно инопланетный, он без слов общается с собственным телом и провоцирует публику на аналогичный внутренний диалог.

«Лейла», где заняты пять танцовщиц, рассказывает об устойчивых моделях поведения и «предназначения» женщины. Кувшины, с которыми взаимодействуют актрисы, дают очевидную иллюстрацию «женщина – сосуд». И не менее живописна сцена снятия платка: с покрытой головой все танцовщицы похожи друг на друга, а распустив волосы, каждая становится прекрасна в собственной индивидуальности.

Оба показа прошли как часть недели танцтеатра Battal Jolda, в рамках которой уже в другом алматинском пространстве, «Доме на Барибаева, 36», были и мастер-классы, и показы фильмов, и итоговый джем-перфоманс.

Пластический театр и современный танец – это явный тренд последних нескольких лет в Алматы. Его поддерживают сразу несколько заметных театральных команд, часть из них также базируется в «Трансформе».

«Трансформа»: перезагрузка – открылись и танцуют!
Фото Рината Келдибекова

Третьим эскизом на Performans keşі стала «Амплитуда тишины» театра Il Silenzio в постановке режиссёра Екатерины Шмониной. Работы этого театра и этой постановщицы в репертуаре «Трансформы» с самого основания площадки: «Қыз қуу» об историях похищения невест в Казахстане; «Привет, Жизель, как дела?», рифмующий классический балет и социальные сети; «Амбициозные растения» по пьесе «В ожидании Годо» Сэмюэла Беккета.

Новый проект Il Silenzio называется «Амплитуда тишины» – история, основанная на языке теле и жестов. Этой своей работой Шмонина исследовала мир слабослышащих и попробовала описать зрителю ощущения человека, который не может воспринимать действительность при помощи слуха и, помимо этого, ежедневно сталкивается с отторжением окружающих.

Социальная составляющая (как, к примеру, разговор о доступной среде для людей с ограничениями по здоровью, который транслирует «Амплитуда тишины») – важная часть современного пластического театра. Неслучайно, когда речь идёт и о Jolda, и об Il Silenzio, важно говорить о том, что артисты в этих театрах – далеко не все выпускники хореографических училищ. «Каждый может танцевать», – уверена Жанна Туленды, создавшая целый фотопроект «Танцующие», в котором принять участие мог любой желающий: попробовать отпустить собственное тело и подвигаться перед объективом фотокамеры.

В «Трансформе» есть и отдельный проект социального танца, который ведёт режиссёр и актриса Катя Дзвоник. Он тоже про понимание телесности, это движенческий мастер-класс, в котором часто есть и элемент инклюзии – потанцевать сюда приходят, в том числе, люди с особенностями: слабослышащие, незрячие, а также артисты инклюзивной театральной лаборатории «Действие буквально».

«Действие буквально», тоже резиденты «Трансформы», уже в декабре намерены вернуться на сцену и показать спектакль «Той», которым завершился для команды предыдущий театральный сезон. Спектакль предстоит адаптировать для новой площадки, и он, возможно, даже обрастёт дополнительным контекстом – не зря Hazbin уж очень напоминает зал тойханы.

А в ближайших планах у «Трансформы», в конце ноября, показы других резидентов – Theatre Imenibaleta. Здесь состоится традиционная уже осенняя читка драматурга Александра Диденко (у его новой пьесы грузинское название – «მტვერი და მთვარე», «Mt’veri da Mtvari», дословный перевод – «Пыль и Луна»), а после – показ одного из самых популярных спектаклей в репертуаре «Трансформы» – «Трёх девиц» режиссера Кубы Адылова.

Остальные резиденты пока работают над тем, чтобы привести свои действующие проекты в соответствие с новым пространством, и готовятся создавать свежие.

И важно отметить, что, хотя площадка у «Трансформы» на ближайший сезон уже есть, команда всё ещё открыта для предложений о поддержке и коллаборациях: современный независимый театр нуждается в партнёрах и меценатах, пока на институциональном уровне никаких программ развития для него, увы, не придумали.

Поделиться: