В Казахстане растёт статистика по суициду. Впрочем, это мировая тенденция. Психологи считают, что подогревает её стремительное развитие новых технологий и социальных сетей. Мы всё чаще говорим о новом виде насилия – кибербуллинге. От него не укрыться и от него страдает гораздо больше людей, чем об этом говорит статистика. Порой именно буллинг и подталкивает к суициду.

Не смогла спастись от «яда» недовольных судейством на Олимпиаде-2020 израильская гимнастка Линой Ашрам. Она подверглась критике со стороны русскоязычных пользователей Instagram. Девушке пришлось оправдываться и даже закрыть аккаунт. Её участь постигла и других спортсменов из разных стран, а массовые нападки в социальных сетях на победителей или проигравших стали трендом прошедших соревнований.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти

На примере выжившей после попытки суицида казахстанки, корреспондент Orda.kz выяснил, что проблема достаточно комплексная и противоречивая. Возможно, спросите вы, суть кроется в несовершенстве законодательства, агрессивно настроенных личностях, в скрытых расстройствах психики суицидента и т.п? Как отмечают специалисты – всё и сразу.

Самая лучшая защита – это вы сами

Екатерина (имя изменено) встретила, как это у многих бывает, свою первую любовь ещё в школе. Всё было хорошо, учителя были в курсе, но предупреждали, чтобы ребята не афишировали свои чувства в стенах учебного заведения. Но в одно осеннее утро перед занятиями все её одноклассники получили в соцсети «пикантные» подробности личной жизни пары. Школьники тут же стали рассылать фотографии с обнажённой Екатериной.

Это быстро стало темой №1 для тысячи учеников, а девятиклассница в одночасье приобрела «сомнительную» популярность.

В рамках цензуры мы не станем писать оскорбления, которая услышала героиня в тот день. Скорее всего, некоторые слова уже вспыли в сознании читающих. Теперь умножьте на три и представьте сцену побега Екатерины из школы из-за издёвок.

    – Я пыталась покончить с собой… Сейчас с болью вспоминаю события 11-летней давности. Бежала до дома и думала только о том, как быстро умереть. Я глубоко порезала вены на руках бритвой. Всю ванну в мгновение залила кровью. Телефон разрывался от уведомлений, а мне просто не хотелось жить. Написала несколько строчек в телефонном блокноте с просьбой не винить меня и наказать виновных. Вслух попросила прощения у матери, которая была в тот момент на работе, почувствовала дикую усталость и закрыла глаза, – вспомнила подробности того дня Екатерина.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
фото из открытых источников

Ранения были не смертельны. Девушка очнулась на руках у матери. Родителю кто-то позвонил и сообщил о произошедшем в школе. Материнский инстинкт не подвёл. После обработки ран, они долго говорили об этом, предварительно удалив аккаунты девочки в соцсетях.

    – Мама знала парня и даже подумать не могла, что он мог так поступить. Но я до сих пор уверена, что мои теперь уже бывшие подруги тогда поучаствовали в этом. Понятия не имею зачем, да и неважно сейчас. Главное – это то, что никого так и не наказали. Мы решили, что уедем из Алматы, и ни с кем не будем об этом говорить.

Со слов девушки, уголовное дело так и не завели. Для подтверждения личности того, кто первым разослал фотографии, потребовалось бы провести ряд экспертиз, ответили им тогда в полиции. Тем более, остальные школьники тут же стали пересылать фото и всяческие оскорбления дальше по цепочке. Так семья и уехала через полтора месяца, пока стражи порядка «собирали» доказательства.

В итоге процесс разбирательства локального инцидента во времена зарождения быстрого обмена информацией затух и вскоре был практически забыт.

     — Мне ещё долго писали оскорбительные СМС-ки на телефон. Узнала, что меня сделали всеобщим изгоем, взломали аккаунты. Конечно, тот инцидент и всё, что было после, сейчас почти забыла. Но тогда каждый взгляд и брошенные в мой адрес оскорбления ранили до реальной попытки самоубийства. Никто меня не поддержал и не пытался защитить.

   – Если бы не мама, которая увезла меня от всех, я бы попробовала повторить это, но уже наверняка. С возрастом мне хорошо стала видна вся эта несправедливость в соцсетях. Сейчас я заступаюсь за каждого, на кого идёт волна хейта. Никто не имеет права оскорблять и унижать достоинство человека, даже если тот что-то сделал не так.

Екатерина сейчас живёт в счастливом браке, воспитывает ребёнка в лучших традициях 21 века и работает визажистом. Девушка жалеет, что руки теперь покрыты жуткими шрамами из-за излишней доверчивости и глупости.

Что говорят психологи

Психолог Елена Белоусова отмечает, что в офлайне люди чаще понимают, что их действия имеют последствия. По этой причине на улице значительно реже можно встретить оскорбляющего посторонних незнакомца, чем в интернете. Она уточняет, что с травлей в сети будет невозможно бороться, пока за неё не начнут хотя бы административно наказывать или публично кого-нибудь не призовут к общественным работам.

    – Суицид – очень деликатный и сложный предмет, в котором переплетается множество причин. И то, что люди кончают с собой, естественным образом отсекает нас от полного понимания того, почему они это сделали. Но не будем забывать: даже если подобная смерть одна – её можно было бы избежать.

Одна из проблем казахстанского общества – отрицание всех специалистов с приставкой «психо».  

   – Даже разговоры о самоубийстве в нашем обществе – табу. Все мы закрываем глаза и тем самым можем не заметить каких-то признаков – депрессии или суицидальных мыслей. Но достаточно время от времени интересоваться делами близкого человека и воспринимать всё сказанное без осуждения.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
Фото: Depositphotos

Заметить признаки суицидальных мыслей не так сложно, как может показаться, говорит специалист. По ребёнку, например, это видно сразу. Начинают меняться привычки, настроение, поведение. Но лишь к 30 годам среднестатистический человек переживает весь спектр эмоций, а значит, может по-настоящему понять чувства другого.

Специалисты Всемирной организации здравоохранения также утверждают, что суицид никогда не бывает результатом какого-то одного фактора или события. Отказ от соцсетей – это не решение проблемы, потому что в этом случае человек становится изолирован, лишается возможности общаться с друзьями и социализироваться, что тоже травматично, полагает Елена Белоусова.

     – Современные дети и подростки принципиально отличаются от своих родителей и представителей предыдущих поколений тем, что для них чрезвычайно высока значимость интернет-общения, и это отличие нельзя игнорировать. Они действительно подвержены влиянию сверстников. Специалисты, занимающиеся вопросами психического здоровья, уже давно говорят о том, что в Казахстане нужно развивать психологическую службу.

Маленькое решение

Кибербуллинг – это весьма расплывчатый термин, который используют для обозначения многих типов онлайн-поведения, наносящих вред другому человеку. К нему относят и аутинг, то есть публикацию личной информации о человеке без его ведома, и сталкинг, то есть преследование, а также публикацию фейков, угрозы, бойкот и многое другое.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
Иллюстрация reputation.moscow

В соцсетях и мессенджерах, уверенные в своей анонимности и безнаказанности личности, публикуют посты разного содержания о других людях. Несмотря на систему модерации, посты могу существовать долго. Но всегда можно пожаловаться на публикацию. Если администраторы жалобу признают справедливой, пользователя, который выложил противоправный контент, могут понизить в правах или заблокировать, а пост – удалить.

Что говорит Закон?

После смерти молодой казахстанской писательницы Аягуль Мантай в обществе заговорили о необходимости ввести уголовную ответственность за кибербуллинг. Близкие покойной считают, что именно травля в интернете стала причиной суицида.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
Фото: instagram.com\aya.mantay

Человек – существо крепкое, как камень и одновременно нежное, как цветок, – писала Айгуль в своём Facebook.

В постах она делилась своими переживаниями, рассказывала о наблюдениях. Некоторые замечали признаки глубокой депрессии у писательницы…

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
скрин сообщения

Адвокат Таир Назханов говорит, что в нашем законодательстве понятие буллинга не предусмотрено. Права и законные интересны граждан при кибербуллинге закон не защищает в уголовном или административном порядке – пострадавший может себя защитить лишь в гражданско-правовом поле.

– Наше законодательство остаётся в этом плане пока «беззубым», в результате чего буллеры всех мастей чувствуют свою безнаказанность. В Казахстане привлечь человека к ответственности за оскорбления и травлю в интернете пока довольно сложно. Ни буллинга, ни кибербуллинга в казахстанском законодательстве все ещё нет.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
фото с сайта forbes.kz

Однако организатора травли в сети теоретически всё-таки можно привлечь к ответственности за доведение до самоубийства, угрозы убийством и нарушение неприкосновенности частной жизни лица, говорит адвокат. Только сделать это крайне сложно. Необходимо оперативное закрепление следов преступления, что на практике не всегда происходит. Виновные лица быстро их удаляют. Кроме того, требуется ряд сложных экспертиз.

Иллюзия безопасности

– Вести подобного рода дела довольно трудно даже профессионалам. В районных отделах полиции следователи совершенно не отвечают требованиям времени. Иногда вычислить и привлечь к ответственности организаторов травли бывает просто невозможно, – уверен адвокат.

В большинстве случаев установить причины, побудившие к уходу из жизни, невозможно. 

– Соцсети – это выход агрессивности людей. Это нужно признать. Но дело в том, что у нас честь и достоинство неприкосновенны, как указано в Конституции и должны быть под защитой государства. К сожалению, государство свою обязанность не выполняет, – считает Таир Назханов.

Оскорблённый человек сам должен собирать доказательства, а это фактически невозможно. Например, вас обидели через фейковый аккаунт и нужно установить IP-адрес оскорбившего. В полиции заявление примут, но заниматься этим не будут, так как это дело частного обвинения.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
gadgetshelp.com

Что делать, если вы подверглись кибербуллингу?


– В первую очередь идти к адвокату, который специализируется на этой категории дел. Он займётся сбором доказательств. Каждый случай уникальный, но всегда нужна оперативность и профессионализм, чтобы виновные не ушли от ответственности. Я советую почитать пока первую в Казахстане книгу – «Виды правовой защиты от кибербуллинга». В ней вы найдёте пошаговый алгоритм, каким образом надо действовать в случае травли в соцсетях.

В случае суицида после травли требуется выявить, действительно ли эти действия находятся в причинно-следственной связи с самоубийством. Необходим ответ, может ли человек получить определённую психологическую травму после таких высказываний. Не страдал ли потерпевший каким-либо психическим расстройством, которое могло его привести к этому шагу.

Таир Назханов убеждён, что оскорбление и клевету в соцсетях следует перевести в категорию уголовных дел средней тяжести, чтобы потерпевшие всё-таки могли обратиться в полицию за защитой.

Токсичные казахстанцы, или почему кибербуллинг приводит к смерти
Фото: пресс-служба ДП Алматы

Около половины детей в мире страдают от физического, психологического или сексуального насилия. Такие данные опубликовала ВОЗ. Оказалось, что законы по защите детей от насилия, принятые в 88% всех стран, соблюдают меньше половины из них.

Год назад президент Токаев говорил о том, что пришло время принять законодательные меры по защите граждан, особенно детей, от кибербуллинга. Он поручил присоединиться к третьему Факультативному протоколу Конвенции ООН о правах ребёнка, касающемуся процедуры сообщений.

Что это значит?

Это новый для Казахстана международный договор, который предоставляет возможность казахстанским детям либо их родителям подавать жалобу в Комитет ООН по правам ребёнка о нарушении своих прав, закреплённых в Конвенции, если эти нарушения не были разрешены в национальных судах.

Бороться с причиной, а не следствием, похоже, не наш конёк. Ведь необходимость контролировать размещаемый контент сегодня не закреплена законодательно, что создаёт различные сложности, к примеру, для удаления размещённых без ведома человека фотографий или информации о нём.

Тем временем успешную борьбу с кибербуллингом ведёт правительство Новой Зеландии, где в 2015 году в силу вступил закон, согласно которому кибербуллинг и онлайн-троллинг признаны уголовными преступлениями. В 2016 году в британской полиции открыли отделение по кибербуллингу, призванное распознавать онлайн-преступления. Борьбу с оскорблениями в сети начало и немецкое правительство – в октябре 2017 года в Германии приняли закон о недопустимости травли в интернете.

Возможно, казахстанскому обществу нужна просто серьёзная информационная кампания – то, что вы делаете в интернете, тоже наказуемо. Самоконтроль социальных сетей, которые пока работают без единых для всех правил модерации, показал свою неэффективность – травля на онлайн-площадках всё-таки приводит к суицидам.

Поделиться: