Международные арбитражные суды – это дорогое удовольствие, которое вдобавок влияет на репутацию страны. Какие судебные процессы сейчас идут? Сколько дел накопил Казахстан за годы независимости, – разбиралась ORDA.

Согласно данным Центра инвестиционной политики при Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), за весь период независимости инвестиционных споров с участием Казахстана было 25, из них 19 были начаты иностранными инвесторами против Казахстана, 6 – наоборот.

Сколько стоят арбитражные войны Казахстана?
Сколько стоят арбитражные войны Казахстана?

Последние сводки

30 июля 2020 года Международный арбитражный трибунал вынес решение о прекращении дела, инициированного в 2016 году канадской компанией Gold Pool JV Ltd против Республики Казахстан относительно договора о доверительном управлении предприятия АО «Казахалтын». Согласно данным Минюста, в марте 1996 года компания Gold Pool получила в управление АО «Казахалтын» с целью погасить долги предприятия, восстановить и модернизировать производство, создать благоприятную финансовую обстановку и эффективную рыночную стратегию. Однако компания не выполнила обязательства по контракту: росли долги перед сотрудниками предприятия, рудники бездействовали, шахты были заброшены, поэтому в 1997 году договор был расторгнут.

Суд постановил, что Казахстан не связан двусторонним инвестиционным соглашением между СССР и Канадой от 1989 года.

Доктор юридических наук, профессор Жумагельды Елюбаев высказал свое мнение о том, должны ли действовать советские договоры и соглашения для Казахстана.

«За 30 лет после распада СССР Казахстан подписал несколько десятков договоров о взаимной защите инвестиций капиталовложения, и стороны должны ссылаться именно на них. Я считаю, что стороны не должны ссылаться на договоры, подписанные в период существования Советского Союза»

23 ноября Высокий суд Англии вынес решение в пользу Казахстана по спору с World Wide Minerals. Ранее арбитражный трибунал присудил истцам компенсацию ущерба в размере менее одного процента от общей суммы иска – $1,9 млн, однако Казахстан обратился в Высокий суд Англии для обжалования этого решения.

Суд также решил взыскать с World Wide Minerals Ltd и Пола Кэррола QC судебные расходы в пользу Казахстана в размере 350 000 долларов.

«Указанное служит еще одним подтверждением того, что Республика Казахстан продолжает работу по защите своих интересов, используя все имеющиеся правовые механизмы для укрепления своей репутации», – сообщили в министерстве юстиции.

Судебное разбирательство по делу Стати, начатое в 2010-м, все еще продолжается. Напомним, поводом для иска послужило досрочное прекращение контрактов на недропользование компаний ТОО «Толкыннефтегаз» и ТОО «Казполмунай» 21 июля 2010 года в связи с неисполнением лицензионно-контрактных условий. 20 декабря этого года стало известно, что Верховный суд Королевства Нидерландов принял решение пересмотреть санкции об аресте акций АО «ФНБ «Самрук-Казына» в компании KMG Kashagan B.V. в рамках дела Анатола и Габриэля Стати.

Сколько стоят арбитражные войны Казахстана?
Анатол Стати. Фото: tdk42.kz

«Законность ареста акций АО «ФНБ «Самрук-Казына» в KMG Kashagan B.V. будет пересмотрена Апелляционным судом Гааги. Казахстан уверен, что Апелляционный суд Гааги сочтет арест незаконным. Республика Казахстан полна решимости защищать свой инвестиционный климат и своих многочисленных законных инвесторов», – говорится в сообщении Минюста.

Ситуацию со Стати прокомментировал Жумагельды Елюбаев.

«Стати выжали отсюда, забрали его бизнес – он обратился со спором, а потом казахстанская сторона доказала мошенничество. Как будто они не видели этого мошенничества, когда он здесь работал – у нас ведь на все закрывают глаза из-за коррупции. Неизвестно, как он пришел в Казахстан – может, растащив конверты по кабинетам. Не могу сказать, кто прав – думаю, условия были не совсем порядочны с обеих сторон».

Как инвестиционные споры сейчас ведет Казахстан?

GEM, 2009

Иск швейцарской компании GEM связан с владениями акций БТА банка. Компания утверждает, что правительство Казахстана принудительно национализировало ее долю в БТА банке с помощью приобретения Казахстаном около 75% акций БТА через Фонд национального благосостояния Самрук-Казына. Сумма компенсации, которую требует истец – $1,5 млрд.

Hourani, 2015

Американо-британский производитель фармацевтических препаратов Pharm Industry в иске утверждает, что Казахстан незаконно экспроприировал и ликвидировал его, а также захватил земельный участок площадью 10 гектаров. Компания заявила, что этот участок во владение Pharm Industry передал Иссам Хурани. Также компания указывает на отмену указа, предоставившего ей во владение земельный участок площадью 42 га. Согласно данным сайта Центра инвестиционной политики, компания требует компенсацию в $170 млн.

Alhambra, 2016

Alhambra Resources Ltd намерена наказать правительство Казахстана за банкротство в 2015 году налоговыми органами ее зарегистрированной в Нидерландах дочерней компании Saga Creek Gold Company LLP, которая вела добычу драгоценного металла в Акмолинской области на месторождении Узбой. Сумма иска неизвестна. Однако на официальном сайте корпорации Alhambra Resources рассказывается о $22,9 млн, которые ранее были подтверждены кредитными соглашениями для финансирования программ компании Saga Creek.

Big Sky Energy, 2017

До 2005 года американская корпорация через свои дочерние компании «Кожан» и «Вектор энерджи вест» контролировала добычу углеводородов на нефтяных блоках запада Казахстана «Морское», «Даулеталы», «Каратал», «Атырау» и «Лиман-2». Сославшись на невыполнение минимальных рабочих программ по части капитальных расходов в период 2003–2005 годов, Министерство энергетики РК расторгло контракт с компаниями «Кожан» и «Вектор энерджи вест». Big Sky Energy с этим решением не согласились, и подали иск на РК в арбитражную инстанцию Организации ОЭСР.

Позже иск у корпорации выкупил бизнесмен Дэниэл Исраэл, имеющий имидж крайне агрессивного бизнесмена и ранее замеченный в бизнесе с Демократической Республики Конго. 15 декабря 2020 года трибунал ISCID выпустил постановление об организации нового слушания.

Windoor, 2018

Эстонский Windoor имел контракт с местной компанией «Балтийский Дом» на проектирование, производство, поставку и установку стеклоалюминиевых конструкций для строительства фасада бизнес- и конференц-центра в Астане. Однако позже Windoor заявил, что не получил выплату гарантии, выданной госкомпанией «Дипломат Строй Сервис», а также местная компания не произвела платежи по строительному контракту.

Что это значит?

Эксперт Артур Шахназарян отмечает идентичность иска Gold Pool с исками канадской компании World Wide Minerals и гордонодобывающей компании Alhambra Resources Ltd. Он также указывает на то, что все конфликтные ситуации между инвесторами и Казахстаном произошли в период с 1997 по 2007 год.

«Все обиженные инвесторы активизировались в период с 2010 по 2014 гол, когда шло дело Анатола Стати. Зачем им было ждать более 15 лет? Характерно и то, что теперь пострадавшие инвесторы не боятся проигрывать в арбитражах, а арбитраж – дело сверхдорогое, и смело максимизируют сумму своего ущерба.

«Почерк юриста вычисляем также, как почерк человека. Невольно приходишь к мысли, что элите Казахстана объявлена арбитражная война в финансово-сырьевом секторе».

Доктор юридических наук, профессор Жумагельды Елюбаев рассказал, в чем сложность решения международных инвестиционных споров Казахстана.

«Любой спор это нормальный процесс решения конфликта в правовом поле. Согласно предпринимательскому кодексу, инвестиционный спор можно решать в Казахстане и за его пределами. В основе его решения лежат условия, прописанные в договоре. Главное – это определить применительное право – Казахстана или другой страны, и какой орган будет разрешать спор. Решать могут государственные суды или любой арбитражный институт на международном пространстве. Как правило, любой спор может решиться путем переговоров, и только при недостижении договора можно и нужно обращаться в судебный орган».

Эксперт рассказал, почему в последние годы мы наблюдаем шквал инвестиционных споров в отношении Казахстана.


«Я выскажу несколько крамольные мысли. Казахстан – это страна системной коррупции».

«Это мои предположения и даже уверенность, что в 90-х инвесторов заманивали разными путями, в том числе льготами и разными незаконными вещами. Но у нас нет преемственности в правительстве, происходят бесконечные реорганизации структур. И, естественно, инвесторы недовольны, что первоначальные условия нарушаются.  Они пытаются решить это путем переговоров, но наши становятся в позу, сменилось уже с десяток министров, они не знают историю заключения этих договоров. Наверняка есть пробелы и со стороны инвесторов, поэтому возникает спор. В основе его лежит непродуманность договорных условий – у нас с целью привлечь деньги любой договор заключается очень быстро. Лишь бы получить этот миллиард, а потом растащить по карманам. У каждого здесь своя правда и обоюдная вина».

Сколько стоят арбитражные войны Казахстана?
Фото: gidpostrahovke.ru

Елюбаев рассказал, что инвестиционные споры могут возникать из-за невнимательности чиновников.

«Приведу пример. Одна компания получила в РК контракт на недропользования в 90-х на долгий срок. Спустя время вдруг министерство растолковало по-своему одну из норм и направило многомиллиардный иск. Я возглавлял разработку правовой защиты, и мы доказали, что неправ уполномоченный орган, но мы не дошли до арбитража – разрешили на взаимовыгодной основе. Этот случай показывает, что когда бюджету нужны деньги, их ищут в корпорациях, где их можно найти. Страшно то, что в инвестиционных спорах может быть какая-то вина наших чиновников, которые подписывали договора, впоследствии ставшие предметом арбитражного спора. Нужно быть внимательнее при подписывании документов, по которым вносятся многомиллиардные капиталовложения в страну».

Эксперт отметил, что в международных арбитражах не все имеют право участвовать, поэтому Казахстану приходится нанимать адвокатов или юридические фирмы. Это прямой расход из госбюджета, который оправдан, только если Казахстан прав.

Если споры серьезные, то сумма может исчисляться миллионами или даже десятками миллионов долларов.

«Международные инвестиционные споры влияют на репутацию Казахстана, но, в основном, если в них участвуют крупные транснациональные инвесторы, которые вносят в экономику страны сотни миллионов, а то и миллиардов долларов. Такие деньги не остаются без внимания мировой общественности. И потом крупные и средние компании, прежде чем идти к нам, несколько раз подумают. Надо отметить, что ни по одному крупному проекту – Кашаганскому, Карачаганакскому – не было арбитражных решений, договаривались на взаимовыгодной основе. Это свидетельствует о том, что правительство Казахстана адекватное. По сравнению с другими постсоветскими республиками, у Казахстана инвестиционный климат получше».

Артур Шахназарян также заметил, что поток новых исков в международные арбитражи на Казахстан заметно иссяк.

«Дела, касающиеся событий после 2010 года – это большая редкость. Госаппарат стал куда внимательнее при принятии решений».

Инвестиционных споров у Казахстана хоть отбавляй. Причина их появления, как правило, кроется в «лихих 90-х», но расплачиваться в случае проигрыша придется сегодня. Решать, кто прав, а кто виноват в каждом отдельном деле, конечно, предстоит судам, но нам тоже следует держать ухо в остро, ведь на оплату судебных издержек деньги идут из карманов не финансовой элиты, а налогоплательщиков.

Поделиться: