16 ноября Ауэзовский районный суд Алматы лишил водительских прав активиста и лидера незарегистрированной «Демократической партии» Жанболата Мамая, а также лишил его жену Ингу Иманбай возможности продлить действие её прав, срок которых истёк несколько лет назад. Иманбай рассказала Orda.kz, что с решением суда не согласна и собирается подавать апелляцию.

16 ноября суд удовлетворил жалобу судебного исполнителя, которую подали из-за невыполнения решения суда: Мамай и Иманбай должны были удалить видео о первом заместителе председателя партии «Нур Отан» Бауыржане Байбеке.

Что произошло?

15 июня в Ауэзовский районный суд №2 по гражданским делам Алматы удовлетворил иск Байбека к Мамаю и Иманбаевой. Суд обязал ответчиков опровергнуть и удалить материалы, «порочащие честь, достоинство и деловую репутацию Байбека».

Основанием для подачи иска послужили видео, размещенные Мамаем и Иманбаевой на Youtube-канале «Демократический Казахстан» и в соцсетях. В них говорится, что Бауыржан Байбек, будучи акимом Алматы, якобы создал коррупционную структуру, отобрал 5,5 га земли у киностудии «Казахфильм», начал застройку вблизи Кок-Тобе и Кок-Жайляу, где проводилась незаконная вырубка деревьев для строительства дач для представителей элиты, передал государственные земли под платные парковки и застройку Атакента, продал на застройку Esentai city последний сохранившийся яблоневый сад и совершал афёры в сфере транспорта.

При чём тут водительские права?

Мамай и Иманбай не удалили видео, тем самым не выполнили решение суда. Жалобу об этом написал судебный исполнитель, 16 ноября суд её удовлетворил.

По решению суда Мамая лишили водительских прав, а Иманбай не сможет продлить свои водительские права, срок которых истёк. Также Инга Иманбай пояснила, что суд не только забрал права, но и временно приостановил выдачу всех специальных лицензий. Например, у Иманбай есть юридическое образование, и если она захочет получить адвокатскую лицензию, ей её не дадут из-за судебного решения. 

Суд заявил о временной приостановке выдачи лицензий, но не озвучил конкретных временных рамок.

«Когда в 2017 году газету закрыли и Мамая осудили, ему сказали, что он три года не сможет заниматься журналистской деятельностью. Даже там были какие-то рамки», – отмечает активистка.

С решением суда Иманбай не согласна, а также заявляет, что видео удалять не собирается. Но удивлена, что суд лишил их водительских прав.

«Действительно, есть статья, по которой нас могли бы лишить прав, но она редко используется. Я разговаривала со многими юристами, и все удивляются этому прецеденту. В случае неуплаты алиментов неплательщика можно лишить водительских прав, но даже в этом случае на практике это редко используется. Чтобы за неудаление видео лишили прав – в истории Казахстана, да и вообще, такого не было. Где журналистское расследование и где наше право на вождение?» – недоумевает она.

Что будет дальше?

Иманбай расценивает решение суда как то, что «Байбек наглядно пытается показать свои силу и влияние». «Суды, прокуратура, судебные исполнители – Байбек их подставляет и показывает, что они ручные. Байбек уже не отмоется после этих фильмов и публикаций, где показываем все объекты, построенные на деньги народа. Но он мстит, хотя знает, что удалением видео репутацию он не восстановит. Просто мелко мстит и показывает влияние», – делится мнением жена активиста.

Также Иманбай отмечает, что штраф в 149 тысяч тенге за неудаление видео теперь будет начисляться каждый месяц. То есть ежемесячно будут проводиться суды, решением которых будут начисляться штраф и пеня, если видео не удалят.

Она полагает, что за невыполнение решения суда по закону могут дать еще административное и уголовное наказание, и задаётся вопросом, будут ли виды наказания комбинироваться.

Инга Иманбай добавляет, что воспринимает решения суда хладнокровно, но «каждый раз всё равно больно».

Поделиться: