Журналист Олег Червинский о том, как в дни, когда Казахстан праздновал 29-ю годовщину независимости, в информационном потоке встретились две новости про «наше все» – про нефть.

Сначала правительство и акционеры международного консорциума «Карачаганак Петролиум Оперейтинг» (КПО) объявили об урегулировании длившегося шесть лет спора о разделе прибыли от Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения.

После многолетних переговоров стороны пришли к согласию: консорциум выплатит наличными в счет доли Казахстана 1,3 миллиарда долларов США единовременно, и еще 600 миллионов долларов – до конца 2037 года, исходя из предполагаемой цены на нефть в размере 40-50 долларов США за баррель. Также акционеры консорциума инвестируют около 1 миллиарда долларов в Проект расширения Карачаганака, который позволит поддерживать текущие уровни добычи.

А спустя буквально пару дней пиарщики американской инвестиционной компании Argentem Creek Partners запустили сайт под громким названием «Тристангейт». Он целиком и полностью посвящен спору, который ведет с Казахстаном уже на протяжении 11 лет Анатол Стати, владелец строившегося в начале 2000-х в Мангистауской области газоперерабатывающего завода компании Tristan Oil, и громко изгнанный из страны. Не согласившись с потерей своих инвестиций, он в 2010 году обратился с иском в арбитраж в Стокгольме и выиграл дело: Казахстан должен выплатить ему 540 миллионов долларов компенсации.

Но платить не хочет и, в свою очередь, обвиняет его в мошенничестве – по версии казахстанского министерства юстиции, часть так называемых инвестиций Стати увел на счета подконтрольных ему оффшорных компаний и попросту присвоил.

Нас же в этой ситуации занимает один вопрос: два инвестора и два диаметрально противоположных способа решения разногласий с ними.

Почему? Почему в одном случае – шестилетние переговоры, встречи руководителей компаний-акционеров КПО с политическим руководством Казахстана и поиск компромисса? А в другом – ночной налет спецназа финансовой полиции, обыск, арест счетов и опечатывание производственных объектов, а позже – уголовное дело и посадка в колонию директора ТОО – дочерней компании Tristan Oil?

Только лишь потому, что за КПО стоят компании с мировым именем («Шелл», «Аджип», «Шеврон» и «ЛУКОЙЛ»), являющиеся акционерами еще и в проектах на Кашагане и Тенгизе и способные постоять за себя, а за Tristan Oil – миллионер-нувориш из Молдовы?

Или все дело в том, что в 2008 году, когда громили бизнес Стати, нефть стоила по 120-140 долларов за баррель, шальные нефтедоллары текли в страну и в карманы рекой, и на политическом олимпе правила игры диктовали уверенные в себе «ястребы в бриони»? А к 2020-му стало ясно, что в мире, кроме Казахстана, есть еще много стран, готовых посоперничать за инвестиции, глобальный объем которых скукожился на фоне пандемии?

Как бы то ни было, министр юстиции Марат Бекетаев заявляет, что готов сражаться со Стати до последнего патрона.

«Это принципиальный вопрос для будущих судебных процессов. Чтобы не создать прецедент, что в Казахстан можно прийти и забрать деньги Национального фонда», – говорит он.

Вот только стало известно, что противник у него – не молдавский олигарх Стати, а международная инвестиционная компания, собаку съевшая на судебных процессах с развивающимися странами. Именно Argentem Creek Partners, как выяснилось, через покупку облигаций компании Tristan Oil финансировала проекты Стати в Казахстане. И именно ей причитаются 70% от 540 миллионов, присужденных к выплате арбитражем.

И за эти деньги она будет биться отчаянно. А значит, запуск сайта «Тристангейт» (помните «Уотергейт», «Ирангейт» и «Казахгейт»?) – это начало большой информационной войны против Казахстана. А на настоящей войне пленных не берут.