Дэниэл Крейг попрощался с ролью Джеймса Бонда. Попрощался красиво, напористо, слёзовыжимательно. В прокат вышла лента «Не время умирать». Спустя шесть лет после предыдущей картины – «Спектр». Вероятно, нового фильма об агенте 007 придётся ждать ещё дольше.

Что за фильм? 25-я официальная серия бондианы (плюс есть парочка «неавторизованных» картин), в которой агента 007 в пятый раз играет Дэниэл Крейг. Англичанин уже пытался расстаться с black tie, и теперь он точно это сделает. Таким образом, Крейг уступает только классическим Бондам – Шону Коннери и Роджеру Муру – по количеству фильмов со своим участием. У скончавшихся в последние несколько лет актёров по шесть картин на счету.

Кто в ролях? Помимо Крейга, «старичков» (не буквально, а тех, кто и ранее играл те же роли) представляют Леа Сейду (возлюбленная Бонда доктор Мэделин Суонн), Кристоф Вальц (глава «Спектра» Эрнст Ставро Блофелд), Рэйф Файнс (М), Бен Уишоу (Кью), Наоми Харрис (Манипенни), Джеффри Райт (Феликс Лейтер). Новая гвардия – Рами Малек (несколько двинувшийся рассудком на почве кровавой детской травмы злодей Люцифер Сафин) и Ана де Армас (агент ЦРУ Палома).

О чём? Поймав Блофелда и отправив того за решётку (см. фильм «Спектр»), ушедший в отставку Бонд наслаждается жизнью и доктором Суонн. Однако, разумеется, так долго продолжаться не может. Тайная преступная организация мстит за посадку своего главы… Пять лет спустя Бонд ведёт размеренный образ жизни на Ямайке, но там его находит старый друг – агент ЦРУ Феликс Лейтер. Тот просит 007 помочь в поисках похищенного русского учёного Вальдо Обручева (твою ж дивизию, вы серьёзно – Вальдо?!), который в высотных «подвалах» британской МИ-6 работал над секретным проектом «Геракл», создавая гибридное бактериологически-химическое нано-технологичное оружие.

Кому и зачем смотреть? Фанатам бондианы и всем, кто соскучился по зрелищному высокобюджетному экшну со сколько-нибудь связным и логичным сюжетом. «Не время умирать» планировался к выпуску в 2019 году, потом в 2020-м, но производственные трудности и пандемия коронавируса вынудили компанию Eon Productions серьёзно сдвинуть релиз.

Кроме того, это действительно конец эпохи. Дэниэл Крейг пришёл в бондиану спасителем и покидает серию с высоко поднятой – во всех смыслах – головой.

Преимущество и одновременно проблема фильмов с Крейгом в качестве агента 007 – ожидания. Фильмы с Пирсом Броснаном конца ХХ – начала ХХI века, прежде всего, «Умри, но не сейчас» (2002 год), казалось, похоронили великую франшизу. Смотреть эти убожества не было никакой возможности, особенно на фоне развиваемой Томом Крузом серии «Миссия невыполнима». Спасать Eon Productions в очередной раз пришёл режиссёр Мартин Кэмпбелл (он же осуществлял перезапуск в 1995 году с «Золотым глазом» и Пирсом Броснаном, сменившим морально устаревшего Тимоти Далтона), но всё же залогом большого успеха стал Дэниэл Крейг.

«Казино «Рояль» в 2006 году произвёл фурор, и Джеймс Бонд впервые предстал не олдскульным джентльменом в смокинге по любому поводу, а брутальным мужиком, парнем от английской сохи. Тот фильм до сих пор считается одним из лучших в серии (в тот же ряд я бы поставил «Голдфингер», «Из России с любовью», «Координаты «Скайфолл» и почему-то считающийся неудачей «На секретной службе Её Величества»), дав возможность Крейгу заявить себя, как, возможно, эталонного Бонда.

«Не время умирать»: а, может, всё-таки пора?

Однако заново влюбив аудиторию, продюсеры следом выдали недоразумение под названием «Квант милосердия». Очертания кризиса были настолько ясны, что вытаскивать Бонда из нового болота позвали Сэма Мендеса – одного из лучших британских постановщиков современности. Тот разразился «Координатами «Скайфолл», самым успешным фильмом в истории бондианы, и следом закопался со «Спектром». Да так, что напрочь отказался от съёмок третьей картины, приходя в себя военной драмой «1917».

Вновь выводить Eon Productions из пике на пик позвали Кэри Фукунагу – первого американского режиссёра в истории бондианы, постановщика сериала «Настоящий детектив» и ужастика «Оно». Положение Фукунаги усложнялось тем, что Крейг в последний раз играл Бонда, а ещё в «Спектре» он выбил себе продюсерскую должность. Актёры любят прощаться со знаковыми для себя ролями красиво, и «Не время умирать» – по сути, бенефис Крейга. В этом есть как плюсы, так и свои очевидные минусы.

«Не время умирать»: а, может, всё-таки пора?

Давайте начнём с последних. В новом фильме практически нет удачных актёрских работ, кроме главной. Даже о великолепном обычно Кристофе Вальце сказать особо нечего. Как и о Рэйфе Файнсе, здорово выступившем в «Спектре». Рами Малек будто продолжает играть Фредди Меркьюри при смерти, Бен Уишоу всегда хорош, но тут он словно включил актёрский круиз-контроль – всё это в его исполнении мы уже видели. А о Лашане Линч (Номи, новый 007, получившая культовый номер после отставки Бонда) и Леа Сейду лучше не вспоминать.

Складывается ощущение, что Крейг напоследок попросил коллег не феерить, дабы случайно не «украсть» у него фильм.

Отсюда же проистекает новая проблема: в «Не время умирать» отсутствует злодей. Настоящий, харизматичный. Формально злодей есть – их аж два, но по яркости они уступают даже обычному ноябрьскому алматинскому дню. Блофелд превратился в агонизирующее недоразумение, а Люцифер Сафин (татарин с именем Люцифер – эка фантазия у сценаристов!) слишком жалок и действительно интересен только в начальной сцене фильма.

«Не время умирать»: а, может, всё-таки пора?

При этом практически во всех предыдущих картинах важнейшая роль отводилась «правой руке» главного злодея. За шесть десятилетий сложилась целая галерея великолепных образов. А в «Не время умирать» такого персонажа нет. Вернее, имеется некий Примо, который столь уныл и обладает столь малым пространством для раскрытия (как и другой потенциальный кандидат на эту «должность»), что не запоминается вовсе.

Ещё одно вероятное последствие «бенефиса Крейга» – тотальный уход в мелодраматичность. Послушайте, это всё же не «Санта-Барбара» и не «Зита и Гита» («веселье» началось ещё со «Спектра»), это – мать её! – бондиана. И не могут здесь слёзы-сопли, «ты мой брат», «я твоя сестра», «это не твой ребёнок» занимать такое большое количество времени. Однако занимают.

Дабы завершить с минусами, отправлю сюда столь надоевшую советско-российскую «клюкву», что это даже не смешно; провисающий, как плохо натянутый подвесной мост, сценарий; и «святая святых» – песню. Билли Айлиш – замечательная певица, но то, что они с братом наваяли, во-первых, абсолютно не цепляет и не ложиться в память, а во-вторых, слишком вторично.

«Добивает» творение современного кумира композиция We Have All The Time In The World Луи Армстронга из упомянутой выше ленты «На секретной службе Её Величества» 1969 года, которая несколько раз звучит в «Не время умирать».

И вот эти «мулечки», «пасхалки», «приветики» – конечно, смотрятся красиво. Фанат бондианы вроде меня может насчитать их немало: от лежащей в стиле «Голдфингера» Сейду в начале фильма до выстрела в камеру ближе к концовке.

«Не время умирать»: а, может, всё-таки пора?

К тому же, как и в старых-добрых сериях, Бонд максимально вооружен супермашинами, гаджетами, оригинальным оружием и прочими атрибутами суперагента. Да и снят «Не время умирать» – что уж скрывать – великолепно. Трюки, графика, общее исполнение – на высочайшем уровне. Этого достаточно для моментального удовольствия, но мало для продолжительного.

Бондиана, очевидно, вернётся. Вопрос только: зачем?

Поделиться: