Истории двух матерей из Алматы и Усть-Каменогорска, в одночасье потерявших своих сыновей во время трагических событий Кровавого января.

История Шолпан Утегеновой

20-летний Бакберген Толегенов погиб в Алматы от шальной пули. Он был единственным сыном Шолпан Утегеновой. Несколько лет назад семья переехала в южную столицу, у них было много планов, которые рухнули в одночасье.

«Друг таксовал на машине. Сын был его напарником. 5 января в 11:00 дня вышли потаксовать. Вечером он должен был приехать, забрать вещи и пойти на работу. До обеда созванивалась и узнавала, что да как. В последний раз говорили с ним в 14:00. По словам друга, они искали магазин, чтобы купить воды. Остановились у магазина вдоль улицы на пересечении Сейфуллина – Райымбека. По сыну, сидевшему на переднем сидении возле водителя, был открыт огонь с крыши управления полиции Жетысуского района. От машины ничего не осталось. Пуля насквозь пробила правое бедро и застряла в левой ноге. Поэтому была большая кровопотеря», – со слезами рассказывает Шолпан Утегенова.

Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Шолпан Утегенова подала заявление в прокуратуру с требованием провести справедливое расследование смерти её единственного сына. Фото: Orda.kz

До 10 января Бакбергена Толегенова искали в больницах. О том, что он погиб, мать узнала, только когда появился интернет и какой-то фельдшер выложил его фото. По словам работника скорой помощи, Бакберген умер, не доехав до больницы.

Шолпан, оставшаяся вдовой из-за тяжелой болезни мужа, не могла поверить, что потеряла и единственную опору, кормильца – сына. Бакберген был студентом колледжа, работал официантом в одном из ресторанов. По словам Шолпан, в этом году он планировал в кредит купить участок и построить дом. Она вспоминает, что парень никогда не сидел сложа руки, всё время трудился, старался заработать. Был справедлив к окружающим и никому не причинял зла. Он никогда не дрался и не хулиганил.

По словам знакомых Бакбергена, парень не выходил на митинг 4 января.

«Полиция спрашивала, не отращивал ли он бороду, не убегал ли из дому. Мой сын был праведным. Если оставался у друга или задерживался, всегда звонил и отпрашивался», – рассказывает Шолпан Утегенова.

Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Бакберген Тулегенов, погибший в возрасте 20 лет. Фото: из семейного архива
Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Свидетельство о смерти Бакбергена Тулегенова. Фото: из семейного архива

Сейчас родственники 20-летнего парня готовятся к его поминкам. Тем временем Шолпан обратилась обратилась в прокуратуру, где ей пообещали отреагировать на её обращение в течение двух дней. Но никаких ответов на свой вопрос, кто виноват в смерти её единственного сына, она до сих пор не получила.

История Арайлым Сагатбаевой

Ещё одна семья, потерявшая кормильца, из Усть-Каменогорска. Арайлым Сагатбаева рассказывает, что её 25-летний сын Куаныш Кабылканов решил выйти и высказать своё мнение на мирной акции протеста. И не вернулся с неё.

Сейчас она требует справедливого расследования его гибели. И боится, что его внесут в список террористов.

«5 января за ужином сын сказал, что он пойдёт на мирный митинг, на который вышли жители восьми городов, требующие улучшения жизни народа, прекращения подорожания. Не думая о плохом, я согласилась и отпустила его. В в 19:00 он вышел из дома. Позже, к 22:00, я стала переживать, позвонила. Он сказал, что не может найти машину, народу стало много, вокруг дым, что как найдёт товарищей, сразу вернётся домой. Вместе со снохой и внуком мы всё время сидели дома и молились. Не выдержав, я снова позвонила. Трубку поднял другой парень и сказал, что Куаныш ранен и его везут в больницу. Когда примчались к городской больнице, его, оказывается, уже забрали на операцию. Пока ждали, видела, как привезли около 30 раненых, окровавленных парней. Они сказали, что на площади против мирных людей использовали шумовые гранаты и газ. Из-за дыма Куаныш с товарищами потеряли друг друга, моего сына ранили в спину. Пуля попала в левую лопатку и пробила сердце. Врач сказал, что уровень гемоглобина был очень низким, сделали, что смогли, но не удалось спасти. 6 января после обеда мы забрали тело с морга, на следующий день, в пятницу, похоронили», – рассказывает мать.

За правдой и справедливостью убитая горем мать специально приехала из Усть-Каменогорска в Алматы.

«Увидев, как оговаривают, обвиняют и пытают живых людей, боюсь, что убитых назовут террористами», – переживает Арайлым Сагатбаева.

Она подала иск в суд на правоохранительные органы и общественную комиссию. По её словам, когда она в Алматы увидела людей, которые ищут своих близких и просят только о том, чтобы расследование по их делам было справедливым, её страх за честное имя сына удвоился.

Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Куаныш Кабылканов, служивший в Костанае, с матерью Арайлым Сагатбаевой. Фото: из семейного архива

Она переживает, что её сына, вышедшего на мирный митинг, попросту оклеветают. Переживает, не пострадают ли его 25-летняя жена, двухлетняя дочь и младший брат и не отразится ли это на их будущем. Арайлым Сагатбаева потребовала честного заключения судебной экспертизы, справедливого расследования дела и чтобы полиция нашла убийцу сына.

«Он работал, не покладая рук, чтобы оплатить учёбу, улучшить быт, вести дела. После работы шёл таксовать. Свободное время проводил с дочкой. Трудолюбивый, любил жизнь. Никогда не привлекался к уголовной ответственности, не хулиганил, с религиозными обществами не связывался. Не пил, не курил, никогда не матерился. Такого сына потеряла! – плачет она. – Невестка и внучка остались одни. Внучка ищет отца. Переживаю, что сноху постигнет моя участь… Вдовья жизнь – очень тяжёлая ноша. Жаль, что я его отпустила. Кто мог подумать, что в мирное время случится такое кровопролитие».

Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Мой сын не террорист! – как две матери потеряли своих сыновей во время январских митингов
Документы, подтверждающие смерть Куаныша Кабылканова. Фото: из семейного архива

В январе этого года протест против резкого роста цен на сжиженный газ в Мангистау распространился по всей республике, перешёл в волнения мирного населения, которые закончились беспорядками и насилием.

По официальным данным, во время событий Кровавого января в Казахстане погибли 227 человек. Власти не обнародуют их списки, как не озвучивают и имена тех, кто виновен в случившейся трагедии. Государственные СМИ и политики много говорят о «террористах», но не приводят конкретных доказательств. Многие задержанные жалуются на пытки и полное попрание прав человека во время проведения следствия. Международное сообщество и правозащитники призывают к сохранению фундаментальных правовых ценностей. Жалобы и претензии общества к силовым структурам не утихают.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: