После беспорядков в следственный изолятор Атырау были доставлены более 10 человек, среди них и получивший ранение Медет Нагшиев.

30-летний житель Атырау Медет Нагшиев был перед акиматом 5 января среди митингующих, когда получил две пули: одну в руку, другую в ногу. Он потерял сознание, а после очнулся больнице. А уже через несколько дней ему предъявили обвинение в «участии в беспорядках». Мать Нагшиева до сих пор не понимает, почему судебный процесс по аресту её сына проходил ночью.

«В тот день я несколько часов не могла дозвониться до сына. Затем заблокировали связь и интернет по всему городу. Около 19:00 мой сын вернулся домой. Он был весь в крови, рану перевязал. Рассказал, что произошло. У него не работали пальцы. Он лечился дома и через несколько дней вышел на работу. Когда его не было дома, пришёл оперуполномоченный сотрудник отдела по борьбе с экстремизмом Букен Турдагали, он искал моего сына. Угрожал, что приедет со спецназом и перевернет весь дом. Якобы у него пропали бронежилет и дубинка. Но мой сын ничего не приносил домой», – рассказывает мать Медета Нагшиева Клара Тушкенова.

Тем не менее Медет Нагшиев, которого сначала вызывали на допрос в качестве свидетеля, оказался подозреваемым. Он сам пошёл в городское управление полиции, где его задержали на трое суток, а после отвезли в следственный изолятор. Всё из-за некоего видео, где Нагшиев якобы держит полицейскую дубинку. Решение об аресте сына, по словам матери, рассматривалось в Атырауском городском следственном суде в 23:00.

«Я не могла увидеть своего сына несколько дней. Он всего лишь присоединился к митингующей группе и выразил свой протест. За это ему предъявлено обвинение по части 2 статьи 272 («Участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием») Уголовного кодекса», – говорит Клара Тушкенова.

Она уверяет, что подавала заявление в департамент полиции области и даже была на приёме у прокурора Атырауской области Халидуллы Дауешова. В полиции обещали «рассмотреть дело её сына», но Тушкенова считает, что это только слова.

Следователь Арман Мусагалиев показал Кларе Тушкановой видео с сыном и сказал, что его вина доказана.

«Сын говорит, что его не били, ему повезло: туда, где он содержался, приехала комиссия. Сейчас с раненой рукой он находится в СИЗО. Сомневаюсь, что ему оказывается надлежащая медицинская помощь. Против него использовали оружие, он, что, террорист?» – задаётся вопросом Тушкенова.

Женщина даже пыталась освободить сына под залог, заложив единственный дом. Но суд не удовлетворил заявление по освобождению «опасного преступника». Сейчас мать добивается справедливости и собирает характеристики на сына.

У Медета Нагшиева, который работает на Атырауском НПЗ и в Карабатане, двое маленьких детей. А ещё есть кредит и уже высока вероятность увольнения.

Ранее мажилисмен Берик Дюсембинов озвучил запрос о необходимости освободить из следственных изоляторов граждан из-под стражи, которые не замешаны в совершении тяжких преступлений. Мол, большинство из них раскаиваются. В депутатском запросе от 26 января фракция уже предлагала разделять участников мирных митингов и координаторов убийств и погромов.

Редакция продолжает серию публикаций с родственниками задержанных.

Автор Даниэль Артуров

Поделиться: