В Алматы 31 октября прошел санкционированный митинг за политические реформы и освобождение политзаключенных. Ранее Токаев подписал поправки в Закон о мирных собраниях, который еще на стадии законопроекта вызывал беспокойство и недоверие правозащитников.

ORDA. выяснила, как новый Закон о мирных собраниях повлиял на культуру митингов в Казахстане.

Митинги: новый закон по старым шаблонам

По словам организаторов митинга Бахытжан Торегожиной и Галыма Агелеуова, власти одобрили проведение митинга лишь с третьей попытки. Первая их заявка была отклонена из-за обнаружения «в ходе мониторинга социальных сетей и мессенджеров намерения сторонников запрещенных организаций ДВК и «Коше» принять участие в митинге», что составляет «угрозу нарушения общественного порядка».

Митинги: новый закон по старым шаблонам

Отказ на их второе уведомление управление общественного развития города Алматы объяснило тем, что авторы не указали регламент проведения митинга и представили неправильную форму мирного собрания – «артмоб» и «гайдпарк» вместо указанных в законе форм «собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования».

Несмотря на то, что власти в конце концов одобрили митинг, за несколько дней до него в городах Нур-Султан, Семей, Уральск, Актобе, Усть-Каменогорск, Шымкент прошли обыски, превентивные задержания, было оказано давление на активистов. В ночь перед митингом были задержаны, но вскоре отпущены активисты Шарбат Каржаубаева, Даная Калиева, Айжан Амирова, Марат Турымбетов и Алимжан Избасаров.

Митинги: новый закон по старым шаблонам

По словам Галыма Агелеуова, для них было важно провести митинг, потому что политические реформы – это главное, чего не делает власть, но что необходимо сделать.

У нас должна быть политическая конкуренция, для гражданского общества должны быть открыты каналы вхождения во власть. Вместо этого власти придумывают манипулятивные «страшилки», «сливают» политические акции. Это позволяет им оправдать выделение огромных денег и репрессивные действия. Нам обещали, что людей не будут задерживать, но силовой блок все равно давит на активистов. Сегодня ночью были задержаны ключевые люди из штаба организаторов, и вместо того, чтобы готовиться к митингу, мы сейчас поедем освобождать их. Но наш митинг состоится при любой погоде, чтобы граждане были услышаны. Митинг позволяет испытать чувство солидарности. Люди заряжаются энергией и начинают верить, что есть надежда на перемены».

В других городах власти не дали активистам разрешение на проведение аналогичного митинга в Алматы. Одна из причин отклонения заявки, по словам активистов Натальи Ивановой и Оксаны Широбоковой из Петропавловска, – карантин.

Гражданская активистка Асия Тулесова поделилась мнением о последнем митинге.

Митинги: новый закон по старым шаблонам
Фото: Esquire

«Во время митинга 31 октября были названы имена 14 политических заключенных и 202 преследуемых по политическим мотивам граждан. Было важно озвучить каждого их них поименно. Их фотографии держали в руках, и они зримо присутствовали на митинге – Макс Бокаев, Арон Атабек и многие другие. Многие активисты приехали из других регионов Казахстана, где невозможно было добиться разрешения на митинг: Лукпан Ахмедьяров, Зауреш Баталова, делегации из Южного и Восточного Казахстана. Есть противоречие в том, что официально власти разрешили проведение митинга, а правоохранительные органы продолжали задерживать и запугивать граждан.

Думаю, что начало положено, но говорить о либерализации рано. Думаю, власти до сих пор необоснованно используют против активистов 274 статью УК РК (распространение заведомо ложной информации) и 405 статью УК РК (участие в экстремистской группе)».

Безусловно, пандемия коронавируса наложила отпечаток на количество и характер митингов: в месяцы строгого карантина были запрещены массовые скопления людей, и даже после смягчения карантинных мер власти отклоняли заявки о проведении митинга, ссылаясь на эпидемиологическую ситуацию. На разрешенных митингах для участников было обязательно наличие маски, им измеряли температуру и просили соблюдать социальную дистанцию.

Митинги: новый закон по старым шаблонам

Разрешенные и неразрешенные митинги в 2020 году

Чтобы полноценно оценить ситуацию с разрешением митингов, необходимо вспомнить, какие еще митинги были в этом году.

Крупных разрешенных было всего три: 31 октября, 13 сентября – в Алматы и 18 октября – в Павлодаре. На сентябрьском митинге участники говорили о запрете на продажу и сдачу в аренду земли иностранцам, освобождении политзаключенных и кредитной амнистии. По оценкам присутствующих, на митинг пришло около 300 человек. Несмотря на присутствие полицейских, митинг прошел без задержаний. Тема митинга, состоявшегося 18 октября, – защита казахского языка. Участники заявили о дискриминации казахскоязычных граждан и потребовали лишить русский язык официального статуса.

Среди несанкционированных митингов два были анонсированы оппозиционером и лидером запрещенного в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана» Мухтаром Аблязовым. В обоих случаях – 22 февраля и 25 сентября – в разных городах представители силовых структур оцепили предполагаемые места митингов, наблюдались перебои в работе интернета и многочисленные задержания. Лидер незарегистрированной Демократической партии Жанболат Мамай, который тоже хотел провести акцию протеста 22 февраля против срыва властями учредительного съезда своей партии, был задержан ранним утром и арестован на двое суток.

Масштабные митинги прошли 6 июня – в первый день действия нового Закона о мирных собраниях в разных городах Казахстана. В Алматы к месту проведения митинга – площади у памятника Абая – люди не смогли дойти, так как полиция перекрыла путь, ссылаясь на дезинфекцию улиц.

Представители власти и полиции пытались уговорить людей разойтись. Несколько десятков человек было задержано. Активистку Асию Тулесову арестовали вскоре после митинга за «применение насилия в отношении представителя власти». В сети распространилось видео, на котором Асия сбила фуражку с полицейского. После двух месяцев в СИЗО Асия была приговорена к полутора годам ограничения свободы и штрафу в 20 МРП. Судебный процесс вызвал большой резонанс в обществе, а сама Асия, извинившись перед полицейскими за свой поступок, вины не признала.

Среди прошедших митингов и «полумитингов» нужно отметить молчаливое собрание многодетных матерей 8 июня в Нур-Султане. Около 15 женщин в масках со знаком «Х» выступали за увеличение пособия на ребенка, списание кредитов, отказ от принудительной вакцинации и доступное жилье. Несмотря на то, что участницы не подавали уведомление о митинге, полицейские никаких действий в адрес женщин не предпринимали.

Как считает политолог Андрей Чеботарев, хорошо, что в новом Законе о мирных собраниях процедуру разрешения мирных собраний изменили на согласование и гарантировали представителям СМИ возможность освещать митинги. Это должно позволить создать атмосферу диалога и сотрудничества между уполномоченными государственными органами и инициаторами проведения митингов.

«Однако сейчас мы все еще видим, что правоохранительные органы работают по старым лекалам: для них любой протест – это нежелательное явление. Это видно по тому, что в Актобе, Уральске и Шымкенте активистам отказали в проведении митингов, аналогичных прошедшему 31 октября в Алматы. Еще более возмущают превентивные задержания потенциальных участников мирных собраний. В развитых странах полиция лишь обеспечивает порядок во время митингов. К этому мы и должны стремиться».

Политолог отмечает, что власти следят за тем, что происходит в Беларуси и Кыргызстане, и опасаются довести ситуацию до критической точки, когда митинги и иные акции протеста могут перерасти в антиправительственные выступления или массовые беспорядки.

«Однако запреты могут дать обратный эффект, вынуждая заинтересованных граждан и общественные объединения проводить митинги и пикеты без согласования с местными исполнительными органами. А отказы в проведении мирных собраний сейчас, в преддверии выборов в Мажилис и маслихаты, могут негативно отразиться на имидже власти и партии Nur Otan. Считаю, что в условиях пандемии COVID-19 лучше проводить цивилизованный диалог на имеющихся площадках, чем иметь дело со стихийным протестом на улицах и площадях».

Есть ли прогресс?

Таким образом, из восьми крупных митингов, состоявшихся с начала года, власти санкционировали лишь три митинга – два в Алматы и один в Павлодаре, причем один из них сопровождался превентивными задержаниями и давлением на активистов накануне митинга. Три митинга граждане попытались провести без одобрения властей, но наткнулись на жесткое подавление со стороны правоохранительных органов.

Митинги: новый закон по старым шаблонам

В связи с этим два разрешенных митинга в 2020 году, один из которых посвящен политическим реформам и освобождению политических заключенных, в некоторой мере можно считать прогрессом. Одобрив последний, власть косвенно признала наличие политических заключенных в стране. Вдобавок, он был согласован с третьей попытки, а не с 36-й, как было с митингом Альнура Ильяшева.

И все же большого роста количества разрешенных митингов после принятия поправок в Закон о мирных собраниях не наблюдается, и говорить о явных положительных изменениях не приходится. У властей все еще остаются возможности, которые позволяют ограничивать стремление граждан мирно собираться и заявлять о волнующих их проблемах.