Галымбек Бисаев после событий Кровавого января подвергся жестоким пыткам в стенах полиции. Корреспонденту Orda.kz он подробно рассказал о своих злоключениях.

Галымбека Бисаева жестоко пытали сначала в Жамбылском районном отделе полиции Алматинской области, возглавляемом Айдаром Умаром, а затем в Алматинском городском департаменте полиции, которым руководит Канат Таймерденов. Власти лишь на словах проявили понимание и сочувствие к мирным протестантам, участвовавшим в январских событиях, а на самом деле делают всё возможное, чтобы привлечь их к уголовной ответственности. Отец шестерых детей, еле как сводящий концы с концами, заявил, что свои гражданские требования хотел выразить на мирном собрании республиканского уровня, но это чуть не стоило ему жизни.

В середине марта Олжас Бектенов, председатель Агентства РК по противодействию коррупции, сообщил в парламенте, что восемь человек были убиты в зданиях правоохранительных органов. В Восточно-Казахстанской области скончались 3 человека, в Алматинской области – 3, в Алматы – 2. Галымбек Бисаев едва не оказался в их числе.

Надежда влекла на площадь

45-летний житель Жамбылского района Алматинской области Галымбек Бисаев вместе с односельчанами узнал о начавшемся в городе мирном протесте 5 января. Группа людей из Каракастека направилась в город.

«Около двух часов дня мы поехали на перекрёсток улиц Толе би – Сейфуллина. Людей было много. Полиция периодически применяла шумовые гранаты и слезоточивый газ. Когда людей стало очень много, полицейские начали отступать. Они бежали, бросив ящики с гранатами и оружием без присмотра. И всё это попало в руки некоторых протестующих», – вспоминает события 5 января Галымбек.

В это время к этому месту стекались толпы людей – одни со стороны Саяхата, другая часть — со стороны проспекта Саина. Толпа устремилась в сторону гор. Галымбек последовал за толпой, которая хотела выразить властям свои жалобы и требования. Он говорит, что по дороге ни один магазин не был ограблен.

«Наоборот, люди сами выстраивались перед магазинами, караулили, чтобы ничего не трогали, проходили дальше».

«Первое, что я увидел на площади, это горящий третий этаж акимата. Не было человека от народа, который бы выразил требования, но и от власти никто не вышел к толпе. Я снял себя на видео. Я его ни кому не пересылал, а потом удалил», — вспоминает мужчина.

Галымбек решил вернуться домой, когда убедился, что мирный митинг превращается в бунт.

«На обратном пути откуда-то со стороны резиденции послышались звуки перестрелки. Я видел окровавленных людей, которые поддерживали друг друга за плечи, помогали подняться».

Он вернулся домой, после того, как нашел односельчан.

Меня избивали в двух учреждениях полиции – ещё один казахстанец рассказал о пытках
Галымбек Бисаев со своими шестью детьми. Фото: из семейного архива

Пытки в области

Спустя пять дней, вечером 10 января, вооружённый отряд в количестве около 15 человек на трёх машинах ворвался в дом семьи Бисаевых, сильно напугав всех. На глазах у детей полицейские в масках под дулом оружия забрали Галымбека.

В машине сотрудники в масках кричали: «ты что-то прячешь», «где твои видео», «выходи и беги», избивали, били по голове.

Как только его привезли в отделение полиции Узынагаша (Алматинская область, Жамбылский район – прим. ред.), сразу раздели. По словам Бисаева, «полицейский по имени Алишер забрал из кармана деньги».

Сотрудники правоохранительных органов впустили Галымбека в кабинет, и, не объясняя ничего, начали пинать, избивать без остановки, прыгать прямо на нём. Кто-то по имени Сырым начал пугать его пистолетом, говорил, что будет стрелять. Били дубинкой по голове, душили.

«Заставляли ходить по узкой комнате, не поднимая головы, наклоняясь. Следователь по имени Мадияр положил меня на диван в кабинете следователя, подносил нож к горлу, угрожал зарезать, душил. Сломали мне обе руки, пальцы левой руки, пять рёбер. Ноги у меня были в кровоподтеках и синяках, отёкшие. Когда я спросил: «в чём моя вина, объясните мне причину», они сказали, что я террорист, нецензурно выражались, оскорбляли. Заставили расписаться, даже не давая читать, что написано на бумаге», — рассказывает Галымбек.

В первый же день задержанного пытали до 5.00 утра, не давали ни воды, ни еды. По словам Галымбека, днём 12 января его снова избили. И даже когда он истекал кровью, ему не оказывалась медицинская помощь. Районные полицейские «Нариман, Мадияр, Алишер, Сырым» подвергали его жестоким пыткам.

В качестве доказательств его вины предъявлялись стёртые им записи, которые они якобы восстановили на телефоне. Но Галымбек говорит, что на видеозаписи было снято только то, что на улице полицейскими были брошены без присмотра ящики с гранатами.

Пытки в городе

14 января шесть узников из Узынагаша были доставлены в Департамент полиции города Алматы. В их числе был и Галымбек. На четвёртом этаже оперативники, потирая ладони, с удовольствием ждали, приговаривая: «Свежаки приехали».

«Я сам еле-еле стою, весь избитый. Но, несмотря ни на что, они снова избили меня. В одном кабинете нас было шестеро, пять-шесть сотрудников мучили нас электрошокером. Молодых ребят заставили петь, танцевать. Мучили до вечера. На закате пятерых ребят отпустили. Видимо, они дали деньги. Меня оставили», — говорит мужчина.

Меня избивали в двух учреждениях полиции – ещё один казахстанец рассказал о пытках
Канат Таймерденов – начальник ДП Алматы, Ерлан Тургумбаев – министр внутренних дел во время январской трагедии, и Бакытжан Сагинтаев – бывший аким Алматы, который не появлялся на публике во время беспорядков. Фото: пресс-служба ПД. 29.01.2020

После «радикального метода расследования» вечером Галымбека отвели в изолятор временного содержания, расположенный под департаментом. Сотрудники ИВС отказались принимать Галымбека без медицинской справки. Оперативники снова привели его в кабинет и наручниками приковали к батарее отопления.

«Пятеро вытащили водку и распили 3-4 бутылки, а потом всю ночь «тренировались», били все подряд, пинали».

«Кто-то топчет мне ноги, кто-то прыгает на меня всем весом. Все были казахские ребята. Кто-то снова и снова шантажировал меня, подносил пистолет ко лбу и угрожал убить. А, когда вошли в раж, каждый соревновался друг с другом, рассказывая, кого, как, каким методом пытал. Один сказал, что во время допроса мужчине «сунул электрошокер в гениталии, и тот сразу заработал геморрой», остальные с удивлением его поддержали. Когда уже наговорились, стали меня бить, душить со словами: «Надо его убить, надо бить». Не пускали в туалет, не давали воду. Среди них следует отметить человечность сотрудника Медета. Пока другой бил, он старался защищать меня, иногда даже ложился на меня, ограждая от ударов. Когда он выходил из кабинета, остальные ещё ожесточённее били меня. Наконец наступило утро. На следующий день прошёл медосмотр и провел четыре дня в тюрьме. Там меня поставили к стенке с поднятыми руками и били по почкам, по рёбрам. Сажали на колени, чтобы голова касалась земли, а потом с разбегу пинали».

Беспредел в расследовании: давление следователя и заговор госадвоката

Старший следователь Нурдаулет Астанакулов в своем кабинете на пятом этаже допросил Бисаева в присутствии государственного защитника Жаксылыка Буйтекова.

«Адвокат не принял никаких мер, увидев мои телесные повреждения, ушиб головы», — говорит Галымбек.

По словам Бисаева, гособвинитель давал советы следователю, сообщив, по какой статье его следует признать подозреваемым. Без рассмотрения дела, по указке Буйтекова, было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 272 УК РК, то есть участие в массовых беспорядках. Законом за это предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком от 3 до 8 лет.

Orda.kz попыталась по телефону связаться с Жаксылыком Буйтековым. Он сослался на «адвокатскую тайну» и потребовал направить все запросы письменно.

Меня избивали в двух учреждениях полиции – ещё один казахстанец рассказал о пытках
Скриншот из передачи о Нурдаулете Астанакулове на канале 24.kz около 10 лет назад.

«Он даже не объяснил, когда я спросил, что это за статья. Когда следователь Астанакулов передал мне на подпись протокол допроса, я написал, что «не согласен». Он меня отвёл в другой пустой кабинет, несколько раз ударил кулаком, угрожал, крича: «Что скажу, то и сделаешь, а то отвезу к вчерашним парням и опять будут бить, пройдёшь воспитательный час». Хотел заставить меня подписать документ. Я всё равно написал, что не согласен», — рассказывает Галымбек Бисаев.

Но 18 января Астанакулов насильно заставил Галымбека подписать протокол. В тот же день мужчину перевели в следственный изолятор ЛА155/18.

В это время в обществе уже стало известно о случаях пыток в стенах полиции. Все это вызывало очень бурную реакцию, поэтому к задержанным стали относится помягче.

«Не так жестоко били, слава богу», – говорит Бисаев.

Обращает на себя внимание тот факт, что санкции прокурора о задержании были выданы лишь 17 января. Юристы и правозащитники отмечают, что в период с 10 по 17 число задержания и пытки были похожи на настоящий беспредел.

Казахстанская «бесчеловечная полиция» не должна оставаться безнаказанной!

В связи с тяжестью заболевания и семейным положением, 10 марта Галымбек Бисаев был отпущен домой. Расследование двух дел, возбуждённых в статусе подозреваемого и потерпевшего, продолжается. Обвинительное дело, недавно направленное в прокуратуру, вызывает много сомнений. По факту пыток, согласно возбужденного антикором дела, пока ни один сотрудник правоохранительных органов не задержан.

Со дня освобождения по расписке Галымбек лечится. Так как у него нет медицинской страховки, он вынужден лечиться платно. Сводить концы с концами в это непростое время ему помогают родственники и односельчане. Недавно он прошёл независимую медицинскую экспертизу.

«Где гарантия, что медицинские документы в тюрьме не будут искажены? От них можно ожидать что угодно. Когда я находился там, мой адвокат, как доверенное лицо, подал заявление в Антикор по факту пыток. Следователь приобщил к делу меддокументы и данные из следственного изолятора. В Департаменте полиции Алматы я узнал на фото трёх сотрудников, которые подвергали меня пыткам», — говорит Галымбек.

Меня избивали в двух учреждениях полиции – ещё один казахстанец рассказал о пытках
ЛА155/18, где Бисаев не мог получить необходимую ему медицинскую помощь. Фото: Маншук Асаутай / Радио Азаттық

Вспоминая все свои злоключения, Галымбек без конца благодарит бога, что он выжил, несмотря на то, что его беспощадно поочередно пытали полицейские в Узынагаше и Алматы.

Бисаев требует полного оправдания, снятия с себя необоснованных обвинений, и чтобы полицейские, пытавшие его, получили соответствующие наказания.

Последствия и антикор

После январского инцидента в результате задержания и пыток полицейскими, Галымбеку Бисаеву был причинен тяжкий вред здоровью: обе руки, пальцы, несколько ребер сломаны, голова разбита, осталась рана длиной 10 см и рубцовый след на правой щеке от удара. Были сильно повреждены внутренние органы, почки, правое плечо и поясница. У мужчины до сих пор трясутся руки и ноги, болит голова. Всё это выявили медицинские осмотры, прошедшие 15 января в БСМП и в больнице №5.

«Заявление и ответ получены. Сотрудников оперативно-розыскной группы опознали по фото. Будет проводиться опознание сотрудников полиции в Узынагаше. Антикор возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 146 УК РК. Но поскольку это происходило несколько раз и в присутствии нескольких лиц, это должно быть изменено на пункт 3. Был нанесён тяжкий вред здоровью. Обратились к независимому медицинскому эксперту. В письменном заявлении, на которое ответило руководство исправительного учреждения СИ-18, также подтверждена травма, полученная Галымбеком Наймангазиевичем, находящимся под защитой. Мы просили генпрокуратуру признать незаконными действия по задержанию, обыску, аресту, прекратить уголовное дело в целом. Однако пришло постановление об отказе. Теперь подадим жалобу в следственный суд на основании статьи 106 УПК», – говорит защитник Галымбека Жалгас Сапарханов.

Меня избивали в двух учреждениях полиции – ещё один казахстанец рассказал о пытках
Официальный письменный ответ Сейдаховой Г., заместителя начальника ЛА-155/18. Фото: адвокат Жалгас Сапарханова

По словам медиков, Галымбек пока не пригоден к работе по состоянию здоровья, ему необходимо длительное комплексное лечение.

В семье, где глава зарабатывает на хлеб таксистом, восемь человек. Шестеро из них — дети. Старшему 12 лет, младшему – 3 года. Жена Галымбека беременна седьмым ребёнком. Живут в доме родственника. Адресную социальную помощь от государства они не получают.

«Выезжаю на сезонные сенокосные работы. Жить стало трудно, хочу вести свое хозяйство, не дают кредит, субсидии. К жене в больнице относятся плохо. Честно говоря, я устал. В первый раз в жизни ходил на митинги, хотел сказать свое требование. Я свое прожил. Их (пытавших полицейских – прим. ред.) нечего бояться, но за детей я боюсь», – признался Галымбек Бисаев.

Неизвестно, знали или нет руководитель Департамента полиции Алматы Канат Таймерденов и пять его заместителей, к примеру, Нурлан Алмасбеков, Рустам Абдрахманов, постоянно следящие за социальными сетями, что в здании, где они сидят, граждане подвергаются пыткам с особой жестокостью.

В середине января Токаев поручил генпрокуратуре «смягчить наказание задержанным без отягчающих обстоятельств». Несмотря на то, что все, от президента до министров признали, что январские события изначально носили мирный протестный характер, на деле же наблюдается попытка сделать из мирных митингующих виновных преступников. Международные организации и правозащитники призывают Акорду и правительство соблюдать права человека в Казахстане. Но подвергшиеся пыткам граждане страны пока не могут добиться правды.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: