Сегодня Макс Бокаев после пяти лет заключения вышел на свободу. Что это изменит в казахстанском обществе? Главный редактор ORDA. Гульнара Бажкенова размышляет о главной новости дня.

Пока Макс Бокаев отбывал срок, в стране поменялся президент, как он выразился на площади «Исатая» в Атырау. В ноябре 2016 года он оставлял за тюремной дверью одну страну, а 4 февраля 2021 года вышел в другую. Все-таки немного в другую.


Пока он сидел, прошумела казахская весна, как с натяжкой, по аналогии с другими историческими «веснами», романтично называют события квази-транзитного 2018 года; родился «Оян Казахстан»; рвануло в Кордае; залетел коронавирус; и произошло много другого, что не могло хоть в какой-то мере не изменить казахстанское общество. Ведь даже сама возможность сегодня свободно, без помех, несанкционированно выступить перед своими сторонниками на центральной площади города – это последствия и плоды той весны.


Добавит ли неистовый организатор антикитайских митингов газа и скорости в те пять миллиметров изменений, которые, по его словам, произошли?

Чтобы понять это, надо вспомнить, кем был Макс Бокаев до земельных митингов, которые сделали его известным на всю страну. А был он опытным и зубастым НПО-шником, непримиримым гражданским активистом, постоянным участником и организатором митингов, но все в рамках родной Атырауской области и точечной повестки. Его деятельность включала в себя правозащиту, вопросы экологии, претензии к иностранным добывающим компаниям, но никогда не выходила на широкие политические требования и не переходила на личности.


В первый же день после освобождения Макс Бокаев показал, что вырос в неволе. Он сразу же выступил с глобальным политическим требованием – изменение Конституции. Конституционная реформа – все равно что бескровная революция. Гражданский активист, еще не переодевшийся после тюрьмы, призвал сторонников выходить на митинги с февраля по конец марта.


Пять лет заключения не сломили человека, и это вызывает уважение. Компании митингующих сильно прибавилось, у них появился яркий, харизматичный лидер, чей авторитет сильно укрепляет реальный политический срок.


Но повторит ли он «успех» антикитайских земельных митингов, внезапная массовость которых до сих пор остается не до конца ясной. До них акции протеста, в том числе самого Бокаева, собирали, максимум, десяток другой сторонников, при том что повестки бывали не менее патриотичными. Столько же, включая журналистов, пришло сегодня на площадь «Исатая».


Это вероятный костяк будущих «бокаевских» протестов, к коим ситуативно будут примыкать различные социальные группы со своими конкретными материальными требованиями. На одних собраниях мы увидим многодетных матерей, на других – рабочих-нефтяников.


Макс Бокаев безусловно станет лидером, если преодолеет судебный запрет на занятие общественной деятельностью и границы провинциальности. (Ничего не поделаешь, так повелось, что лидеры как страны, так и оппозиции живут в столицах). Лидером протеста он станет, но важнее вопрос, станет ли лидером протеста массового?

Поделиться: