В Павлодаре открыли кризисный центр «Акку». Здесь нашли приют четыре женщины с детьми, которые сбежали от своих мужей-дебоширов. Их истории выслушал корреспондент Orda.kz.

Стыдно было признаваться и не хотела выносить сор из избы. Синяки, глаза залиты кровью: на улицу не выйдешь без очков. Но в последний раз муж так жестоко бил, что Галина не выдержала и вызвала полицию. Экспертиза подтвердила побои, суд дебошира за решётку отправил на 10 суток.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото из личного архива Галины Радецкой

     — Я твёрдо решила: никогда не вернусь к этому человеку. Хочу всем сказать, кто хоть раз испытал эту боль и издевательства, никогда не возвращайтесь. Обратной дороги не может быть. Не терпите и не жалейте: это никогда не прекратится. Если мужчина один раз поднял руку на вас, то так будет всегда, — делится своим горьким опытом мать двоих детей из Экибастуза Галина Радецкая.

Одна история страшнее другой: в Павлодарской области обсуждают преступления, которые всех потрясли своей жестокостью.

17 августа на отгонном участке в Баянаульском районе разъярённый мужчина до смерти забил свою жену. В селе Розовка мужчина поджёг 34-летнюю супругу за то, что та не пустила его пьяным за руль. Медики больше недели боролись за её жизнь. Мать троих детей скончалась. Сейчас специализированный суд рассматривает другое резонансное дело. Павлодарец выстрелил в лицо из охотничьего ружья 30-летней Оксане Степаненко. Они уже год не жили вместе. Убийство произошло на глазах их четырёхлетней дочери.

— Меня сильно избивал муж, и мне некуда было идти. Держалась, терпела, думала, что он образумится. Детки маленькие, к подругам или знакомым с ними не пойдешь: у всех свои хлопоты. А все мои родственники живут в Актау, — 27-летняя Галина Радецкая говорит, что устала бояться, поэтому и стала такой откровенной.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото автора

В кризисном центре «Аққу» Галина уже несколько дней. Когда этот центр открывали, в общественном фонде «Үміт үзбеу» как раз и рассчитывали на таких, как она, то есть женщин с детьми, над которыми издеваются мужья.

«Үміт үзбеу» — «Не терять надежду» – кризисный центр открыли при поддержке государства. Неравнодушные горожане помогли найти помещение и платят за коммунальные услуги. Адрес волонтёры скрывают, чтобы изверги-мужья не доставали сбежавших жён.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото автора

     — Этого никому, наверное, не понять, что я пережила. Ни жилья, ни денег, ни вещей. Накормить ребёнка не могла. Да ещё и бил гражданский муж. И я настрадалась, и ребёнок натерпелся, потому что всё это видел. Уже жить не хотелось. Казалось, всё: нет света в конце туннеля! Жила и живу только ради дочери, — не скрывает ни лица, ни подробностей своей биографии 32-летняя гражданка России Анастасия Чепасова.

А ведь когда-то у неё всё было как у всех: беззаботное детство, школа, первые свидания, свадьба, первые семейные хлопоты и рождение детей. Но в какой-то момент всё рухнуло.

Снежана в прошлом — профессиональный педагог-хореограф. В юности дружила с парнем по имени Андрей, дело шло к свадьбе, но из-за так называемых «ортодоксальных» взглядов его мамы, пришлось расстаться. Они уехали на историческую родину, а девушка осталась с ребёнком. Теперь это уже подросток, а отец даже ни разу не позвонил. Сама Снежана работала в знаменитом в своё время танцевальном коллективе, объездила полмира, выступала на самых известных сценах.

Когда Снежана снова влюбилась, всё складывалось хорошо, родились двое детей – дочь Доминика и сын Артур. Но с гражданским супругом вскоре начались проблемы — пьянки, ссоры и побои. Сейчас работает машинистом крана и счастлива, что нашла работу.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото автора

    — Женщины, которые здесь находятся, во многом нуждаются: наступает осень, затем зима. Теплых вещей у них ни у кого нет: ни у мам, ни у детей. Скоро школа. Самых маленьких надо отдавать в садики, а одежды нет. У кого-то из деток только пижамы, — ссоры же в основном ночью происходят, вот и бегут в чём придётся. Мы здесь стараемся найти что-нибудь подходящее, одеть, чтобы поддержать, чтобы они почувствовали себя женщинами, а не изгоями, — говорит руководитель фонда «Үміт үзбеу» Гаухар Омарова.

 У Галины муж порвал документы, а вещи порезал, даже зимние. А детей надо устраивать в садик, чтобы скорее забыли эти кошмары, а самой устроиться на работу.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото из архива Галины Радецкой

    — Младший сын совсем маленький. Когда он появился на свет, муж с цветами приехал в роддом. Я была на седьмом небе, все говорили, какая же вы красивая пара. Только 10 дней сыночку исполнилось, он страшно напился и избил меня. А я — кормящая мама. У меня молоко пропало, не знала, что делать. Очень хочется  начать жизнь с чистого листа,- рассказывает Галина.    

В отношении семейных дебоширов павлодарские участковые инспекторы за этот год уже вынесли больше четырёх тысяч предписаний: 500 человек будут жить по особым требованиям к поведению; 232 – отправились на принудительное лечение от пьянства и наркомании.

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото Кайрата Сатыбаева

     — В этом году в области зарегистрировано 51 семейно-бытовое преступление, Семейный дебошир – это человек старше 30 лет, как правило, безработный, не занятый никаким общественно-полезным трудом или спортом, злоупотребляющий спиртными напитками, допускающий насильственные правонарушения и конфликты, – этот портрет нарисовал старший инспектор местной полицейской службы департамента полиции Кайрат Сатыбаев.

Он говорит, что больше половины случаев совершаются в состоянии опьянения. К административной ответственности за правонарушения в сфере быта привлечены 1969 лиц, — дополнил полицейский статистику.

Открытие нового кризисного центра поддерживает и известный врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук Сергей Молчанов. По его мнению, «бытовое население» — понятие не новое, просто сейчас сами женщины стали выходить из этого болота и чаще стали об этом говорить. И уже никто не боится этого клейма «Үйят болады».

Это уже не «yят болады»: в Павлодаре растёт число жертв бытового насилия
Фото автора

     — Время терпения и семейного рабства прошло. И то, что женщины стали признаваться и говорить открыто о мужьях-варварах, то, что стали появляться такие центры – это нужное дело. Во–первых: это хороший показатель, что ничто больше не скрывается, выносится на общественное обсуждение. Следом, думаю, нужно ждать позитивных изменений в том плане, что придёт понимание недопустимости подобного вообще. Уже сейчас просто так эти вещи не проходят, женщины меньше отзывают свои заявления, и реальные сроки получают семейные изверги за свои рукоприкладства, — анализирует ситуацию доктор.

По его словам, все факты, с которыми ему приходится сталкиваться в последнее время, достаточно непростые и где-то даже беспрецедентные.

— Нейтральных случаев нет. Вот недавно осудили троих парней за групповое изнасилование. У девушки хватило сил и мужества пройти все экспертизы и давление родственников. Как со стороны обвиняемых, так и родственников, типа «үят». Ей предлагали несколько миллионов тенге, а один парень предлагал на ней жениться. В общем полный абсурд, — приводит Молчанов случай из своей практики.

Дети, у которых слабая психика, видят пьянство в семье, наркотики, бесконечные ссоры, драки. Как ему это пережить, как ему помочь? К сожалению, реальную помощь людям, особенно детям, подвергшимся серьёзным испытаниям во время конфликтов их родителей, никто не оказывает. Над этим тоже надо работать всем вместе, надо исправлять ситуацию, — отмечает кандидат медицинских наук.

У каждой постоялицы «Акку» — своя история. Сейчас здесь живут четыре женщины и восемь детей – от года до 16 лет. Все они говорят, что пьяные ссоры, унижения, оскорбления и побои терпели, потому что хотели сохранить семью ради детей. Сейчас понимают, что делали это напрасно.

Автор: Илья Отрада

Поделиться: