Казахстанское телевидение, судя по всему, останется без трансляций Олимпийских игр из Токио. Это хорошо. И вот, почему.

Олимпийские соревнования в Японии начинаются уже сегодня, церемония открытия – в пятницу, а у казахстанцев до сих пор нет понимания, покажут Игры на отечественном телевидении или нет. С большой долей вероятности – ответ отрицательный.

Болельщики несколько дней бьют тревогу. С разъяснениями уже выступили директор канала QazSport Наги Бакытбеков и министерство информации и общественного развития. То есть, те, кто непосредственно владеют ситуацией и ответственнен за её решение.

Давайте начнём с главного – сумм. Озвучено, что с Казахстана правообладатели телеправ ныне требуют 7,5 миллиона долларов США. Для сравнения приведены а) суммы предыдущих контрактов; б) сумма нынешнего контракта соседнего Узбекистана.

По пункту а): 2008 и 2010 годы (тут и далее летние и зимние Игры) – 300 тысяч тех же долларов; 2012 и 2014 годы – 1,1 млн; 2016 и 2018 годы – 5,1 млн; 2020 (видимо, в связке с 2022) – 7,5 млн.

По пункту б): якобы Узбекистан за те же права сейчас заплатил всего лишь 800 тысяч долларов.

Деталь (сами судите, какой степени важности) – главой Национального олимпийского комитета Казахстана является Тимур Кулибаев. Если нужны пояснения, погуглите официальный (хотя бы) размер состояния и прочие цифры и факты. Когда страна отправляет в Японию под сотню спортсменов (пусть, в лучшем случае, только пятая часть из них имеет хоть какие-то медальные шансы), для НОК, естественно, важно, чтобы их выступления могли увидеть на родине. Не исключено, что завтра, послезавтра или даже сегодня – буквально, когда вы читаете этот текст, – пресловутые семь с половиной миллионов уже нашлись. Даже если это, по сути, не забота НОКа.

Но ежели так случилось, значит, порочная практика продолжилась.

МИОР, конечно, неслучайно упомянуло все приведённые выше цифры. Они наглядно показывают и так известный внутрикухонный факт:

Казахстан зачастую рассматривают, как страну, которую можно… доить.

Ну, или, выражаясь более дипломатично, как партнёра, которому можно выставить практически любой ценник, и он заплатит. Ведь все эти годы платил. В свою очередь, потому, что вопрос показа выступлений отечественных спортсменов рассматривался, как стратегическая задача. Ради решения которой «мы за ценой не постоим». Поэтому и объявления о покупке прав зачастую делались в последний момент. Так как тогда же и находились деньги. Вопрос решался, как говорится, на самом высоком уровне. И, может быть, аналогичным образом решится сейчас.

Покупка прав на Олимпиаду станет финансовым провалом, если только Казахстану не сделают от озвученной МИОР суммы скидку процентов этак в 70. А если страна заплатит по полной – её будут доить и дальше.

Говорят (проверить, разумеется, невозможно, так что придётся использовать этот глагол), всё оттого, что с правообладателями, как это бывает, испортились отношения. Отсюда и новая цена. Но даже если «ссора» – неправда, любая сумма, в сравнении с заплаченной Узбекистаном (опять же, по информации МИОР), – просто дичь. Каким образом МИОР стал известен контракт соседей, отдельный вопрос. Возможно, и 800 тысяч – не факт. Но это похоже на правду. И, принимая данную систему координат, получается, нам «зарядили» в десять раз дороже. Нужно ли с этим соглашаться? Покупать и утираться? Опять же – решайте сами.

Абсолютно ясно одно: интерес к Олимпиаде в Токио будет мизерным. Минимальным, вероятно, за всю историю телепоказа Игр.

Особенно на фоне мегауспешного футбольного Euro 2020. Со зрителями на трибунах, сенсациями и отличной результативностью. А теперь сравните с ОИ-2020 – где не будет зрителей, зато имеются отторжение внутри страны-хозяйки (японцы массово протестуют против Олимпиады, считая её неуместной в нынешнее время) и раздутая донельзя программа (скалолазание, бейсбол, софтбол, скейтбординг, баскетбол 3х3 – о, боже, вы серьёзно?!).

Да ещё и отсутствуют гарантии проведения – как ни странно. Глава оргкомитета Игр Тоширо Муто накануне чётко заявил: если будет всплеск заражений коронавирусом, не исключено, Олимпиаду отменят. А по состоянию на вчера среди участников Игр (не только спортсменов) было 72 положительных теста.

И вот за ЭТО надо заплатить 7,5 миллиона долларов? За чуть более, чем две недели трансляций, да ещё и в неудобное для Казахстана время?

Смотрите: церемония открытия – а это один из самых рейтинговых пунктов программы – начнётся в 17:00, большинство соревнований будут стартовать (ещё раз – стартовать!) в 3-5 утра по столичному времени и заканчиваться до традиционного прайм-тайма. Какую – в количественном выражении – аудиторию можно собрать при таких условиях?

Гики (хорошем смысле) от спорта и без телевидения найдут, как посмотреть Олимпиаду. Помимо открытия, хорошие рейтинги соберут ещё бокс и другие единоборства. Всё. Никакая реклама не отобьёт требуемые вложения. Покупка прав – пустая трата денег.

В середине мая мы – Ассоциацией кинокритиков Казахстана – встречались с министром информации и общественного развития Аидой Балаевой. Лейтмотивом было намерение ведомства рационализировать расходование средств по всем фронтам. И нынешний ответ МИОР по Олимпиаде симптоматичен.

Понятно (из всех официальных заявлений и неофициальных вбросов), что идёт борьба – за то, чтобы любой ценой купить права на показ Игр; или купить, но на разумных условиях; или купить, но с минимальными финансовыми и имиджевыми потерями.

Мне кажется, если отказаться от прав в принципе, то есть, не покупать их – будет лучше. Да, в моменте станет больно. Но дальше – лучше. Иначе за следующие – ещё более нелепые Игры – нам выставят счёт уже в 15 миллионов. Зная, что надо лишь подождать до самого последнего момента.

Поделиться: