Долги не возвращают, перекупают, прощают. Из-за них стреляют, поджигают, проклинают. Думаете, люди после расстрела, который устроил должник Дужнов, взялись за голову и кривая, показывающая степень закредитованности населения, поползла вниз? Нет, всё с точностью до наоборот. В долг брали, берут и скорее всего будут брать. Причём отношение к этому явлению неоднозначное.

Пока корреспондент Orda.kz собирался примерить шкуру сомнительного, неплатёжеспособного заёмщика и поговорить с теми, кто сознательно пошёл на риск попасть в долговую яму из-за «бытовых трудностей», ситуацию подогрели сами заёмщики.

Накануне в Нацбанк прибыла делегация должников, вернее должниц с требованием простить или амнистировать их кредиты. Женщины заявили, что выступают от имени ста тысяч казахстанцев, которые поддержали петицию с требованием списать проблемные кредиты.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет
Фото Махамбета Абжана

Как нам сообщил лидер инициативной группы по созданию Демократической партии Казахстана (ДПК) Жанболат Мамай, это требование в правительство отправили в августе прошлого года, но ответа так и не последовало.

— Большинство людей получили кредиты на сумму не более 300 тысяч тенге. Люди говорят, что в долги попали из-за пандемии – дети учились на удалёнке, пришлось покупать смартфоны и ноутбуки. В последнее время увеличилось число и тех, кто покупает в долг еду. Казахстанцы тратят на продукты половину того, что зарабатывают, а в мире – это всего три процента. О чём это говорит? Доходы у населения низкие, уровень инфляции высокий, а социальное положение очень плохое. Так что теперь люди одалживают, чтобы поесть.

— Почему государство поддерживает частные банки, а не простых людей? У нас два миллиона живут за чертой бедности. Их состояние никого не интересует. Шума было много, когда детям в школах раздавали ноутбуки, но техника была дешёвая, китайская и не работала. В результате сотни тысяч учеников не смогли нормально учиться. Вот активисты и решили достучаться до Нацбанка, купили билеты и поехали в столицу, — возмущается Мамай.

Немного статистики

В Нацбанке посчитали, что общий объём кредитования только физических лиц за семь месяцев 2021 года вырос на 17% – до 8,3 трлн тенге. Кредиты с просрочкой 90 дней, например, с января по май увеличились с 6,85% до 7,18%. Но это меньше, чем у МСБ, и ниже просроченной задолженности по корпоративным займам. На потребительские цели сограждане набрали кредитов на 4,7 трлн тенге.

В стране обратили внимание на эту проблему и ужесточили требования к заёмщикам, финансовым организациям и к самой процедуре кредитования. В частности, введён запрет на предоставление займа гражданам с доходом ниже прожиточного минимума. К слову, он у нас составляет всего 32 302 тенге.

Охота за кредитом

Пока вживался в роль заёмщика, обратил внимание на разговор мужчины, его матери и представителя одного из банков. Речь шла о кредите, поэтому решил прислушаться.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет

Мы все сидели в удобных креслах, выстроенных в ряд вместе со столами. Их, кстати, больше, чем касс в магазине. Сотрудник банка уговаривал приобрести товар в кредит на «супер выгодных» условиях. Семья долго не соглашалась. Потом последовало ещё одно предложение, мужчина внезапно встал и сказал, что они уходят. Действительно, бумаги порвали и покинули место, где можно в долг купить даже мечту.

Новые знакомые сначала не поверили, что я — журналист. Смотрели с недоверием. Мужчина подумал, что я — сотрудник банка, который будет опять уговаривать взять кредит. Показал удостоверение Orda.kz, и тут же гнев его сменился на милость со словами: «Я сейчас о них вам всё-всё расскажу».

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет

Мужчина поведал, как несколько лет назад его обманули, выдав кредитную карту. Ситуация оказалась стандартной – не предупредили, сам не посмотрел, мозги промыли и пришлось занимать у родственников, чтобы вернуть в три раза больше.

      — У меня был печальный опыт. После этого сказал, что никаких кредитов больше не возьму. В принципе сейчас у меня есть деньги, всё предусмотрел и хотел в рассрочку взять товар, а сотрудник стал уговаривать маму приобрести кредитную карту. Конечно, кредиты – это удобно. Особенно, если человек хорошо не учился, работает уборщиком, и это его единственный выход в лучшую жизнь, к которой мы все так стремимся.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет

      — У нас маленькие зарплаты и, например, вдруг ребёнок заболел. Половина зарплаты уйдёт на лекарства, а как потом отдавать долги? Государство же не помогает, хотя должно и в состоянии оплатить часть денег, позаботиться. Если ста тысячам людей обнулят их кредиты, мы не обеднеем. Однако нужно воспитывать их с мыслью о финансовой грамотности. Убирать мысль «хочу».

Каждый должен думать прежде всего о том, как он будет возвращать кредит.

      — Я думаю, заёмщики, долги которых гасятся за счёт государства, получают стимул для получения новых кредитов и рассрочек. Они не в состоянии оплатить, но банки продолжают выдавать кредиты неплатежеспособным клиентам в расчёте на то, что они будут в любом случае погашены за счёт государства. Я буду не против ещё одного списания долгов, осуждать погрязших в кредитах тоже не буду.

В 2019 году государство погасило только задолженность по необеспеченным займам, выданным представителям уязвимых слоёв населения. Другими словами, заёмщикам, платежеспособность которых была сомнительной. Но как вообще они смогли получить кредиты в таких условиях? Я решил узнать на своём опыте.

В шкуре заёмщика

Для чистоты эксперимента придумал легенду: отец двоих детей, с женой сняли квартиру, нужна мебель, телевизор и т.д. Доход – 80 тысяч тенге, работаю неофициально, но в процессе оформления. Банк выбрал нераскрученный и не очень популярный.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет

Процедура оказалась быстрая. Выбрал товар, подошёл к сотруднику и отдал удостоверение. Предоставил согласие на обработку своих данных и стал ждать вердикта. В результате мне одобрили кредит на сумму до полутора млн тенге…

Точно видел, как сотрудница вносила в анкету мои слова о «проблемной жизни». Вслух озвучил сомнения, мол, у меня уже есть кредит в другом банке, работаю неофициально, как же так? Ответили, что всё в порядке. Максимальная сумма при всех прочих положительных моментах могла бы быть пять млн тенге.

Понимая, что это эксперимент, в голове невольно возникла мысль – а как я буду это возвращать. Интересно, многие ли, сидя в этом кресле, подумали аналогично, прежде чем ответить согласием и подписаться под этими условиями. Я сказал, что подумаю, и ушёл искать тех, кто действительно пришёл за кредитом.

Позже одна из сотрудниц магазина поделилась тем, что каждый второй спрашивает – «уже есть кредит, но хочу телевизор, что делать». Оформляют, говорит она, всех.

Долго искать человека не пришлось. Немного взволнованная женщина средних лет захотела приобрести электрический чайник за 30 тысяч в кредит на шесть месяцев. Прошло пять минут. Договор она подписала не глядя, и в одночасье стала гордым обладателем чайника.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет

На выходе поздравил с приобретением и уточнил, почему всё-таки в кредит? Особо не отвлекаясь, она стала говорить о проблемах с деньгами, а тут срочно понадобился девайс. Сказала, что кредит дают легко и быстро, а переплата не такая уж и большая. Позже женщина опешила на словах о возможной амнистии.

     — О митингующих не слышала, но понимаете, молодой человек, бывают разные жизненные случаи. У меня есть кредиты, я их все плачу. Но, конечно, было бы очень здорово, если бы банк их списал.

Нет государственных денег, есть деньги налогоплательщиков

Известный финансист, экономист Мурат Темирханов считает, что требование ещё одной кредитной амнистии — это результат непродуманной политики государства.

Чайник в кредит: главное - взять, а там будь что будет
Мурат Темирханов / Фото со страницы эксперта в Facebook

— Когда в первый раз преследовали вроде бы благие цели и простили часть долгов населения, я ещё тогда говорил, что это в корне неправильно. Такой солидный денежный подарок и непонятно, почему кто-то его получил, а кто-то нет.

По мнению эксперта, есть ещё одна проблема – государство вместо того, чтобы сократить потребительское кредитование, наоборот его простимулировало. И люди стали думать, что государство помогло один раз, поможет и в следующий.

То, что сейчас происходит, – последствия этого непродуманного шага.

— Такого нигде в мире нет, потому что противоречит рыночным нормам. Взял кредит – значит, взял на себя ответственность: отвечай, то есть возвращай. То, что теперь люди требуют ещё одной амнистии, – это прогнозируемо. Правительству нужно было тогда ещё продумать адресную социальную помощь – дать денег нуждающимся, чтобы они сами гасили свои долги. Но подход к решению проблемы был очень неверный, и сейчас мы пожинаем плоды. По большому счёту не важно, на что ты берёшь: в долг или в кредит – возвращать-то нужно! А у нас само государство по инициативе президента создало прецедент – теперь не стоит удивляться, что граждане берут в долг и требуют, чтобы им этот долг простили, — уверен экономист.

Почему выбрали Нацбанк?

Вчера, кстати, активистки могли с тем же успехом пойти в министерство сельского хозяйства или в КНБ. Нацбанк не имеет возможности выдавать деньги – это делает правительство. Им нужно было идти к Мамину, в минфин или в минэкономики. А Нацбанку указание может дать только президент – напечатайте деньги и раздайте.

А что делать?

Единственное, что может спасти ситуацию или остановить её, – это правительству признать ошибку и громко сказать, что амнистия была один единственный раз и больше никогда не повторится. Разработать программу социальной помощи и адресно людям помогать через бюджет.

А если вдруг опять простят?

Это будет тройная глупость, как снежный ком: один раз на митинг вышли – позволили, второй – позволили. Это станет правилом. Все привыкнут к тому, что можно брать в долг и не возвращать – государство всегда поможет. Это настолько глупо, что нужно срочно эту практику останавливать.

По сути, многие скажут, что виноваты банки, отсутствие эффективного контроля над выдачей займов материально неустойчивой части населения, что в свою очередь утяжеляет положение людей ответственных. Но они забывают, что в случае реализации амнистии обязательства неизбежно будут оплачены из бюджета, то есть — другими гражданами Казахстана.


Поделиться: