В списках сирийских боевиков ИГИЛ чаще всего значатся имена эмигрантов из СНГ, в том числе из Казахстана и Кыргызстана, так считает глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.

Об этом передает корреспондент Orda.kz со ссылкой на Ridus.ru.

Всё просто – выходцы из СНГ имеют хорошее базовое образование и поэтому такие люди чаще добиваются высоких должностей в террористических группировках.

– У любого человека, который приезжал с постсоветского пространства была базовая грамотность на своем родном языке. На протяжении как минимум 8-9 лет его пытались чему-то учить. Более того, многие из террористических мигрантов, как минимум, служили срочную службу в армии, что дает им какие-то базовые навыки, полезные в условиях боевых действий. Я понимаю, что в том же Казахстане далеко не идеальная военная подготовка. Но человек, который худо-бедно послужил в армии какое-то время, знает больше, чем человек, который в ее сторону даже не смотрел. У этих кадров есть больше шансов выдвинуться по иерархической лестнице террористов, – рассказывает Мендкович.

Что касается образования уроженцев стран Ближнего Востока – потенциальных соперников выходцев из СНГ, то, по словам аналитика, оно практически никакое.

Зачастую выходцы с Ближнего Востока лучше владеют арабским языком, но сама учеба им не интересна. Следовательно, выходцы с постсоветского пространства имеют запас значительного преимущества.

Помимо образованных лиц, в лапы террористов чаще всего попадают люди, которые крайне недовольны собой и своей жизнью. Они уязвимы и готовы на что угодно, лишь бы уйти от своих психологических проблем, заменяя алкоголь, сигареты или наркотики походом на войну и новыми идеалами.

– Подавляющая часть тех, кто решил выехать в горячие точки и присоединиться к террористам, субъективно считали, что их жизнь на родине не сложилась, что они находятся в определенном социальном тупике. Либо они столкнулись с каким-либо жизненным крахом, большой жизненной неудачей, либо просто чувствуют какую-то жизненную пустоту, которую не в силах чем-то заполнить, – подчеркивает Мендкович.

В Актюбинской области, по статистике аналитика, на учете в качестве салафитов стояли более полутора тысяч человек, а около сотни из них числились склонными к терроризму.

Ситуация в Казахстане довольно сильно меняется. Спецслужбы Казахстана не очень активно публикуют статистику, особенно в региональном разрезе, поэтому судить приходится с некоторой осторожностью. Известно, что в ряд регионов, включая Западно-Казахстанскую область, Актюбинскую область, экстремизм проник с эмигрантами из стран юга Центральной Азии, где на тот момент безработица была гораздо выше, чем в России и Казахстане. И в Казахстан оттуда ехали и сейчас едут люди. Часть из них как раз приносили с собой радикальные идеи. Многие приезжали, чтобы вести вербовочную работу. И так исторически сложилось, что там было довольно активное террористическое подполье, – рассказал Мендкович.

Аналитик также рассказал, что обычно террористы-новички знают, что они идут воевать и убивать, а не работать. После поимки они, естественно, лгут полиции. Вербовщики манипулируют эмигрантами, обещая выдать им жилье, трофейные машины и прочее. Но эти обещания – вздор и обман.

Более того, многих детей новоиспеченных террористов отправляют в исламизированные школы. Таким образом вербовщики создают новое поколение боевиков.

Поделиться: