4 февраля поставлена точка в истории о давлении госорганов на казахстанские НПО. Административные дела в их отношении закрыты. Евгений Жовтис, руководитель Казахстанского Международного бюро по правам человека, специально для ORDA. прокомментировал ситуацию.

Евгений Жовтис считает, давление на НПО было акцией, преследующей несколько определенных целей.

«С одной стороны, в январе предстояли выборы, обеспокоенность аналогиями с событиями в Кыргызстане, Беларуси, России. Вероятно, власти хотели как-то проверить возможное западное участие в наших внутренних политических делах. Идет ли какое-то зарубежное финансирование на поддержку протестной деятельности, оппозиции, именно в политическом смысле. Их напугали события позапрошлого года, когда были президентские выборы появились десятки и сотни  независимых наблюдателей».  

По мнению руководителя КМБПЧпервой задачей властей было проверить – действительно ли различные независимые НПО, особенно занимающиеся политическими правами  и гражданскими свободами, будоражат гражданское общество, действуют на западные деньги, и таким образом, возможно, влияют на нашу внутреннюю политику.

«Вторая, конечно, была напугать. Если вы заметили, попали под раздачу наиболее активные организации. Занимающиеся политическими правами, наблюдением на выборах, развитием
независимой журналистики».

«В-третьих, это был и сигнал и вовне. Так сказать, это послание Западу – от Европы до Америки, якобы у нас тут своя внутренняя политика, так сказать, не участвуйте и не лезьте в нее», – считает Евгений Жовтис.

«Это была такая многофокусная акция».

Евгений Жовтис поясняет, что госорганы недооценили действия с политической точки зрения, в том числе – реакции снаружи.

«Казахстан ставит очень амбициозную задачу – вступить в ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), участвует или хочет участвовать в важных Инициативах EITI (Инициатива прозрачности добывающих отраслей промышленности), OGP (Партнерство «Открытое правительство») и других, и не ожидали, что эта ситуация будет принята не только как обычные нарушения прав человека, которые часто имеют место».

«Заявления стали поступать от международных организаций, в которые мы очень хотим вступить, где мы хотим участвовать. В том числе, от Совета гражданского общества EITI и Transparency International, которая только недавно нас подняла в рейтинге по борьбе с коррупцией. А тут такая ситуация».

Руководитель КМБПЧ отмечает, что его удивили многочисленные нарушения с юридической точки зрения, допущенные госорганами.

 «Нарушения на нарушении, чтобы так все нарушить это надо было очень постаратьсяВсе неграмотно и непоследовательно. Сначала это был не камеральный контроль, потом камеральный, потом, оказывается, это были технические ошибки, потом налоговики не имели альтернативы, кроме как наказать, потом стали налагать штрафы, приостанавливать деятельность, потом это все отменять под разными предлогами». 

«Все это выглядело, с точки зрения верховенства права, к которому мы все стремимся, достаточно сомнительно, если не сказать жестче».

«Я думаю, здесь наложилось одно на другое, но на выходе получилась демонстрация, что пока система действует в рамках ручного управления, где все сигналы проходят сверху и они политические».

«Во-вторых, система пока не в состоянии обеспечить верховенство права, о котором нам все время говорят. Ведь все организации, о которых говорим, они не просили их «пощадить» или просто отменить наказание, или смягчить его, они просили действовать в отношении них по закону. Потому что, если бы госорганы действовали по закону с самого начала, не было бы никакого наказания вообще, потому что не было никакого правонарушения. И это было понятно уже на уровне районных органов госдоходов».

«Хорошо, что для нас завершилось легким испугом. Хотя мы прошли около трех месяцев нервотрепки. С точки зрения обоснований мы не закончили, мы продолжим обжаловать. Мы продолжим судебный процесс, мы обжалуем решение».

Решения об отмене штрафа и
приостановления деятельности недостаточно.

«Это не какая-то малозначительность правонарушения, там полное отсутствие его состава, там пропущен срок».

По мнению Евгения Жовтиса, ситуация с НПО ставит серьезные вопросы перед политическими целями государства о соблюдении международных стандартов в отношении свободы деятельности гражданского общества.

«И самое главное – это обеспечение законности, гарантии существования правил, процедур, которые соблюдают госорганы, и они обязательны для всех. Я был потрясен, когда
сотрудники налоговых органов, и даже на уровне председателя комитета говорят о том, что если установлены нарушения, то следует наказание».

«Одна простая вещь, расхождения, ошибки, опечатки, они не превращаются в правонарушения, за которые наказывают. Чтобы доказать правонарушения, надо доказать противоправную цель и
умысел что-то такое совершить. Если есть расхождения, помогите их исправить, покажите, как необходимо правильно отчитываться и все, на этом расходимся и вопрос закрыт.  Пожалуйста, проводите разъяснительные кампании, объясняйте, помогайте налогоплательщикам. Скажите, как  надо, мы так и отчитаемся».

«Ошибки, непонимание, неправильность превращают в основания для преследований».

«Это проблема, и может коснуться не только НПО, но и любой коммерческой структуры, любого бизнеса, любого индивидуального предпринимателя или гражданина. Вот это конечно, печально».

«Так не может работать правовое государство, это не признаки
правового государства. Никаких сомнений нет, что подобными действиями власти сами себя дискредитировали», – заявил Евгений Жовтис

«Каков результат всего этого, что они получили с точки зрения даже их интересов? Да ничего!  Ряд НПО консолидировались, сделали несколько заявлений, стали подавать в суды, демонстрировать полную необоснованность претензий, требовать соблюдения законности».

«Нашли ли данные, что Запад пытается устроить оранжевую революцию или переворот – нет, не нашли ничего. Потому что этого нет».

«Зато получили заявления Евросоюза, обеспокоенность США, получили заявления международных организаций, EITI, Transparency, Международной амнистии и т.д».

Это серьезно ударило по международному имиджу.

«Теперь на уровне МИД становится необходимо объяснять миру, что это было и что это недоразумение, и
что все закончилось. Зачем?».

«Я много лет говорю, с самого начала независимости в нашей власти существовало два тренда. Существовало тогда и существуют теперь».

  • Прогрессивный и модернизационный.  Нужно создавать современное государство, им нужно управлять, отвечать на вызовы, экономические, социальные, с точки зрения социальной справедливости, просто справедливости. Государство нужно реформировать, совершенствовать систему госуправления, развивать независимое правосудие и т.д.

«Если в современном мире мы хотим быть конкурентоспособными и устойчиво развивающимися. И все это потихоньку движется вперед, как-то реформируется. Где-то удачно, где-то не очень. А такие акции они очень тормозят».

  • Второй тренд – консервативный.

«Элитные группы пытаются просто защитить себя, свою власть, свои капиталы, которые в основном формировались сначала в 90-х и не всегда законным способом», – сказал Евгений Жовтис.

По мнению руководителя КМБПЧ, эти два тренда периодически сталкиваются и иногда таким способом.

«У меня совершенно четкие предположения, что все это в какой-то степени отражение внутриэлитной борьбы».

«В какой-то степени, все что происходило, это подставило президента, с его декларациями о серьезных политических реформах (хотя пока этого не видно) и развитии государства и общества в сторону международных цивилизационных стандартов».

«Есть те, которые считают, что это им угрожает и они сопротивляются», – подчеркнул Евгений Жовтис.

Поделиться: