В ходе заседания комиссии по земельной реформе юрист Бакытжан Базарбек озвучил первые шесть из 13 своих предложений по совершенствованию норм земельного кодекса.

Свои предложения он опубликовал на своей странице в Facebook, передает Orda.kz.

Первое: предлагаю в редакцию ст.97 земельного кодекса внести запрет на изменение целевого назначения земельных участков С » для ведения крестьянского хозяйства» НА «для садоводства» и «для дачного строительства». Ежегодно, ежемесячно, ежедневно, ежесекундно недобросовестные на руку чиновники акиматов обогащаются, меняя целевое назначение сельхозземель, отведенных под КХ (крестьянское хозяйство), сегментируют и через третьих лиц продают ничего не подозревающим людям. В итоге страна теряет орошаемые сельхозугодья, страна получает кучу проблем с инженерным и социальным обустройством территории, где люди, купившие земельные участки, не ведут садоводство или дачное строительство, а строят жилые дома.

Этот беспредел сейчас творится в Талгарском, Илийском, Карасайском, Енбекшиказахском районах Алматинской области, в Целиноградском, Аршалинском районах Акмолинской области, в пригородной зоне города Шымкент и областных центрах. Эту коррупционную брешь мы должны убрать, лавку закрыть, — пишет Базарбек.

Во втором пункте юрист предложил ужесточить минимальные размеры земельных участков при разделе, пересмотреть существующие утвержденные минимальные нормы в регионах в пользу увеличения площади сегментируемых земельных участков.

По словам юриста, предложение актуально тем, что в регионах мы видим, что земельные участки под КХ умудряются сегментировать на 20, 10 соток. При этом это обстоятельство удивительным образом обходится вниманием уполномоченных органов по контролю за использованием и охраной земель.

— Понятно, что на 20 сотках человек заниматься крестьянским хозяйством или на шести сотках «лесоводством» не будет и не сможет. Все понимают, что конечная цель — смена целевого назначения под ИЖС, ЛПХ, — продолжает юрист.

В этом отношении Базарбек приводит пример Гульдалинского сельского округа Талгарского района, где два земельных участка с сотней гектаров орошаемых сельскохозяйственных угодий были поделены на 1200 земельных участков с целевым назначением «под садоводство и лесоводство» с площадью каждого участка в 0,5-0,7 га.

Третье: в редакцию статьи 55 (третьим пунктом) и статьи 101 земельного кодекса внести запрет на совершение сделок в виде залога в банках второго уровня и иных финансовых учреждениях права временного возмездного долгосрочного землепользования, образованного за счет условных земельных долей (паев) простых граждан, сельчан без соответствующего решения общего собрания общедолевого землепользования с приложением к решению соответствующего письменного нотариального согласия владельца условной земельной доли.

Мы знаем, как в регионах «кинули» сотни и тысячи простых граждан, владельцев паевых земель, которые в один момент узнали, что их земли без их согласия «заложили» в банки и получили на них миллиардные кредиты. Кредиты не вернули. Земля мертвым грузом застряла в банке. Банк не возвращает землю государству. А у разбитого корыта — простой сельчанин, — отмечает эксперт.

По его словам, это наблюдается в ПК «Ноғайбай» в Кордайском районе, в ТОО «Агрофирма «Поиск» в Аршалинском районе.

Четвертое: нужно разобраться с формализацией документации и в целом процедуры на конкурсах на предоставление земель сельскохозяйственного назначения.

Конкурсные комиссии по-сути не проверяют бизнес планы (бегло листают). Принимаются заявки, где ничем не подтверждаются наличие поголовья сельскохозяйственных животных, применяемые агротехнологии, наличие сельскохозяйственной техники и оборудования, квалифицированных специалистов и какие рабочие места они планируют создать, — подчеркивает эксперт.

Базарбек отмечает, что к материалам конкурсных заявок прилагают совершенно «левые» документы. Чужой скот приписывают себе, подтверждая его якобы принадлежность заявителю «левыми» справками и документами.

Кроме того, он считает, что нужно ужесточить в 518 Правилах от 20 декабря 2018 года требования по отмене результатов конкурсов в судебном порядке по данному основанию. Проработать норму о персональной ответственности заместителя акима района и руководителя отдела (управления) земельных отношений за допущенные нарушения.

Помимо этого, Базарбек предлагает в указанных правилах выработать и детально прописать правовые основания признания результатов конкурсов, постановлений акима и договоров недействительными.

Пятое: нужно покончить с коррупцией при проведении конкурсов и предупредить риски с конфликтами интересов.

Как вы знаете, в регионах на уровне акиматов районов через конкурс руками родственников руководителя конкурсной комиссии, отделов земельных отношений, сельского хозяйства, акимов сельских округов выводятся сельскохозяйственные земли в огромных размерах. В случае выявления данного факта максимум, что государство может сделать, так это аннулировать результаты конкурсов, постановления, договоры и вернуть землю, которую через определенное время тот же чиновник выведет через другого родственника или другое подставное лицо. При этом законы РК «О противодействии коррупции» и «О государственной службе» для таких чиновников устанавливают всего лишь дисциплинарную ответственность.

Предлагаю, проработать правовой механизм о введении персональной ответственности заместителя акима района, начальника ОЗО и других госслужащих и в случае подтверждения фактов установления ответственности в виде освобождения от должности всех, кто подписал указанное протокольное решение.

Это было с замакимом района Байтерек ЗКО Залмукановым, с замакимом Караталского района Тасыбаевым, с замакимом Балхашского района Дарибаевым, — пишет эксперт.

Также Базарбек предлагает внести в редакцию статьи 43-1 земельного кодекса и в 518 Правил от 20 декабря 2018 года требования о невозможности проведения конкурса по конкретному лоту при наличии признаков «конфликта интересов». Приравнять к «конфликту интересов» конкурсные заявки, поданные членом земельной комиссии из состава общественности либо его близких родственников.

Шестое: окончательно исключить институт «земельная комиссия» из редакции статей 43, 43-1, 44 и 49-1 земельного кодекса и внести эти поправки в земельный кодекс до конца 2021 года!

Всем стало понятно, что земельная комиссия стала местом, где образуются коррупционные риски. Поправки в статью 43 земельного кодекса в 2018 году, введение в состав Земельной комиссии общественности не помогло, а усугубило уровень коррупции в стране.

Членов общественности мы ввели в земельную комиссию для общественного контроля за действиями чиновников. А получилось, что они в связке с чиновниками начали выводить земли «в свои руки». Этот беспредел мы видим в Алматы на примере ситуации с землями КазНУ им. аль-Фараби, парками и скверами, землями общего пользования и для инвестиционных проектов. Так с коррупцией не борются!

В рамках цифровизации в земельных отношениях все земельные участки будут предоставлены в электронном порядке. И земельной комиссии места нет, — пишет Базарбек.

Поделиться: