В Уральске, Актау и Актобе прошли забастовки работников нефтесервисных компаний. Артур Шахназарян, журналист, аналитик по нефти и газу Каспийского региона, специально для ORDA. комментирует события.

Ситуация и в Уральске, и в Актау выглядит несколько натянутой. У этих забастовок нет надрыва, забастовка – это всегда как последний бой.

Все интересы сходятся на том, чтобы «немного откусить». Рабочие китайской буровой нефтесервисной компании «СиБу» в Актау на забастовке 15 января выразили недовольство размером ежегодной премии.

По словам компании, в 2020 году из-за пандемии часто происходили простои, и, поскольку размер премии зависит от количества выполненной работы, она меньше, чем в прошлые годы. Это решение и оспаривают рабочие. В прошлом году во время карантина они также требовали выплачивать по пятьдесят процентов от заработной платы, а после отказа 65 человек написали заявление в акимат Мангыстауской области. Госинспекция труда отреагировала и выдала предписание: работодатель должен произвести перерасчет и выплатить рабочим недостающие средства. Представители компании попытались обжаловать это предписание в суде, но их иск даже не приняли к рассмотрению. В итоге 65 сотрудников, подавших жалобу, получили выплаты, остальные двести человек надеются и ждут.

Другой спорный момент по уровню заработной платы. Работники «СиБу» требуют повысить зарплату до 200 тысяч тенге, администрация же выставляет официальную среднюю зарплату по ТОО «СиБу» – 260 тысяч тенге. Видимо, у каждой стороны своё толкование. Администрация включает в понятие средняя зарплата все выплаченные суммы, а работники считают зарплату отдельно, а премию отдельно.

Схожая ситуация и в Западно-Казахстанской области в компании «Бонатти». Правда, там забастовка внешне выглядит жестче. 300 человек отказались обедать и три часа не выходили на работу, требуя повысить зарплату на 50 процентов в связи общим ухудшением социально-экономической ситуации.

25 января в цепную реакцию включились рабочие «КМК Мунай» в Актюбинской области. Принципиально ничего нового, кроме одного — это уже добывающая компания пусть даже с добычей нефти меньше полумиллиона тонн. В остальном все тоже самое, что и на «Бонатти», и «СиБу». Компания только наполовину китайская, второй акционер из известного Панамского досье — оффшорный Yukon Energy.

И в Уральске, и в Актау, и в Актюбинске решающее слово за акиматами. То есть в конфликте есть важная третья сторона – это местная власть, которая принимает на себя еще и роль арбитра. Обе забастовки нельзя считать полноценными забастовками. Рабочие только выразили свои претензии, не столь уж фундаментальные. Скорее всего, подоплеку событий надо искать во взаимоотношениях местной власти и компаний.

Скажем так, «есть некоторые трения». И местная власть в обоих случаях умело демонстрирует свое влияние.

И «СиБу», и «Бонатти» – наиболее удачливые сервисные компании по портфелям заказов в казахстанских нефтяных проектах. В большинстве других сервисных проектах идут большие сокращения штата и зарплат. Сокращается зарплата даже «золотых» – так называют здесь самую квалифицированную казахстанскую рабочую силу, начиная от буровиков. Даже они — «золотые» — соглашаются на сокращение заработков на 50 тысяч тенге.

Многие сервисные компании находятся на грани ликвидации. Поэтому эти три забастовки – разрыв шаблона на фоне общей эпидемиологической ситуации.

Поделиться: