Казахстанские власти подписали 15 декабря третье соглашение по инвестиционному спору с акционерами Карачаганакского нефтегазового консорциума. Журналист ORDA. Артур Шахназарян размышляет, почему оно выглядит более разумным, чем предыдущие.

Когда есть за что похвалить власти, то почему это не сделать. Последнее соглашение выглядит со стороны более разумным с точки зрения защиты долгосрочных национальных интересов, чем предыдущие соглашения об урегулировании спора. Здесь условия перенацелены на выживание «дойной коровы» –  на поддержание в рабочем состоянии самого месторождения. Если что, то Карачаганакский проект – налогоплательщик №2 для казахстанского бюджета после Тенгизского.      

Важнее, чем просто деньги 

Три казахстанские организации в лице министерства финансов, министерства энергетики и специализированного ТОО «PSA», ответственного за реализацию проектов по условиям СРП (Соглашение о разделе продукции – ред.) подписали 15 декабря с представителями  зарубежных компаний  – Eni (29,25%), Shell (29,25%), Chevron (18%) и ЛУКОЙЛ (13,5%) соглашение об урегулирование спора. В  целом почти на 1 млрд 900 млн долларов.

Казахстан уже похоже получил один миллиард 305 млн долларов одним траншем. В будущем казахстанская сторона получит еще выгоду на 600 млн долларов косвенно до завершения срока контракта СРП до 2037 года. В косвенных условиях деньги – не главное, хотя они будут получены даже в условиях низких цен, и на уровне 30-40 долларов за баррель, что предусмотрено в Соглашении.

Есть в третьем соглашении новый нюанс. И он поважнее, чем деньги.    

Последнее соглашение об урегулировании спора полуторалетней давности предусматривало выплату той же суммы штрафа. А другую часть суммы в миллиард долларов акционеры КПО обещали инвестировать в газификацию столицы для перевода теплоснабжения столицы с угля на газ. Для чего предусматривалось строительство газовой ветки с газопровода Бозой – Шымкент до Астаны. Но этот газопровод больше по сути экспортирует туркменский, а не казахстанский газ через территорию Казахстана в Китай.

Так как туркменские власти для инвесторов, в том числе и для самых выносливых китайских, считаются «больными на всю голову и не только на голову», то в конечном итоге проект газификации все равно бы кончился громким пшиком. Да и «инвестирование» бывает разное. Все зависит от условий. А там такие перепады и подводные течения, что можно еще «залететь по крупному даже не мелочи. Уж лучше штрафники профинансируют дело.

Именно новое соглашение предусматривает инвестирование в сохранность в рабочем состоянии месторождения Карачаганак. Можно будет получать доходы с проекта и после завершения  срока контракта с акционерами КПО и после 2037. Так что «карачаганаская корова»  может дать еще побольше «молока». И на дополнительную прибыль можно хоть десять газификаций столицы провести, но позже.    

В рамках соглашения о завершении урегулирования спора по СРП Карачаганак зарубежные инвесторы осуществили выплату Казахстану в размере 1,305 млрд долларов. По второму пункту  стороны согласовали окончательную методику раздела продукции, в результате чего Казахстан до 2037 года дополнительно получит до 600 млн долларов при цене на нефть 40-50 долларов за баррель. И в третьих (этот пункт назовем  «дойная корова), стороны одобрили начало реализации инвестпроекта расширения Карачаганакского перерабатывающего комплекса (ПРК) (проект Карачаганак-1(А)) с целью дальнейшего поддержания добычи на Карачаганакском месторождении.

Проект будущего расширения Карачаганак ПРК (1А) предусматривает строительство компрессора обратной закачки газа и сопутствующих установок с объемом инвестиций около одного млрд долларов.

Это позволит поддерживать объем добычи на уровне 10-11 млн тонн в год жидких углеводородов, что сопоставимо с нынешним уровнем добычи – 11 млн тонн в год жидких углеводородов и 16,5-17,5 млрд куб. м/год газа. Реализация ПРК (1А) предполагает обеспечение минимальной доли казахстанского содержания в размере 45% в закупке товаров, работ и услуг и 75% при найме персонала.

«Ну не шмогла, да и бочка у меня другая»

Правда, тут еще в деле несколько рано ставить точку, так как, несмотря на подписанное соглашение, рассмотрение дела в международном арбитраже, в который, к слову, подали не инвесторы, а (редкий случай) Казахстан. Предыдущие соглашения об урегулировании спора с акционерами КПО технично отменялись казахстанской стороной со ссылкой на незавершенность  арбитражного урегулирования. А вдруг типа арбитраж лучшие условия приготовит. Вот и выберем в случае чего лучший вариант. Умеют, когда стараются. Это сильно напрягло иностранных партнеров. И причина для беспокойства есть. Репутация  корпораций пострадает в этом случае довольно сильно. Арбитраж Казахстан использовал как «кнут без пряника». И, как оказалось, очень удачно. Но тут более интересна суть инвестиционного спора. Откуда и отчего он возник? Все покрыто тайной под формулировкой, что Казахстан не согласен с «методикой раздела продукции».

Карачаганакское месторождение расположено в Западно-Казахстанской области, вблизи города Аксай, а в геологическом плане относится к Прикаспийской нефтегазоносной провинции.

Сами условия  контракта по Карачаганаку достаточно просты для понимания  в отличие от многих контрактов такого типа как по условиям СРП. Владельцем месторождения остается Казахстан, так как по конституции государство – владелец недр. И раздел продукции происходит по объему 80% – Казахстану, 20% – инвесторам. Но в проект вкладывают только инвесторы. И за инвестиции они должны, так скажем, «отбить» с инвестиционным доходом по соответствующей формуле. Пока идет «отбивание» рулят в проекте инвесторы, а как только происходит надлежащая компенсация инвестиций, то переходит в управление  национального правительства.

И в 2013 году такой переход управления в руки  государства состоялся. Тут и вылезло то, что то в Соглашении дипломатично описано как «Несогласие с методикой раздела продукции и расходами проекта по поддержанию пластового давления». Как оказалось, один из сооператоров проекта, итальянская корпорация Eni посчитала добытое сырье не тем объемом барреля. Баррель в переводе – «бочка», её стандартный объем – 154 л. Скажем, условно, итальянцы применили меру весов барреля не 154 л, а, скажем, 130 л. Тут нужно пояснить, что у каждой нефтяной компании своя мера весов, свой баррель, и зависит он от базового месторождения той или иной компании. Все основывается на плотности нефти. Она очень разная и по плотности, и по доходности, и по отдаче.

Но на Карачаганаке нефть не добывается. Нефть, правда, на Карачаганаке есть в объеме 300 млн тонн. Но лежит она на глубине семь километров в Девонском поясе и добывать ее, считается, нерентабельно. А на текущий момент технически добраться до нефтяного слоя уже невозможно, так как давление в пласте очень сильно упало. Недосягаемо даже при применении самых ультрасовременных технологий. И поэтому на Карачаганаке добывается только газ и газокондесат. И  применение и перевод своей меры весов в качестве нефтяного барреля на газокондесат смахивает, мягко говоря,  без преувеличения на обсчет! Да и обоснованность большинства расходов инвесторов была в проекте порой очень сомнительной и малоэффективной.

К примеру, проект по закачке сырого газа сероводорода в пласт. Обещанный эффект от расходов почему-то никак не наступал по типу «ну, не Шмогла…» как в известном бородатом анекдоте .  Расходы и инвестиции вызывают сомнения, больше похожи на приписки, чем на реальные суммы. Вот технично и «обсчитались» до 2 млрд долларов недополученных в госбюджет Казахстана! Теперь «недополучку» и возвращают нынешним Соглашением от 15 декабря.

Можно в принципе применить и более резкие и резонансные  выражения всего этого дела. Но мы люди культурные, тем более что власти сами не вышли за рамки дипломатии. Должен лично признаться, что мне показались неладными все дела на Карачаганаке еще в 2004 году. Но в голову не пришло, что этого не замечают те, кому положено контролировать, так сказать, по должности. Не замечать целых 17 лет (!) весь этот «круговорот веществ в природе» надо было очень постараться при нашей-то бюрократии с обоймой в 128 контролирующих органов за деятельностью инвесторов.

Но теперь можно «похвалить» и минфин, и минэнерго, и ТОО PSA за хорошую мудрую сделку. Лучше поздно, чем никогда.