Несколько учителей в Шымкенте, устав «от необоснованных поборов», обратились к президенту Касым-Жомарту Токаеву через Facebook. Об этом пишет «Азаттык».

Восьмого ноября пятеро учителей школы №125 – учебное заведение открылось три года назад в дачном поселке Кайнарбулак в Шымкенте – Дильбара Туйтенова, Меруерт Каирова, Рано Абдиханова, Багила Толеева, Сапаркуль Апрежова вышли в прямой эфир на Facebook. Они обратились с жалобой к Касым-Жомарту Токаеву и министру образования и науки Асхату Айтмагамбетову. Учителя открыто заявили, что устали от постоянных поборов. По их словам, деньги учителя собирают на все – на шторы, учебники, подписку на газеты и на день рождения директора школы.

Девятого ноября руководитель управления образования города Жанат Тажиева пригласила учителей, обратившихся с жалобой, к себе в кабинет. Еще 41 учитель школы присоединился к встрече онлайн. Во время встречи руководитель управления неоднократно требовала от учителей предоставить подтверждающие документы, а в конце встречи и вовсе обвинила их самих в нераскрытии факта сбора средств.

Встреча длилась около часа. Затем Тажиева на протяжении еще трех часов беседовала с пятью учителями без свидетелей. В конце четырехчасового собрания учителя, казалось, готовы отказаться от своих слов.

«Давайте сначала решим это, а затем представим наши доказательства», – сказали они.

Но учителя не пояснили, почему пришли к такому решению.

В тот же день выяснилось, что директор школы Асет Сатыбалдиев поступил в городской кардиологический центр с повышенным давлением. Он сказал, что из-за плохого самочувствия не может прокомментировать жалобу учителей.

10 ноября первый замакима Шымкента Шынгыс Мукан заявил на своей странице в Facebook, что при управлении образования создана спецкомиссия для рассмотрения жалобы и что «виновные будут наказаны». По его словам, после заявления учителей число жалоб на поборы в школах увеличилось.

В это же время пять других учителей школы выступили в поддержку своих коллег и также обратились с жалобой на поборы. Одна из них – руководитель методобъединения учителей технологии Сабира Ортаева. Она заявила, что в каждом объединении есть «свой кассир». Тажиева дала понять, что поддерживает их.

12 ноября пятеро учителей и замдиректора школы Салиха Майлабай побывали в управлении образования города. Последняя передала сотрудникам свое заявление и заявление Сатыбалдиева об увольнении «по собственному желанию».

В школе №125 работают более 120 человек. Учителя обратились к Токаеву, потому что их жалобы на местном уровне были проигнорированы.

Пятеро учителей имеют стаж работы от 8 до 34 лет. Каирова учит детей в течение 30 лет, но усталость «сдавать деньги» пришла относительно недавно. Обратить внимание на эту проблему она пытается три года. Каирова рассказывает, что любого, кто выступит против поборов в школе, как правило, клеймят как «кляузника» или «скандалиста». По ее словам, поручение собрать для «СЭС по 2 500 тенге, на газеты – по 6 000 тенге, на день рождения директора – 1 500 тенге, учебники – 500 тенге, отчеты – 270 тенге», вызвало возмущение учителей.

«Ранее собирали различные суммы на шторы, методические уголки, цветы, на курсы повышения квалификации, дополнительные занятия и другие цели. Учителя, не сдававшие деньги, подверглись публичному психологическому давлению на внутришкольных совещаниях. На совещаниях называли их имена. Мы просили, чтобы администрация и профсоюз отчитались о собранных деньгах», – говорит Каирова.

По словам учительницы Замиры Темировой, она терпела поборы, потому что было «стыдно» и потому что «все делается для них самих». В этом году с каждого учителя собрали по 6 000 тенге на подписку на газеты. Но никто не знает, на какое издание они подписались.

«В коллективе многие против поборов. Но вслух об этом не говорят. Отвечают, что кормят свои семьи, что есть кредиты, не хотят потерять работу, в общем боятся», – призналась учительница биологии Ляззат Ажибекова.

Но есть учителя, которые отрицают поборы. По словам Майлыбай, учителя посещают курсы повышения квалификации по заявкам, подписываются на газеты добровольно для собственных нужд, а нагрузка распределяется исходя из их активного участия в общественной работе. Замдиректора говорит, что денег на это никто не собирал, и методические пособия каждый покупает для себя.

«В моем классе есть ученик на домашнем обучении. Я взяла два дополнительных урока ради обучения этого ученика. Но денег с меня никто не брал. Мне дали эти часы за участие в общественной работе. Я никогда не слышала о поборах», – заявила учительница Акмарал Ероскенова.

Сначала Тажиева благодарила учителей за откровенный разговор о «необоснованных поборах», тут же высказывала обиду, что учителя «не сообщили сразу руководству», затем обвиняла самих учителей в том, что они «скрывали проблему, не упоминая о ней» в течение нескольких лет, и внезапно устраивала расспросы о том, заставляли ли учителей сдавать деньги или же педагоги делали это добровольно.

«Вас принуждали брать ту или иную вещь? В некоторых школах учителя, получающие зарплату, сами делают взносы. Иногда это делается принудительно. Вас принуждали к этому? Почему вы не остановили это, когда начали собирать деньги? Вы тоже несете ответственность за это», – сказала она 9 ноября.

По словам правозащитницы Маржан Аспандияровой, «рабская психология свойственна не только учителям, но и всему казахстанскому обществу».

«Особенно сильно от руководства зависят люди, работающие в госучреждениях. Вся власть в школе находится в руках директора школы и его заместителей», – считает она.

Учителя могут юридически оспорить сбор средств за последние три года. По мнению Аспандияровой, в школе деньги собирает не один человек. Это считается организованной преступной группой.

«Спецкомиссия, созданная отделом образования или акиматом, не раскрывает факт «сбора средств». Потому что «ворон ворону глаз не выклюет». Чтобы проверить факты по жалобе, важно сначала отстранить директора школы, хотя бы временно. Важно привлекать членов комиссии извне, например, из других областей», – убеждена правозащитница.

Эксперт в области образования Нурмухаммед Досыбаев считает, что проблема побора в школах имеет несколько аспектов. Первый из них – отсутствие защитников у учителей, отсутствие всесторонней поддержки. В Казахстане директор школы назначается управлением образования. Если директор школы не выполняет свою работу должным образом и на него подается жалоба, то тень падает и на руководителя отдела образования. По этой причине управление защищает директора школы.

«К примеру, в Англии за качеством образования примерно в 25 тысячах школ следят две тысячи госинспекторов. В Казахстане количество инспекторов, проверяющих более семи тысяч школ, меньше 20. В комиссию должны входить не только госслужащие, но и активные учителя», – заключил эксперт.