Супруга Владимира Зеленского, первая леди Украины Елена Зеленская дала интервью журналу VOGUE, где она поделилась своими чувствами и переживаниями.

Зеленская до последнего не верила, что война будет. В современном мире подобные мысли казались ей невозможными. Она хорошо помнит первый день вторжения.

Я проснулась где-то между четырьмя и пятью часами утра от грохота. Не сразу поняла, что это взрыв. Моего мужа в постели не было. Но когда я встала, то сразу увидела его — уже одетого, в костюме, как обычно (это был последний раз, когда я видела его в костюме и белой рубашке, с тех пор он в военном). «Началось», — вот и все, что он сказал. Я спросила, что нам с детьми делать. Он ответил: «Подождите, я дам вам знать. На всякий случай, соберите вещи и документы». И вышел из дома.

У Зеленских есть девятилетний сын и семнадцатилетняя дочь. Елена рассказала им все, как есть.

«Детям не нужно ничего объяснять. Они все видят, как и все дети в Украине. Конечно, это не то, что должны видеть дети, но дети очень честны и искренни. От них ничего не скроешь. Поэтому лучшая стратегия — это правда».

Супруга Зеленского рассказала о своей жизни во время войны
Фото: @olenazelenska_official

Как заявляет Зеленская, война сразу соединила личное и общественное и в этом заключается роковая ошибка Путина.

«Мы все сначала украинцы, а потом все остальное. Он хотел нас разделить, раздробить, спровоцировать внутреннюю конфронтацию, но с украинцами это невозможно. Когда кого-то из нас пытают, насилуют или убивают, мы чувствуем, что всех нас пытают, насилуют или убивают. Нам не нужна пропаганда, чтобы чувствовать гражданское сознание и сопротивляться».

Она уверена, что дети Украины вырастут патриотами и защитниками своей Родины.

С тех пор как офис президента превратился в военный объект и Елена покинула его с детьми, они общаются с отцом по телефону.

Елена выражает глубокое восхищение украинскими женщинами.

«Я хочу, чтобы все люди в мире поняли, что украинские женщины жили мирной, современной жизнью, как живут читательницы Vogue в каждой стране. Они не готовили бомбоубежища для ракетных атак».

Украинским женщинам пришлось научиться быстро собирать близких при звуках сирены и спускаться в метро или ближайший подвал, рожать в бомбоубежищах, покидать оккупированные города, такие как Буча и Гостомель, рискуя жизнью под огнем.

«А сколько женщин осталось в оккупированных городах Херсон, Мелитополь, Бердянск? Они не могут даже своим родным рассказать, что с ними происходит, потому что нет никакой связи, а любой их контакт будет отслежен. В развалинах Мариуполя лежат десятки тысяч женщин с детьми. И можно только представить, какой кошмар они переживают, ища еду под огнем уже месяц, потому что гуманитарную помощь не пускают».

Супруга Зеленского рассказала о своей жизни во время войны

По словам Елены, Россия в первый же день пересекла линию и убивала мирных граждан, в том числе детей.

Блокированный, разрушенный Мариуполь – наша страшная боль. Это продолжается. А Киевская область стала ужасной — вот что мы видели, когда российская армия отступала. Мир узнал имя Буча. Это один из когда-то красивых городков недалеко от столицы – но такие же ужасы можно увидеть в десятках сел и городков Киевской области. Люди убиты на улице. Не военные — гражданские! Могилы возле детских площадок. Я даже не могу это описать. Это лишает меня дара речи. Но смотреть на это надо.

На вопрос «виновата ли только Россия в дальнейших смертях украинцев?», Елена не может ответить однозначно.

Демократический мир должен объединиться и дать жесткий ответ, тем самым показав, что в 21 веке нет места убийствам мирных жителей и посягательствам на чужую территорию. Я видела карикатуру на НАТО и мировые организации, наблюдающие за падающим домом с надписью УКРАИНА. Возможно, это было преувеличением, потому что Украина получает оружие. Но нам тоже нужна защита!

Но она бесконечно благодарна за помощь, которая предоставляется тем, кто уехал за границу.

Пока Елена особо не надеется на деэскалацию российской армии.

Честно говоря, ни одному заявлению агрессора в Украине никто не верит. И деэскалации пока не видно. Русские отошли из Киевской области, но усилили свои атаки в Донецкой и Одесской областях.

Женщина припоминает, что она первый раз заплакала через неделю с начала войны. Тогда она вспомнила своих родственников, друзей и её окутал страх не увидеть их снова. Елена Зеленская, как и любая другая украинская женщина, мечтает их увидеть вновь.

Поделиться: