Национальный банк совместно с кабинетом министров разрабатывают новое контрцикличное бюджетное правило, которое должно сократить расходы правительства из Национального фонда (НФ).

Деньги Национального фонда тратятся на социальные программы, выплаты пенсий, поддержку бизнеса, то есть они помогают правительству справляться с задачами, которые ставит президент. Обозреватель Orda.kz Ирина Ледовских задалась вопросом: сумеет ли кабмин умерить собственный аппетит, и как долго пчелы смогут противостоять мёду. 

Бюджетные правила вводятся странами, экономика которых сильно зависит от торговли сырьём, в нашем случае, нефтью.

«Когда экономика растёт и разогревается, то мы собираем налоги и не тратим деньги Нацфонда. Когда начинаются экономические спады, тогда государство расширяет свое присутствие и не даёт возможность ей резко сократиться. Государство проявляется как балансирующая составляющая. Это и есть контрцикличная политика. А процикличная – это когда независимо от того, растёт или падает экономика, государство вливает деньги, создает льготные программы для бизнеса и прочее. Такой подход усугубляет будущие кризисы», – объясняет экономист Айдархан Кусаинов. 

Сейчас Нацбанк и правительство разрабатывают контрцикличное бюджетное правило, которое позволит снизить зависимость налогово-бюджетной политики от нефтяного цикла.

«Якорем правила мы видим цену отсечения нефти, которая будет устанавливаться консервативно и определять объем трансфертов в бюджет. Это даст возможность больше сберегать поступления в Нацфонд в хорошие годы, а в кризисные – тратить в объёмах поступлений и даже больше», – объяснил на Конгрессе финансистов заместитель председателя Национального банка РК Акылжан Баймагамбетов. 

Другим ключевым элементом бюджетного правила станет введение ограничения темпов роста расходов республиканского бюджета на уровне долгосрочного роста реального ВВП, скорректированного на инфляцию.

«Например, иллюстративно при долгосрочном потенциале роста экономики на три-четыре процента и среднесрочной цели по инфляции четыре-пять процентов, в среднесрочной перспективе темп роста расходов не должен будет превышать семь-восемь процентов в год. Конкретные параметры и детали формул в настоящее время обсуждаются с правительством – министерством национальной экономики», – пояснил спикер.

Жаннур Ашигали, заместитель директора филиала АКРА в МФЦА, считает вводимое контрциклическое бюджетное правило позитивным шагом на пути усиления бюджетной дисциплины, приведения бюджетной политики нашей страны в соответствие с мировыми трендами.

«В целом вводимые правила снизят риск исчерпания средств Нацфонда, ограничат стимул к политически обоснованному стремлению наращивать расходы бюджета, – говорит собеседник. – Тем не менее сохраняется риск усиления волатильности бюджета по доходной части, что особенно важно в отношении риска резкого спада доходов в годы слабой экономической активности».

Кроме того, ограничение на рост расходов будет определяться исходя из предположений по росту экономики в будущем и предполагаемой инфляции, то есть на основе лишь предположений.

«Как альтернативное решение: можно было бы рассчитывать коэффициенты роста хотя бы частично с учетом реальных исторических показателей с захватом полного цикл в экономике и, таким образом, выведения коэффициентов путём выстраивания значений «сквозь цикл». Это бы снизило волатильность, риск нереализации предположений», – уверен Жаннур Ашигали.

Противостояние

Экономист Асет Наурызбаев поддерживает введение гибкого правила, которое не позволит правительству лишний раз запрашивать целевые трансферты из Национального фонда, но при этом напоминает, что капитализм без кризисов невозможен. Процесс роста современной экономики время от времени сменяется спадом производства. Падение – это всегда очищение, с рынка уходят нежизнеспособные промышленные, торговые и банковские предприятия. Конечно, после кризисов начинается рост, но затянувшиеся экономические проблемы часто приводят к смене режимов. 

«Нельзя полагаться на контрциклическое бюджетное правило как на ключевой элемент экономической политики. Это лишь механизм ограничения трат правительства. В экономике можно использовать тарифное регулирование, государственные резервы. Недавно мы были свидетелями резкого роста цен на газовые фьючерсы, если бы у нас был стабилизационный фонд, мы могли бы охладить рынок, выставив свои фьючерсы», – считает Асет Наурызбаев.

Кроме того, собеседник отметил, что цели отечественного Нацфонда не ясны, а потому и траты правительства часто бывают спонтанными: «Например, Норвегия накопила огромные фонды и на них зарабатывает. Нефтяной фонд этой страны считается самым большим пенсионным фондом в мире». 

Айдархан Кусаинов уверен, что только независимость Национального банка от правительства может обеспечить процикличность денежно-кредитной политики. В экономической теории считается, что политическая и экономическая независимость центрального банка – это гарантия того, что госорганы не смогут вмешиваться в денежно-кредитную и валютную политики. Независимость монетарного регулятора оборачивается низкой инфляцией, равновесным курсом национальной валюты и широким производством, пишут в учебниках по экономике. В пример обычно приводятся независимые центральные банки США, Швейцарии и Германии. 

Автор: Ирина Ледовских

Поделиться: