Почему водители скорых за свой счет ремонтируют машины и оплачивают штрафы за нарушение ПДД, разбиралась ORDA.

Предупредительной забастовкой закончились переговоры водителей 12-й подстанции скорой помощи со своим руководством. Сразу шестьдесят водителей на два часа отказались выходить на линию. Шоферы устали бесконечно обращаться с заявлениями в «центр», публиковать сообщения в социальные сети и в СМИ. Акция протеста их последняя надежда. Основные требования, с которыми вышли на забастовку водители подстанции –списание штрафов за нарушение ПДД, выдача задолженностей по зарплате и возврат денег за запчасти на ремонт автомашин.

Штраф или жизнь: почему бастует «скорая»
машины 12 подстанции скорой помощи Алматы

Между двумя огнями

На часах почти шесть вечера. Водитель «скорой помощи» Серик Топтаны впервые за смену сел отогреться и выпить кружку горячего чая. У него есть ровно десять минут на то, чтобы разогреть-поесть-отдохнуть и собраться на следующий вызов. На службу он заступил двенадцать часов назад. Четыре года Серик работает водителем «скорой». До этого занимался частным бизнесом, но «прогорел». Говорит, что «работа тяжелая, многие не выдерживают даже года и уходят. Особенно равнодушные. Людям без сердца в «скорой» нет места». А теперь, когда к ремонту автомашин за свой счет приходится еще и штрафы платить из своего кармана, совсем невмоготу стало.

Штраф или жизнь: почему бастует «скорая»
Серик Топтаны — водитель подстанции №12 скорой помощи Алматы

«Все началось с того, что наше руководство не смогло разобраться с фиксирующими устройствами – камерами «Сергек»: от них много штрафов приходит. И наше руководство требует, чтобы мы сами их оплачивали. Почему? У нас есть отдел «безопасности движения». Именно они и заставляют нас оплачивать. Не понимают что ли, что мы на вызовы едем, торопимся», – объясняет Серик Топтаны.

У водителей есть подозрения, что между их руководством и компанией, установившей мобильные камеры «Сергек», существует сговор.

«У нас есть разные мысли по этому поводу. Поведение нашего руководства нелогично. Может быть, есть договоренность с представителями «Сергек»? Алатауский район самый удаленный от центра города. Наша детская больница находится на Манаса-Жандосова, инфекционная детская – на Бухар-жырау. От нас на расстоянии 25 км. Надо побыстрее доехать. Вы представляете это расстояние? А если опоздаем? Получим выговор за то, что медленно едем. Наши фельдшеры требуют, чтобы мы быстрее двигались, а руководство, чтобы ПДД не нарушали. Мы оказались между двух огней».

Двенадцатая подстанция скорой медицинский помощи открылась год назад в Индустриальной зоне Алатауского района. На этой новой и быстрорастущей территории, кроме мобильного инфекционного госпиталя, больниц пока нет, поэтому пациентов приходится возить в центр города. Особенно детей. В среднем обратный путь из детской инфекционной больницы, в лучшем случае, занимает час. Бывает и дольше. Для фельдшерской бригады – это непростительная роскошь.

«Раньше говорили, что если включены спецмаячки, то штрафы не будут приходить. А сейчас разницы нет, с маячками мы едем или нет. Мы итак по мере возможности медленно ездим. Но диспетчеры начинают звонить, спрашивать, где мы и почему так медленно едем. О штрафах нам сказали в мае месяце. Но мы как-то не вникли в ситуацию. Все-таки спецтранспорт, а сейчас штрафов уже за восемь месяцев накопилось. Особенно за летний период, когда коронавирус свирепствовал», – рассказывает Бахтияр Вахитов.

Шантаж не пройдет!

Руководство отдела безопасности движения станции скорой медицинской помощи претензии водителей считает необоснованными и больше похожими на «бред». Малик Абдыхалик, отвечающий в ССМП за решения всех административных вопросов на забастовку приходил, водителей выслушал и обещал разобраться:

«Я не знаю, почему водители там собрались. Бред какой-то несут. И не могу сказать, какую цель они преследуют. Мы со своей стороны пишем письма в ДВД с номерами автомашин и предписаниями. У нас скорая помощь, спецтранспорт. И вообще мы добиваемся, чтобы нам не отправляли видеофиксацию и штрафы. Будем ссылаться на закон. Сейчас вот как раз отправили три заявления, чтобы списали штрафы. А вообще у нас их триста на данный момент».

Штраф или жизнь: почему бастует «скорая»

В ДВД Алматы очень удивились тому, что водители «скорой помощи» сами оплачивают штрафы. Руководитель пресс-службы Салтанат Азирбек на вопрос ORDA. ответила:

«Чтобы водителям спецтранспорта списывали штрафы, их руководство должно направлять нам заявления. Вот и все. Никаких проблем. Почему возникли эти проблемы, мы не в курсе. Все это делается быстро. И всегда так было. Может быть, какой-то внутренний конфликт. Но спецтранспорт штрафы не платит. Тем более водители из собственной зарплаты».

В сутки одна бригада обслуживает от пятнадцати до двадцати вызовов. Сейчас, когда на улице минусовая температура, для того, чтобы поддерживать в салоне хоть какое-то тепло, двигатель работает в режиме 24/7. Серик Топтаны говорит, что из-за круглосуточной работы происходит экстремальный износ комплектующих. А встать на ремонт, значит, недополучить заработную плату. Вот и приходится водителям скидываться на запчасти и быстро ставить машину в строй. Но возвращать потраченные из личного бюджета средства руководство почему-то отказывается.

«Вы спрашиваете, почему мы машины ремонтируем сами?Запчасти ребята сами покупают и ремонтируют своими руками. На СТО не загоняют, чтобы смену не терять. Смена – это деньги. Четыре человека скидываются и делают. Пока руководство дождешься. Они обещаниями кормят, и проходит недели две-три. Наши деньги уходят и зарплата. Раньше, если мы покупали запчасти, чеки в бухгалтерию сдавали, и потери часов не было».

Сейчас водители 12-й подстанции работают в штатном режиме и ждут ответных действий от своего руководства. Но заявляют, что это была предупредительная забастовка. Если ничего не изменится, то они перейдут к более решительным действиям.