Дальнейшая судьба Сбербанка в Казахстане, по всей видимости, уже решена. Вероятным и пока единственным покупателем банка выступает Национальный управляющий холдинг «Байтерек», а поможет ему в этом Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Финансовый обозреватель Orda.kz Сергей Чикин разбирает нюансы будущей сделки.

Я уже достаточно подробно разбирал ситуацию, в которой оказались российские банки, работающие в Казахстане: Сбер, Альфа и ВТБ. Если кратко, то ситуация тяжёлая: совокупная доля рынка за три месяца уменьшилась в два раза, до 7,2%. Депозитная база уменьшилась в 5,5 раза, до 600 млрд тенге. Хотя, может, всё не так уж и плохо, учитывая, что банки находятся под санкциями. При этом Альфа-Банк уже успели продать и переименовать, а Сбер вот-вот обретёт нового владельца.

Несмотря на то, что определить «Байтерек» в качестве покупателя Сбера получилось не только на основании слухов, но и благодаря финансовой отчётности, каких-либо официальных заявлений на этот счёт до недавнего времени не было. Самое странное, что получили подтверждение нашим выводам мы не от непосредственного покупателя, а от третьей стороны.

ЕБРР вскрыл карты «Байтерека»

На запрос редакции Orda.kz о возможной сделке по покупке «дочки» Сбербанка в Казахстане и её деталях НУХ «Байтерек» 10 июня прислал ответ, в котором, сославшись на положения законов РК о служебной и коммерческой тайне, отказался предоставить информацию.

В этот же день несколько часов спустя президент ЕБРР Одиль Рено-Бассо сообщила агентству «Интерфакс», что «Байтерек» ведёт переговоры о покупке у Сбербанка его «дочки» в Казахстане. При этом г-жа Рено-Бассо отметила, что ЕБРР из-за санкций не является участником переговоров, а может стать акционером банка после его продажи в случае, если ему понадобится дополнительный капитал. И капитал, скорее всего, понадобится.

Непонятно, зачем «Байтерек» продолжает хранить этот секрет полишинеля, когда весь рынок уже больше месяца обсуждает возможную сделку. Более того, в финансовых отчётах «Байтерека» и Сбера появились косвенные свидетельства того, что первый одолжил второму не менее 440 млрд тенге под залог ценных бумаг.

И если уж заглянуть на три месяца назад, то пресс-служба «Байтерека» тогда сама рассказала, что 14 марта руководители национального управляющего холдинга и Сбера вдруг решили встретиться для «сверки часов». Непонятно, зачем рынку нужна была эта информация тогда. Ценность эта новость обрела только сейчас, в контексте заявлений президента ЕБРР.

Акционеры забирают прибыль

Сбербанк начал резать расходы, о чём свидетельствует значительное сокращение совета директоров. Его покинули сразу четыре из десяти членов. Многие СМИ даже не удосужились перепроверить его ранний состав, написав о каком-то обновлении. При этом никакого обновления совета директоров не было. Состав правления банка также уменьшился на одного участника, до четырёх человек.

Несмотря на чрезвычайно сложную ситуацию, вызванную санкциями, в которой оказался Сбер: массовый отток клиентов, закрытие внешних рынков, падение финансовых показателей и прочие «радости», банк, имея достаточный запас капитала, пока выполняет все пруденциальные нормативы, установленные АРРФР. Отмечу, что только «пока».

2 июня единственный акционер казахстанского Сбербанка, а именно российская головная структура, решил выплатить дивиденды по итогам деятельности в 2021 году. Да, банк завершил 2021 год с отличными показателями: значительно нарастил активы, кредитный портфель и прибыль. В перспективе Сбер в Казахстане мог бы начать наступать на пятки Halyk Bank. Но это всё было до войны и последовавших санкций. 

В 2021 году Сбер заработал 130,1 млрд тенге и решил выплатить в качестве дивидендов 130 млрд тенге, или 99,9% заработанного.

Это решение очевидно, учитывая, что текущий акционер готовится к выходу. Конечно же, выплата дивидендов в таком объёме повлияет на размер капитала Сбера, который уменьшится более чем на треть и составит менее 200 млрд тенге. В таком случае показатели достаточности собственного капитала могут достигнуть нижней границы, установленной АРРФР. Вероятно, для повышения устойчивости банка ЕБРР всё же придётся зайти вторым акционером и произвести докапитализацию.

Кстати, информацию о том, нарушил ли Сбер нормативы АРРФР после выплаты дивидендов, мы сможем узнать только в конце августа, когда банк уже будет продан и докапитализирован.

Что дальше?

На мой взгляд, государство не самый лучший собственник для такого актива, как банк. Но других покупателей для Сбера в Казахстане не нашлось. Вероятно, что после того как дела у банка наладятся, его продадут в частные руки. Надеюсь, что государство сможет «отбить» то, что потратит на эту операцию. Ещё есть вариант, что банк объединят с другим банком.

Очень важно, чтобы мы узнали все детали сделки, а самое главное – цену, которую заплатит государство. Только так можно обеспечить будущим управленцам от «Байтерека» реальную цель, чтобы под чутким надзором общественности «отбить» потраченные деньги.

Сбер за последние три месяца сильно сдал свои позиции, но это не значит, что он больше не имеет системного значения. Российская Федерация остаётся крупнейшим торговым партнёром Казахстана. Мы покупаем у россиян не только бытовые и промышленные товары, но и продукты питания. Согласитесь, веский аргумент. Никто не хочет, чтобы даже в отдельных регионах нашей страны начался продовольственный кризис из-за невозможности осуществлять платежи в РФ. Поэтому вопрос Сбера в Казахстане решать нужно, без всяких сомнений.

И ещё хотелось бы, чтобы в совете директоров и правлении «нового» банка ЕБРР был в достаточной степени представлен как акционер.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: