Как КНБ реагирует на критику своей деятельности, а правозащитники комментируют резонансные уголовные дела в отношении комитетчиков, выясняла Orda.kz.

Третий месяц спецпрокуроры расследуют громкие уголовные дела в отношении бывшего руководства и рядовых сотрудников КНБ, подозреваемых в совершении ряда тяжких преступлений. Список предъявленных им обвинений внушительный: государственная измена, попытка насильственного захвата власти, получение взятки в особо крупных размерах, превышение должностных полномочий и пытки.

Всё это время действующее руководство КНБ никак не комментировало скандалы вокруг своего ведомства. А между тем градус напряжения и недовольства в обществе рос. К нам в редакцию неоднократно обращались граждане с жалобами на противоправные действия сотрудников спецслужб. Например, бывшие офицеры-пограничники, которые обвиняли некоторых сотрудников отделов военной контрразведки КНБ в вымогательстве и насаждении в воинских частях культа доносительства, а следователей КНБ – в прессинге подозреваемых лиц.

Все звонившие граждане просили помочь им найти управу на обидчиков и добиться справедливости, поэтому мы не могли остаться в стороне. Orda.kz направила редакционный запрос на имя действующего председателя КНБ, генерал-майора Ермека Сагимбаева, чтобы узнать его мнение по многим интересующим казахстанцев вопросам.

Увы, но 12 дней томительного ожидания не оправдали себя, потому что официальный ответ КНБ оказался банальной отпиской.

Тайна за семью печатями

Пресс-служба закрытого ведомства проигнорировала самые злободневные вопросы нашей редакции. Мы так не узнали, как руководство КНБ относится к задержанию восьми своих сотрудников по подозрению в пытках 24 граждан, похищенных преступной группировкой Дикого Армана. Как оно реагирует на критические материалы СМИ о произволе и безнаказанности отдельных оперативников и следователей спецслужбы? Сколько жалоб граждан и военнослужащих на противозаконные действия чекистов ежегодно поступает на телефон доверия и в управление собственной безопасности КНБ?

Сразу обращаем внимание читателей, что наши журналисты интересовались не ходом расследования уголовных дел о пытках, а самим фактом, что сотрудники органов нацбезопасности оказались палачами. Ведь раньше никогда такого не было, чтобы бойцов невидимого фронта массово задерживали за истязания гражданских лиц. По отдельности – да, но не восьмерых сотрудников сразу. К тому же по уголовному  делу, связанному с криминальным авторитетом. Поэтому очень жаль, что мы не узнали личного мнения генерала Сагимбаева о вопиющих фактах произвола в рядах КНБ.

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Председатель КНБ РК, генерал-майор Ермек Сагимбаев. Фото news.myseldon.com

Лаконичный ответ пресс-службы о том, что «данные досудебного расследования в соответствии со статьей 201 УПК РК не подлежат разглашению. Они могут быть преданы гласности только с разрешения прокурора», нас не устроил. Мы и сами знаем об этой норме УПК, поэтому не интересовались деталями ни уголовного дела о пытках, ни засекреченного уголовного дела о госизмене и коррупции экс-председателя КНБ Карима Масимова.

Нашу редакцию больше волнуют планы нынешнего руководства КНБ о реформировании спецслужбы, о котором так часто говорит в своих выступлениях президент страны по следам кровавых январских событий. Но, увы, оказывается, «информация о реорганизации структуры Комитета, подходах к организации оперативно-служебной деятельности КНБ отнесены законодательством РК к секретным и ограниченного распространения сведениям» – следовало из письма ведомственной пресс-службы. Кстати, как и профилактические мероприятия по противодействию коррупции в рядах КНБ, которые тоже вдруг стали засекреченными. Хотя в МВД, например, эти данные всегда были открытыми для СМИ.

Полностью сегодня закрыта информация о финансировании КНБ и деятельности его отдельных подразделений, поскольку они подпадают под действие статьи 14 Закона РК «О государственных секретах». Нам пояснили, что сведения, раскрывающие силы, средства, организацию разведывательной, контрразведывательной оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности имеют гриф «секретно» и «совершенно секретно».

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Здание центрального аппарата КНБ РК в Нур-Султане. Фото ainews.kz

Из письма стало ясно, что КНБ не отслеживает судьбы своих бывших сотрудников, осуждённых за различные уголовные и коррупционные преступления. Не в курсе ведомство и о том, сколько их было осуждено за последние годы и возместили ли они государству и пострадавшим гражданам материальный и моральный ущерб. Пресс-служба КНБ посоветовала нам обратиться с этими вопросами в Генпрокуратуру.

Борьба с внутренними демонами

Единственные два вопроса, на которые в спецслужбе смогли ответить, касались работы штатных психологов и служебных расследований. И то ответы за подписью начальника подразделения А. Сергазинова были очень расплывчатыми и неполными.

Так, мы спрашивали, активизирована ли в свете последних событий работа штатных офицеров-психологов КНБ для выявления «группы риска» из числа психически неуравновешенных сотрудников, склонных к суициду, депрессии и немотивированной агрессии по отношению к другим людям. Нам ответили, что штатные психологи закрытого ведомства в своей работе руководствуются Законом РК «О специальных государственных органах». Точнее, пунктом «Поступление на службу в СГО».

«Психологи проверяют всех кандидатов и новых сотрудников на нервно-эмоциональную устойчивость. Они отслеживают психологическое состояние действующих сотрудников в ходе проводимых аттестаций, специальных проверок и выдвижения в кадровый резерв. А вот психиатры подключаются, когда сотрудникам продлевают контракт», – ответил Сергазинов.  

Психологов также привлекают к служебным расследованиям, в ходе которых рассматриваются дисциплинарные проступки сотрудников органов нацбезопасности. Они выявляют причины и условия, способствовавшие совершению правонарушений, помогают устанавливать личности виновных лиц и проводят коррекционную работу в проблемных подразделениях.

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Спецназ КНБ готовится к штурму здания. Фото ummet.kz

Второй вопрос, который интересовал наших журналистов, касался уголовного преследования и служебных проверок. Оказалось, что уголовных дела против сотрудников КНБ сегодня могут возбуждать различные правоохранительные органы. Например, Агентство по противодействию коррупции, органы внутренних дел, Агентство по финансовому мониторингу и Служба специальных прокуроров. 

Уволить со службы сотрудника КНБ можно в том случае, если он использовал служебное положение в личных корыстных целях, занимался предпринимательской деятельностью или коммерческим посредничеством, получил незаконное вознаграждение за какие-либо услуги с использованием служебного положения и если суд признал его виновным в совершении какого-либо преступления. Тогда работники отдела кадров делают у себя пометку, что такой-то сотрудник был уволен по отрицательным мотивам.

Обратной дороги в спецслужбу дискредитировавшему звание сотрудника КНБ горе-офицеру нет.

Сомнительная репутация

Пока руководство КНБ хранит молчание, правозащитники тем временем не скупятся на комментарии о скандалах с чекистами. Интересно, что они спокойно отнеслись к тому факту, что бывший глава спецслужбы Масимов подозревается, помимо госизмены, в совершении ряда коррупционных преступлений. Их больше волновала история с пытками, в частности, и тема дискредитации КНБ в целом.

«Как и многие казахстанцы, я испытала шок, когда узнала, что задержанных в ходе и после январских беспорядков людей пытают комитетчики. Я-то думала поначалу, что их истязают исключительно полицейские, но потом адвокаты пояснили мне, что допросы с пристрастием ведут сотрудники КНБ, так как борьба с терроризмом – это их компетенция», – рассказывает правозащитник Бахытжан Торегожина.

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Правозащитник Бахытжан Торегожина. Фото из личного архива

По её словам, корень бед надо искать в плохом кадровом отборе и низком профессиональном уровне подготовки многих комитетчиков.

«Раньше в КГБ отбирали только лучших граждан, у кого были чистые руки, горячее сердце и холодный ум. Устроиться туда тогда было очень сложно. Сейчас гораздо проще, потому что нет былого строгого отбора. Молодёжь идёт в КНБ по большей части для того, чтобы иметь власть над другими людьми и работать на себя. Редко кто-то идёт сейчас в это ведомство по идейным соображениям», – говорит Торегожина.

Правозащитник убеждена, что настоящие следователи и оперативники никогда не опускаются до рукоприкладства, оскорблений и запугивания задержанных лиц. Недозволенные методы ведения следствия используют лишь те, кто придерживается иезуитского правила «Цель оправдывает средства». Жестоко избивать кого-то, по её мнению, могут только люди с неустойчивой психикой: 

«То, что в рядах КНБ оказались психически неуравновешенные сотрудники, я могу объяснить тем, что они могли обойти в своё время ведомственные инструкции и правила приёма при наборе на службу. Никто не контролировал их должным образом, не пресекал вовремя их выходки и не наказывал, в итоге они пустились во все тяжкие». 

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Спецназ МВД и КНБ готовится к спецоперации. Фото rbc.ru

Гражданская активистка убеждена, что коррупция опутала спецслужбу, словно спрут, и утащила её на дно. Слишком долго ответственные лица закрывали глаза на беззаконие и вольность своих подчинённых:

«Вседозволенность, безнаказанность и протекционизм комитетчиков сыграли с ними жестокую шутку. Вы же помните Рахата Алиева, который когда-то возглавлял ДКНБ Алматы? Как он расправлялся со своими оппонентами или неугодными банкирами и чем всё закончилось. Итог оказался закономерным», – продолжила Торегожина.

По словам правозащитницы, у неё в последнее время сложилось негативное отношение к имиджу КНБ, потому что его бывшее руководство оказалось замешанным в кровавых январских событиях:

«Нашим журналистам необходимо освещать процессы, связанные с бывшими сотрудниками КНБ, чтобы общественность знала, какую роль они сыграли в январской трагедии. Я считаю, что спецслужбу однозначно надо реформировать, потому что она деградировала и полностью дискредитировала себя».

Руководитель общественного фонда «Либерти» Галым Агелеуов видит причину, побудившую сотрудников правоохранительных органов мучить и истязать задержанных граждан, в вольной трактовке заявлений главы государства об участниках массовых протестов:  

«Когда президент страны заявил, что в массовых беспорядках участвовали 20 тысяч террористов, это стало своего рода руководством к действию силовиков. Они хотели любой ценой найти этих преступников, поэтому и перегнули палку при задержании подозреваемых. К сожалению, у многих людей, попавших в их жернова, практически нет шансов доказать свою невиновность». 

Правозащитник: Безнаказанность и протекционизм сыграли с КНБ злую шутку
Гражданский активист Галым Агелеуов. Фото из личного архива

По его словам, в советские времена ещё работали хоть какие-то моральные принципы КГБ. Сейчас же, говорит Агелеуов, отсутствуют все нравственные нормы и ценности, поэтому пытки повсеместны, что свидетельствует об уровне деградации всей правоохранительной системы страны:

«В январские дни пытали даже подростков, поэтому можно сказать, что наши правоохранители пробили дно. Для того чтобы избежать такого позорного явления, необходимы демократия и разделение властей. В стране должны работать законы и Конституция, а не «административный ресурс» и иерархия, прикрывающая беззаконие и репрессии против гражданского общества».

Гражданский активист предлагает ужесточить контроль над силовыми ведомствами и пересмотреть существующую систему кадрового отбора офицеров: 

«Силовые структуры должны ежегодно сдавать лидерам гражданского общества и правозащитникам экзамены по праву, начиная с выпускников военных школ, училищ и академий и заканчивая действующими сотрудниками. Те, кто успешно их сдаст, и будут работать дальше. А ещё нужно провести полноценную масштабную реформу всей правоохранительной системы страны, чтобы решить существующие в различных ведомствах проблемы и изменить мировоззрение силовиков. Когда они осознают, что за пытки придётся отвечать по всей строгости закона, тогда они прекратят эту порочную практику».

От редакции

Нам остаётся только надеяться, что рано или поздно руководство КНБ найдёт в себе силы и смелость прокомментировать скандалы вокруг своего ведомства, поскольку в противном случае его молчание только усугубит положение. Уровень доверия народа к спецслужбе может упасть до критической низкой отметки и потом будет невероятно сложно восстановить былой имидж КНБ как надёжного гаранта безопасности страны.

Поделиться: