Политолог Виктор Ковтуновский на свой странице facebook написал о том, почему спикер мажилиса Казахстана Нурлан Нигматулин очень спешно покинул страну после событий Кровавого января, а так же о том, как Токаеву не попасть в уязвимое положение, в котором сейчас находится первый президент страны Назарбаев.

Виктор Ковтуновский:

Политолог: Материальные активы Нигматулиных – лакомый кусок для строителей Второй Республики
Виктор Ковтуновский. Фото с личной страницы facebook

Роль Нурлана Нигматулина в январской попытке государственного переворота пока остаётся не проясненной. Сам по себе факт, что именно он был одним из двух легитимных претендентов на место Касым-Жомарта Токаева предполагает особое внимание к его персоне со стороны Генеральной прокуратуры. Пока следствие своего интереса к бывшему председателю мажилиса не проявляет. По крайней мере, публично.

Между тем, бегство Нигматулина из страны является очевидным признаком его вовлеченности в заговор. Это подозрение, впрочем, легко опровергнуть, заказав чартерный борт на Нур-Султан, но есть сомнения в его способности на столь самоотверженный поступок.

Как я уже писал в предыдущем обзоре, беспрепятственный отъезд Нигматулина из страны вовсе не означает, что к нему и в будущем не возникнет никаких претензий. И причина кроется не только в том, что внушительные, но сомнительные по происхождению, материальные активы семьи Нигматулиных слишком лакомый кусок для энергичных строителей «Второй Республики».

Суть вопроса гораздо серьёзнее и глубже, чем примитивное стяжательство новой бюрократии. После январской трагедии Акорда оказалась между Сциллой и Харибдой. С одной стороны – важно провести как можно более тщательное расследование событий и причин к ним приведшим, с другой стороны – вся правда о произошедшем дискредитирует не только проигравших, но и победителей. Еще не известно, кого больше.

Объективность следствия основывается на следующих факторах:

  • Суд над участниками заговора должен быть совершенно открытым. Возможны лишь некоторые закрытые заседания, касающиеся специфических вопросов деятельности спецслужб.
  • Должны быть допрошены все ближайшие родственники Назарбаева, включая самого бывшего Елбасы.
  • Должны быть допрошены все члены Совета Безопасности и руководители силовых ведомств, занимавшие свои посты в январе 2022 года.
  • Отдельно должны быть допрошены потенциальные претенденты на президентское кресло: председатель сената Маулен Ашимбаев и бывший председатель мажилиса Нурлан Нигматулин.
  • В суде должны быть озвучены подробные показания самого президента Токаева.

Казалось бы, убедительностью следствия, как всегда, можно было бы пренебречь. Я не исключаю, что именно так оно и будет. Однако это не решение проблемы в принципе. Правда, как ружье в чеховском спектакле, раньше или позже обязательно выстрелит.

Давайте вспомним самые резонансные политические дела эпохи назарбаевского правления: странная смерть журналиста Асхата Шарипжанова, «самоубийство» Заманбека Нуркадилова, казнь Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, убийство на охоте Ержана Татишева, несколько уголовных дел против Рахата Алиева… Жаңаөзен-2011, в конце концов! Вот далеко не полный перечень.

Все эти преступления до сих пор будоражат внимание казахстанской общественности. Даже незначительные изменения на властном Олимпе могут спровоцировать новое их рассмотрение. И мы, собственно, наблюдаем такие попытки уже сейчас.

Для Токаева не закрыть вопрос с Қаңтар-2022 сегодня, значит, через несколько лет оказаться в столь же уязвимом положении, в котором сейчас находится сам Нурсултан Назарбаев. Какое решение, в конце концов, примет Токаев, мы скоро узнаем.

Нигматулин пока благополучно избежал пребывания в столичном СИЗО. Но минует ли его перспектива провести остаток жизни на антресолях дубайского пентхауса?


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: