Деятельность правозащитных организаций в Казахстане находится на грани закрытия из-за давления со стороны государственных органов. Международные правозащитники заявляют о репрессиях в адрес НПО. Руководители общественных организаций и дипмиссия США специально для ORDA. высказались о сложившейся ситуации.

Ряд некоммерческих организаций на протяжении нескольких месяцев подвергается давлению со стороны налоговых органов.

Представители НПО считают решения госорганов политически мотивированными.

Технические ошибки стали причиной вынесения решений о приостановке деятельности ряда независимых НПО и наложения многомиллионных взысканий.

На сегодняшний день общая сумма штрафов, выписанных только четырем некоммерческим организациям, составляет почти пять млн тенге. Из них общественная организация «ЭХО» и «Международная правовая инициатива» оштрафованы на 400 МРП (1 166 800 тенге) каждая, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности оштрафовано на 800 МРП (2 333 600 тенге). Деятельность этих организаций приостановлена на три месяца. «Еркіндік қанаты» оштрафована на 100 МРП (277 800 тенге). По всем организациям эта сумма может достичь десятков млн тенге.

Дипломатическая миссия США в Казахстане выразила обеспокоенность в связи с массовым давлением на некоммерческие организации.          

«Миссия США в Казахстане поддерживает цели политических реформ Казахстана. Гражданское общество играет ключевую роль в каждом современном обществе».

Мы по-прежнему обеспокоены недавними попытками прекратить деятельность правозащитных и гражданских НПО из-за незначительных налоговых жалоб.

«Соединенные Штаты будут продолжать призывать Казахстан поддерживать свободное и открытое гражданское общество и позволять его участникам играть активную и значимую роль в решении важных задач, которые стоят перед казахстанским народом, независимо от того, поддерживают они политику правительства или нет», говорится в комментарии.

Мира Риттман, представитель Human Rights Watch в Центральной Азии считает, что подобные действия госорганов крайне отрицательно влияют на международный имидж Казахстана.

Политический заказ и репрессии властей: о давлении на НПО
Mihra Rittmann

«С одной стороны, правительство и президент Касым-Жомарт Токаев рекламируют политические реформы, а с другой стороны, есть необоснованные атаки со стороны налоговых органов на ведущие правозащитные организации, одну за другой».

Столь бесцеремонная попытка казахстанских властей заставить замолчать эти уважаемые правозащитные группы идет вразрез не только с международными стандартами, даже с собственными (национальными) законами, и действительно портит имидж Казахстана.

«Во-первых, репрессии властей повлекли за собой негативное освещение в СМИ. Некоторые международные партнеры Казахстана уже выразили обеспокоенность по поводу того, что происходит, например, во время диалоговой площадки правительства, что заставило власти занять оборонительную позицию».

«Когда Казахстан пытается заставить замолчать свое гражданское общество, как в данном случае, международные партнеры Казахстана, включая Европейский Союз, подписавший расширенное соглашение о партнерстве с Казахстаном и США, должны призвать власти страны уважать права человека и выполнять свои международные обязательства», заявляет представитель Human Rights Watch.

Мира Риттман разъясняет, что притеснения правозащитных групп со стороны казахстанских властей были и в прошлом.

«Власти имеют в своем распоряжении арсенал ограничительных законов, которые можно использовать против активистов и групп, не придерживающихся политики правительства. Например, в 2017 году власти злоупотребляли налоговыми проверками, действуя против трёх правозащитных групп. Также неоднократно отказывали в регистрации группе феминисток. Но что шокирует в этой последней атаке на свободу объединений в Казахстане, так это то, что сразу десятки значительных групп оказались под ударом одновременно».

«Парализовать их работу – это недальновидный и крайне репрессивный шаг», Мира Риттман

Руководители НПО о подробностях резонансной ситуации

Евгений Жовтис, руководитель Казахстанского Международного бюро по правам человека , отметил, что давление на НПО, похоже, политически мотивировано, а предпосылки были заложены еще в 2016 году, когда было изменено налоговое законодательство.

Политический заказ и репрессии властей: о давлении на НПО
Евгений Жовтис/Фото OSCE/Micky Kroell

«Тогда внесенные поправки подверглись критике, но так и были приняты. Согласно этим поправкам, необходимо отчитываться за средства, полученные из-за рубежа, если они направлены на правовую помощь, сбор, анализ и распространение информации, социологические опросы. В этом случае отчётность состоит из двух форм: когда и сколько получил и куда потратил. Это касается и НПО, и коммерческих организаций, и даже частных лиц».

«Нужно пояснить, что речь не идет об уплате налогов или налоговой отчетности. Это чисто информационная отчетность. В течение всех этих лет мы без проблем отчитывались максимально прозрачно. А это каждый квартал 200 – 500 страниц электронной отчетности. Указывали все, как есть. И у налоговых органов не было к нам каких-либо вопросов и претензий. Мы вообще относимся к налогоплательщикам с низкой степенью риска», комментирует Евгений Жовтис.

Руководитель Казахстанского Международного бюро по правам человека пояснил, что 28 ноября прошлого года от налоговых органов получено извещение о выявлении четырех расхождений в формах на несколько тысяч страниц отчетности.

«Где-то это были технические ошибки, где-то, по мнению налоговиков, неправильное заполнение. Мы особо спорить не стали, тем более никакого правонарушения не было, потому что мы ничего не утаивали и не искажали, и к 1 декабря отправили скорректированные формы, которые были приняты, находятся в налоговой базе, что позволяет налоговое законодательство».

Тем не менее 2 декабря нам прислали четыре протокола об административных правонарушениях, причем уже после того, как мы все скорректировали.

«К тому же указанные технические ошибки или неточности не относятся к грубейшим нарушениям законодательства, не имеют никакого отношения к административному правонарушению и носят характер чисто технический. В наших отчетах нет расхождений по сумме, по целевому назначению».

Тем не менее, эти технические ошибки стали причиной наложения штрафов и решения о приостановлении деятельности. Они в силу не вступили, и мы их, конечно, обжалуем.

Евгений Жовтис отмечает, что налоговые органы проверили несколько тысяч страниц отчетности на предмет наличия этих ошибок или расхождений.

«Нашли аж четыре штуки. Почему это произошло именно в ноябре? Конечно, это предстоящие выборы, события в Кыргызстане, Беларуси, история с Навальным в России».

Однозначно, это не налоговики решили приостановить нашу деятельность. Да и оснований для этого нет. Здесь явно распоряжение было дано сверху.

«Но выполнено это было совершенно неграмотно и, самое главное, бессмысленно. Сейчас одно за другим появляются заявления международных организаций. Кому это было надо в нынешних условиях, а главное, зачем?»

По мнению правозащитника, нанесен удар и по международному имиджу Казахстана.

«Организация «ЭХО», решение о приостановлении деятельности которой вынесено 15 января, является членом совета гражданского общества международной организации EITI (Инициатива прозрачности учета в добывающих отраслях промышленности). Большая Инициатива. В нее входит много стран. И Казахстан туда тоже входит. Сейчас идет процесс валидации, то есть подтверждение о выполнении своих обязательств. Одним из них является свободная работа гражданских и некоммерческих организаций. Совет EITI уже сделал заявление по поводу преследования своего члена, и валидация повисла. Страна может не пройти валидацию по этой причине. И это бьет по экономическим отношениям Казахстана в том числе».

«Кому это было надо? Соображать о последствиях надо вообще? У нас добывающая промышленность – основной сектор экономики, и участие в EITI очень важный компонент для нашей страны».

Нанесен серьезный удар по деловой репутации, экономическим отношениям, международному имиджу страны.

«Решения о приостановлении деятельности вынесены районными Управлениями государственных доходов и не вступили в силу. Далее мы обратимся в городской Департамент госдоходов, потом – в суд. Есть еще апелляционный суд. В настоящий момент около двадцати организаций попали под давление со стороны госорганов. Из них вынесены решения по трем организациям: о приостановлении деятельности, наложении штрафов. Одна организация оштрафована. Остальные ждут рассмотрения дел».

Евгений Жовтис сообщает о допущенных юридических ошибках.

«С точки зрения юридических моментов, там нарушено все, что возможно. У органов госдоходов, видимо, указания приходят сверху. 15 числа было вынесено решение о штрафе и приостановлении деятельности «ЭХО», а у нас и организации «Международная правовая инициатива» (МПИ) рассмотрения прошли 25 числа. Но что интересно, результативная часть у «ЭХО» и у нас один в один повторяется. То есть их специалисты не удосужились даже как-то изменить текст. В результате получилось комично. В результативной части «ЭХО» указано, что они являются субъектом малого предпринимательства, и к ним применим Предпринимательский кодекс. Но дело в том, что ни они, ни мы таковыми не являемся, мы – некоммерческие организации. И эта ошибка перенесена в документы остальных двух НПО. И второе, приостановить деятельность можно на три месяца, что и было сделано. «ЭХО» приостановлено на три месяца. Рассмотрение дела у них было 15 января. Соответственно приостановление у них с 15 января до 15 апреля. А у нас рассмотрение дела прошло 25 января. Но поскольку переписывать документы госорганы не удосужились, в результате мы и МПИ все остановлены до 15 апреля, как и «ЭХО», то есть на три месяца, которые тремя месяцами не являются».

Адиль Джалилов, глава Международного центра журналистики MediaNet и создатель проекта Factcheck.kz, считает, что технические ошибки не являются основанием для подобного максимально жесткого сценария со стороны Управления госдоходов.

Политический заказ и репрессии властей: о давлении на НПО
Адиль Джалилов/Facebook

«Причиной давления являются допущенные «нарушения», «заведомо ложные сведения», которые на самом деле являются просто техническими ошибками. Проще говоря, вы пишите цифру 10, а оказывается, нужно было пять+пять. Речь идет об отчетности об иностранном финансировании (грантах легальных международных организаций, членами которых, как правило, является в том числе сам Казахстан). В отчетности есть форма, куда нужно было вписывать сумму по договору, что мы и делали».

«В какой-то момент было внесено изменение. Нужно было вписывать сумму потраншево, то есть, по сути, частями. А мы продолжали в положенный срок писать общую сумму, просто используя старую форму. Вот это налоговые органы и считают жутким преступлением».

«Мы задаем им вопрос: «Ведь суммы сходятся, если их сложить». Они говорят: «да». Мы спрашиваем: «Так в чем проблема? Где тут ложность и нарушение?». Более того, как только мы получили уведомление от налоговиков, мы сразу внесли поправки, но они это не принимают».

Руководитель MediaNet подчеркивает, что речь не идет о налогах, о скрываемых данных, о недоимках в бюджет или каком-либо ущербе.

«Речь идет о сведениях, которые носят информативный характер, где все цифры были указаны точно, но нужно было, оказывается, указать их долями. Налоговые органы при этом искали, очевидно, долго и упорно, но ничего больше не нашли».

«Налоговики нас уверяют, что в их действиях нет политики, но признаются, что «списки им спустили сверху». У нас есть все основания полагать, что в таком давлении как раз есть политика», сообщает Джалилов.

Адиль Джалилов приводит некоторые факты:

  • Во-первых, данная ситуация сложилась накануне выборов.
  • Во-вторых, они могли бы ограничиться предупреждением и рекомендацией исправить цифры. Но намерены наложить штраф в пять с половиной млн и приостановить деятельность на три месяца.
  • В-третьих, под таким прессингом оказались сразу более десяти независимых организаций, в том числе правозащитных и тех, кто занимается наблюдением за выборами.
  • В-четвертых, налоговые органы не смогли объяснить, в рамках каких проверок они это выявили. Если это плановая проверка, то они должны были заранее предупредить нас. Если это так называемый камеральный контроль, то по закону они должны принять внесенные правки.
  • В-пятых, опять же согласно закону, данные «нарушения» должны рассматриваться по сроку истечения давности в два месяца, налоговики же предпочли максимально возможный период в пять лет. Я уже молчу о многочисленных допущенных ими процедурных нарушениях и игнорировании наших жалоб и ходатайств.

По мнению Джалилова, налицо предвзятость, желание найти любой повод и использовать его в максимально жестком варианте.

Я не знаю, в чью «гениальную» голову пришла идея использовать данный способ давления.

Руководитель Международного центра журналистики считает, что три месяца приостановления деятельности – это практически ликвидация.

Ни один проект, ни одна организация не сможет выжить за три месяца простоя.

Джалилов поясняет, что прямо и косвенно пострадают тысячи людей. Десятки авторов, преподавателей, экспертов останутся без работы во время пандемии, приостановится процесс обучения студентов MediaNet по всей стране.

«Наш проект Factcheck.kz рискует остаться без аудитории. Как и аудитория, которая получала важнейшую информацию, останется без ведущего ресурса по проверке фактов. Но у нас постоянно идут десятки проектов, в том числе образовательных.

Проект Factcheck.kz является частью международной сети International fact-checking network (IFCN), куда входит более ста организаций в мире, это лучшие ресурсы по проверке фактов.

«Мы являемся первым центрально-азиатским фактчекинговым проектом. Сеть, куда входит проект Factcheck.kz, номинирована на Нобелевскую премию мира. И это особый сарказм: родное государство старается нас прикрыть.

Чтобы восстановить справедливость, мы будем использовать все правовые методы, подавать жалобы и апелляции, будем судиться и обязательно привлекать международное внимание на столь грубые методы.

«Действия в отношении нас – это серьезный удар по репутации страны. И мы, конечно, понимаем, что это не инициатива районных налоговых органов. Они – лишь исполнители. В этом они признаются в частных беседах. 1 февраля ожидается решение относительно нас районного налогового управления, а 4 февраля –судебное заседание по нашей жалобе».

Особо подчеркну, что применение в отношении НПО закона об иностранном финансировании еще раз наглядно показывает всю его абсурдность.

«Он был принят вдогонку за аналогичным российским. Там уже вовсю применяется, там полстраны рискуют оказаться «иностранными агентами», включая журналистов, ученых, спорстменов».

На месте государства я бы занимался теми, кто вывозит деньги из страны, а не теми, кто их привлекает.

Павел Лобачев, директор общественной организации «ЭХО», высказал мнение, что идет политическое давление на НПО, на правозащитные организации. При этом выбрана сомнительная тактика – вольная трактовка законодательства.

Политический заказ и репрессии властей: о давлении на НПО
Павел Лобачев/Facebook

Под удар попали самые активные НПО, которые занимаются правозащитной деятельностью, наблюдают за соблюдением законности, прозрачностью выборов.

«Давление на НПО началось до выборов. И после них оно продолжается. На самом деле никаких нарушений не было. Речь идет о технических погрешностях.  Несмотря на это налагают непомерные штрафы и выносят решение о приостановке деятельности».

Казахстан хочет быть уважаемым и полноценным членом международного сообщества. Для этого необходимо выполнять ряд обязательств.

«Не только перед своим населением, но и перед международным сообществом, в том числе в плане соблюдения прав человека,  гражданских свобод и свобод деятельности правозащитных организаций. У нас все происходит с точностью до наоборот».

Президент говорит одно, а на самом деле происходит обратное. И всему миру об этом известно.

Руководитель «ЭХО» сообщает, что в Международной коалиции PWYP (Publish What You Pay), членом которой они также являются, ошарашены и крайне обеспокоены ситуацией. Представители PWYP практически сразу же сделали заявление, наряду с крупными международными организациями в том числе Human Rights Watchs, ОБСЕ.

«С такой позицией ни о каком полноправном членстве в международном сообществе речи быть не может. Казахстан несет очень сильные репутационные потери в глазах международного сообщества», – Павел Лобачев.

Поделиться: